...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

воскресенье, 27 апреля 2014 г.

14 вопросов Главному Архитектору Петербурга



Михаил ЗОЛОТОНОСОВГлавный архитектор Петербурга Олег Рыбин решил подарить мне две своих книги. И подарил. Первая книга посвящена работе Рыбина главным архитектором Нижнего Новгорода, вторая относится уже к петербургскому периоду.
             И вот на последней странице петербургского сборника Олег Рыбин написал инскрипт: «Михаилу Золотоносову! От «разведчика-нелегала» на добрую память! Рыбин О.». Надпись приятна, прежде всего, тем, что у человека есть чувство юмора.
А относилась она к моей статье в «Городе 812», где был такой финал: «Неграмотная застройка набережной Невы напротив Смольного у всех на виду, но ни КГА, ни главный архитектор Олег Рыбин, ни архитектурная корпорация даже не высказались по этому поводу. КГА и его руководство ведут себя, как нелегалы-разведчики: мы подозреваем об их существовании, но никто их не видит и не слышит».

Естественно, я воспринял подарок как дипломатический, т.е. с намеком на то, что «нелегал» хочет что-то сказать для читателей журнала. Поэтому я предложил Рыбину дать подробное интервью по многим вопросам. Сборники, которые я прочитал, нарисовали образ автора как робкого чиновника, привыкшего отделываться общими словами и обтекаемыми фразами. То, что меня интересует, я в сборниках выступлений главного архитектора не обнаружил.

И вроде бы с интервью все срасталось, но в итоге так и не срослось. Олег Рыбин так и остался «Молчалиным». Подумав, я решил опубликовать некоторые из 38 вопросов, которые я хотел задать главному архитектору Рыбину. Вопросы, на мой взгляд, актуальные, но никем из представителей исполнительной власти Петербурга не проясняемые.

1. Наши чиновники – это наша беда. Даже если в редких случаях у них есть какая-то программа, они никогда не заявляют о ней вслух, потому что это может не понравиться начальству. Спокойнее всего не высовываться, подчиняться обстоятельствам и решать текущие мелкие вопросы. А также ограничиваться бессмысленными словами: «О Санкт-Петербурге могу сказать откровенно: больше всего вдохновило то, что пригласившие меня сюда люди – настоящие патриоты, для которых жизнь города – не пустой звук, а смысл профессиональной деятельности. Мы изначально говорили о том, что надо обратить внимание на реальный город в его реально существующих на сегодня границах, заняться совершенно обычными вещами, не гнаться за эффектными проектами и лозунгами» (Из монолога О. Рыбина для журнала «Urban magazine». 2013).

В процитированном абзаце 57 слов, а конкретный смысл непонятен. Поэтому я собирался задать вопросы: кто конкретно пригласил вас в Петербург? Означает ли ваше высказывание, что до вас городом занимались непрофессионально? Что конкретно значит «обратить внимание на реальный город»? Значит ли это, что до вас КГА занимался выдуманным городом?

2. Замечание про реально существующие границы заставляет спросить: пригласившие вас некие «люди» и вы сами против намывов в Финском заливе, против проекта города «Южный», против застройки территорий, которые еще недавно были сельскохозяйственными?

Далее я хотел перейти к острым юридическим вопросам, связанным с деятельностью Комитета по градостроительству и архитектуре и статусом главного архитектора и Градостроительного совета.

3. В 2010 году после представления прокуратуры выяснилось, что виза главного архитектора не требуется на экспертизе проектов зданий, необходимой для получения разрешения на строительство? Вы будете бороться с прокуратурой и другими органами за восстановление визы главного архитектора?

До недавнего времени экспертиза проектов зданий требовала утверждения главным архитектором СПб, но вдруг оказалось, что по российскому законодательству этого не требуется, т.е. подпись главного архитектора теперь не нужна, что и выявила прокуратура, сообщившая об этом в КГА. А проходит сейчас проектная документация экспертизу в «Центре государственной экспертизы» – организации, которая входит в Госстройнадзор. При этом в самом Госстройнадзоре признались, что проверяют проект только на предмет безопасности, а архитектуру не оценивают. Т.е. не смотрят, соответствует ли фасад по облику, материалу, цвету и т.п. окружающим его зданиям.

Однако вопрос коренной: если виза главного архитектора на конкретных проектах не нужна, зачем тогда нужен городу главный архитектор? Каким образом КГА руководит  градостроительно-архитектурным процессом в Петербурге? Что контролирует?

4. Невзирая на запрет губернатора сносить здания в выходные и праздничные дни, вслед за сносом «дома Рогова», в эти зимние каникулы случилось сразу три противозаконных сноса. 31 декабря 2013 г. был снесен один из корпусов казарм лейб-гвардии Московского (Литовского) полка. 4 января 2014 г. был снесен дом причта и сестер милосердия, входивший в комплекс Елизаветинской общины сестер милосердия. 5 января 2014 г. или ранее были снесены объекты промышленной архитектуры, входившие в комплекс построек Товарищества Санкт-Петербургского Вагоностроительного завода. Вопрос: КГА давало какие-либо разрешения по этим местам для строительства?

5. КГИОП вроде бы удалось сохранить тяговую подстанцию возле цирка, не пустив туда ЛСР. КГА давал разрешения на проектирование и строительство в этом месте? У меня сложилось именно впечатление, что профессиональная деятельность КГИОПа противоречит интересам, которые отстаивает КГА. Это так?

6. Градостроительный совет при главном архитекторе. Совещательный орган с необязательными решениями. На него даже не обязательно все выносить, ваш предшественник Олег Харченко (который оставил по себе жуткую память в виде Сенной площади, «Монблана», «Финансиста» на 26-й линии и прочим объектам) так и делал, утаивая от совета  важные в градостроительном отношении проекты. Вы хотели бы, чтобы решения Градсовета были обязательными для вас и для всех?

7. В ответах журналу «Город 812» летом 2013 года вы сказали вскользь, что необходим «своего рода регламент, наподобие Архитектурно-художественного регламента Невского проспекта». Вы уже поручили разрабатывать такой документ – «Архитектурно-художественный регламент Санкт-Петербурга»? Прошло 9 месяцев. Работа идет полным ходом, я полагаю? Или 9 месяцев – это не срок?

8. Возможны ли сносы очевидных и вопиющих градостроительных ошибок? Или они навсегда? Снесите дом Цехомского на Большеохтинском пр., 9, он даже не заселен и не сдан, это многих отрезвит. «Регент-холл» П. Юшканцева на Владимирской площади. Пресловутый «Монблан». Что толку талдычить об ошибках, но ни одну не исправить радикально? За последнее время, насколько знаю я, из новостроек снесли только торговые бараки в Финском переулке.

9. Как вы полагаете, демонтаж моста между Мариинским театром и МТ-2 – это реально? Или он так и будет бессмысленно висеть до смерти Валерия Гергиева?
19 марта 2014 г. КГИОП отказался согласовывать присоединение моста от Мариинки-2 к историческому зданию. В данный момент стеклянный мост, идущий над Крюковым каналом от здания второй сцены к главной, держится только на новом здании и даже не касается исторического фасада. КГИОП отказывается его «пристыковать», поскольку при строительстве мост попал в простенок – между этажами и между окнами. И для создания прохода придется разбирать исторические стены и перекрытия. Кроме того, мост до сих пор не принят в эксплуатацию и юридически вообще не существует. При этом члены совета признали мост ошибкой и предложили его ликвидировать, предусмотрев другие варианты сообщения зданий.

10. Возьмем, к примеру, жилую застройку Красноармейских улиц – старинные Измайловские роты. Такое ощущение, что тайное общество кагуляров их приговорило к смерти. Сейчас вырывают отдельные зубы. Может быть, все сразу снести и сделать конкурс проектов на гигантский участок в центре? Другой пример – пр. Обуховской Обороны – заводы, которые не работают. Участки расхватали, они в собственности, значит, единой набережной никогда не будет? И таких районов в городе много. Какие мысли на этот счет у вас уже есть?

11. Намывы в акватории Финского залива. От них страдает экология, в воде постоянная взвесь, потому что нужна подсыпка намытых территорий. Разве у нас в Петербурге не хватает земли? А вверх по Неве нельзя?

12. Город-спутник «Южный» породит резкий рост антропологической нагрузки на исторические парки. Что, у нас такая потребность в жилье именно в этом месте?

13. И, наконец, я хотел узнать отношение О. Рыбина, «свежего человека» в Петербурге, к некоторым знаковым архитектурным и ландшафтным объектам и градостроительным решениям («Обновленный» Летний сад; МТ-2, который изругал даже вице-губернатор Оганесян, который ведал его строительством; «Невская ратуша» и радикальное разрушение стиля всего квартала;  «Новая Голландия»;  Мясокомбинат на Московском шоссе; памятники конструктивизма и т.д.). Попутно выяснить, в какой мере он готов испортить отношения с конкретными архитекторами, отстаивая интересы Петербурга, в любви к которому в интервью объяснялся. Т.е. стоит ли градозащитникам надеяться на Олега Рыбина?

14. Кого поименно из современных архитекторов, практикующих в Петербурге, вы бы выделили в качестве главных вредителей в историческом центре? Не следует ли КГА завести «черный список» архитекторов? Кого поставим в него первым? Ю. Земцова, С. Гайковича, Е. Герасимова или Н. Явейна?                

Комментариев нет:

Отправить комментарий