...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

понедельник, 28 апреля 2014 г.

Архитектурный рисунок от Гонзага до Атаянца


В заявленной теме есть две несуразицы. Первая: Художник (с большой буквы Ху) всегда и решительно беден, если не нищ - это априори, родовой признак, "черная метка флибустьера" (25/17) - не требующая аргументов. Для сомневающихся объясню по-простому - или ты собираешь в своем сознании божественный Космос в его непостижимом промысле, или изподтишка присваиваешь прибавочный продукт (есть такая штука в марксистской экономической модели, когда тот, кто на тебя работает, соглашается на меньшее, чтобы не потерять необходимое, добавляя избыточное держателю Ларька)... Иначе говоря, чтобы стать мало-мальски состоятельным человеком, придется немного обокрасть десяток-другой своих  друзей (или коллег, как Вам угодно). 

Нет вариантов, друзья мои, кроме, может, Цукерберга, на которого свалилось щастье в виде свежего продукта Facebook'а или ВКонтакта (жулик у жулика - жулик тем более есть! Павел Дуров). Иначе говоря, собрать на выставку итальянских рисунков из своего домашнего альбома - это хороший буржуазный тон. О чем Вы? Никакого искусства, это же хорошая реклама и хороший бизнес...
Второе - еще более странное. Классицизм, в том виде как это добирается до рядового любителя Росси - это картонные муляжи приличного имперского тона - содержательно ничтожны, однако хорошо оплачиваемые чутким инвестором. Богатый стиль коммерческого уклона. Большие мэтры петербургской архитектуры, кажется, снова проявляют  гибкость в чреслах. И?
Решительно не уверен, что устроителей и инициаторов означенного вернисажа действительно волнует бесподобный итальянский рисунок. Мастер Каморки


17 апреля в Инженерном корпусе Государственной Третьяковской галереи открывается выставка «Только Италия!». Впечатляющее по широте охвата, разнообразию и графическому мастерству собрание рисунков, эскизов, чертежей и набросков объединено одной общей темой – Италией. Идею подсказали главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов и руководящий партнер бюро SPEECH Сергей Чобан. С последним мы и встретились накануне открытия – Чобан возглавляет Фонд Музея архитектурного рисунка, который выступил соорганизатором выставки.
Архитектурный рисунок, Максим Атаянц


Сколько работ и из каких коллекций представлены на выставке?

В общей сложности в экспозицию вошло около 200 работ. Большое количество рисунков предоставила Третьяковская Галерея; есть работы из коллекции Фонда Музея архитектурного рисунка в Берлине, из моей личной коллекции, из коллекции семьи Щусевых. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех сотрудников «Третьяковки» –особенно директора Ирину Владимировну Лебедеву и заведующую отделом выставок Нину Глебовну Дивову: без их поддержки и активного участия «Только Италия!» не состоялась бы.
Архитектурный рисунок, Шарль-Мишель-Анж Шалль

Не могли бы вы чуть подробнее рассказать о структуре и концепции?

Выставка делится на три основных части в трех отдельных залах. Первый зал – шедевры XVIII столетия, «золотого века» архитектурной графики. Второй зал покажет развитие архитектурно-художественного рисунка в Италии и России в XIX-XXI веках. А третий – работы итальянских архитекторов и художников, которые жили и работали в России и оказали огромное влияние на развитие нашей архитектурно-художественной культуры: Пьетро ди Готтардо Гонзага, Джакомо Кваренги, Анджело Тозелли, Виченцо Бренна, Луиджи Премацци.
Архитектурный рисунок, Пьетро ди Готтардо Гонзага

А с чьими именами посетители встретятся в первых двух залах?

Мы постарались собрать все лучшее. XVIII век представлен работами ведущих западных мастеров: Гюбера Робера, Шарля-Жозефа Натуара, Шарля Персье и Пьера Франсуа Фонтена, Шарля-Луи Клериссо и Джованни Батиста Пиранези.
Начало XIX века – это Лео фон Кленце и продолжатели классической архитектурно-художественной традиции в России (Александр Брюллов, Константин Тон).
Во второй половине XIX века архитектурная графика начала фокусироваться на точности,  почти фотографической идентичности рисунка натуре: направление «Мир искусства» представляет в нашем собрании серия итальянских рисунков Александра Бенуа.
Архитектурный рисунок, Александр Бенуа
Начало XX века отмечено работами знаменитых архитекторов Ивана Фомина и Владимира Гельфрейха.
Благодаря участию в подготовке выставки наследников Щусева, мы смогли включить и несколько работ Алексея Викторовича. Причем некоторые из них экспонируются впервые!
Следующий, уже советский период истории России, представлен работами Александра Лактионова и Таира Салахова – с его выдающимися, на мой взгляд, архитектурно-художественными этюдами.
Архитектурный рисунок, Сергей Чобан
И наконец, мы решили показать работы современных российских архитекторов. Это очень важный момент: хотелось продемонстрировать, что традиция обращения к культуре и наследию Италии не прервана. Она жива и ценна – вне зависимости от того, какое стилистическое направление выбирает для себя архитектор.

То есть интерес к Италии – это общая практика, выходящая за стилистические и художественные границы?

Италия на протяжении уже нескольких столетий вдохновляет архитекторов совершенно разных направлений. Прекрасный пример – потрясающие итальянские рисунки Корбюзье: в своих работах он далеко ушел от классических форм, но основывался на впечатлениях, приобретенных в Италии.
Архитектурный рисунок, Сергей Кузнецов
Ту же мысль подтверждают рисунки представленных на выставке современных архитекторов: двое из них (Максим Атаянц и Михаил Филиппов) следуют неоклассической традиции, а еще двое (Сергей Кузнецов и я) классической стилистики не придерживаются. Архитектурные направления могут быть разными, но тяга к итальянской архитектуре и культуре, к контакту с ней – безусловно, универсальна.

Стало быть, Италия оказала на российскую культуру значительное влияние?

Так сложилось исторически и художественно, что именно Италия была точкой соприкосновения России и западной архитектурно-художественной традиции. Итальянцы строили Московский Кремль. Начиная с петровской эпохи, архитекторы и инженеры из Италии участвовали в возведении крупнейших дворцов и церквей обеих столиц. В Италию ездили все пенсионеры Российской Академии художеств – на примере здешних памятников они изучали законы архитектуры. Даже тогда, когда развитие архитектуры отошло от прямого следования классической традиции.
Точность пропорций, существование в среде, взаимодействие пространств, влияние света на материал, форму, деталь – все то, что делает архитектуру уникальной, можно познать, видя и рисуя Италию. Этот процесс познания, оказавший воздействие на творчество самых разных художников и архитекторов, – и есть тема нашей новой выставки.
Архитектурный рисунок, Михаил Филиппов

Значит, изучение классического наследия современным архитекторам по-прежнему необходимо?

Я в этом убежден. В стремлении к максимальному соответствию новейшим течениям в архитектуре в России возникла излишняя бескомпромиссность и радикальность: рисовать больше не надо, знакомиться с памятниками прошлого не надо – все можно делать на компьютере, черпая идеи из иностранных журналов и пытаясь повторить формы и приемы, которые там показаны.
Это глубоко пагубный путь. Неудивительно, что Европа – которая, собственно, создает эти формы, – по нему не идет. Российская архитектура становится вторичной, строя архитектурное образование на подражании и творческой переработке чужих идей и смыслов. И нет никаких попыток как-то качественно изменить ситуацию!
Архитектурный рисунок, Сергей Чобан
Я надеюсь, что выставка послужит неким призывом: давайте делать по-другому, давайте не копировать пропорции, а творчески изучать их, осмысливать через рисунок, впитывать основы, превращая их в свой профессиональный инструмент.

На какую аудиторию рассчитана «Только Италия!»? Не слишком ли специфична выбранная тема?

Мы сознательно не фокусировались на профессиональной аудитории. Это противоречило бы духу самой Третьяковской Галереи – как я его понимаю. Мне кажется, что выставка будет интересна не только широкому кругу любителей архитектуры, но и всем тем, кто любит Италию. И так же, как герои нашей экспозиции, на себе ощутил очарование этой страны и приобщился к ее культуре.
Архитектурный рисунок, Николай Рерих

Концепция выставки, кажется, не имеет аналогов – во всяком случае, в российской музейной истории последних лет…

Да, это уникальная концепция: так архитектурную графику еще не экспонировали.  С самого начала работы над выставкой я общался со многими ведущими кураторами и представителями крупных зарубежных музеев – и все они с восторгом отзывались о нашей теме и подходе. С одной стороны, он очень простой и логичный, а с другой – многогранный и открывающий большие возможности для подробного анализа.

Чем же ваш подход отличается от традиционного?

Обычно под архитектурной графикой подразумевают преимущественно чертежи – жанр прикладной и, что скрывать, для широкой публики довольно скучный. Наше же понимание включает и рисунки архитекторов (в том числе эскизы и наброски к проектам), и рисунки художников, запечатлевающих архитектурные объекты или фантазии.
Когда мы создавали Фонд, то сформулировали простой принцип: архитектурный рисунок – это рисунок архитектуры. Этот принцип способен объединить собой совершенно разные работы – с разной степенью проработки, разным восприятием объекта, разным графическим языком. В результате создается совершенно иной по качеству выставочный материал, несущий сильнейший эстетический и эмоциональный заряд.
Архитектурный рисунок, Михаил Врубель

Рисунки архитекторов и художников действительно так сильно отличаются между собой?

Зачастую архитекторы считают, что для профессиональной деятельности им вовсе не обязательно быть художниками. Архитекторы перестают ставить перед собой художественные задачи и использовать художественные навыки при создании архитектурного произведения. И это большая потеря для профессии. Я убежден, что разницы быть не должно.