...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

пятница, 23 января 2015 г.

Что такое новый русский сталинизм


...На мой взгляд, это, безусловно, не страсти по ГУЛАГу, это не призывы к новым массовым репрессиям. Это нечто другое. Это оскорбленность от большой социальной несправедливости, когда человек выдыхает: «Сталина на вас нет!» Чем больше в России, чем гуще в России и чем длиннее в России список миллиардеров, чем больше в России несправедливости, тем выше будут подобные рейтинги. Можно вспомнить, что, например, в начале перестройки, когда люди надеялись на реальную демократизацию жизни, на то, что возникнет настоящая справедливость, рейтинги Сталина были весьма низкими. Но в дальнейшем, когда, в том числе, под лозунгами десталинизации происходило расхищение больших кусов собственности, массовое обнищание людей, конечно, сама идея сильной страны, Ялтинских соглашений, подготовка прорыва в космос – все это стало ассоциироваться, в том числе, с тем периодом: пятилетки, индустриализация.

Поэтому вопрос здесь, конечно, не в репрессиях, которые я категорически осуждаю. Вопрос в другом, здесь есть еще момент такого русского панка: вот вам назло. Вот я сейчас посмотрел статистику. У нас 115 тысяч выпускников детских домов оказались кинуты государством. Этого, кстати, не было никогда при советской власти. То есть их просто обманули, им не дали никакую жилплощадь вопреки закону. Ни отдельный домик, ни какие-то метры в квартире. Они оказались бездомными. Это вот вдобавок к тем бомжам, которые уже есть. Конечно, все это отзывается глубочайшей оскорбленностью внутри народа.

...Просто люди устали…Люди устали и от «чужого» и от «хищника», люди устали от двойных стандартов, тех, кто призывает их все время каяться за свое историческое прошлое. Грубо говоря, да, массовые репрессии в 30-е, но при этом никто не ответил за большое количество преступлений, которые совершались, например, в 90-е под самыми благовидными призывами. Я в данном случае говорю не столько даже о «криминальной революции», как это можно называть, но, например, о первой чеченской. Вот тот самый новогодний штурм Грозного. Кто ответил за это?

Вот мы все время говорим: Сталин был не готов к войне. А вот штурм Грозного – кто из командующих понес ответственность за это, кто хоть сейчас готов покраснеть за то, что ребят гнали на убой, за то, что бы разбомблен город? Поэтому одни преступления, к сожалению, наслаиваются на другие…
Не знаю, когда придет то время, когда признав все трагические не только ошибки, но и преступления, мы поймем непрерывность нашей истории. Кроме репрессий существовал и подвиг людей, в том числе, великий подвиг в Великой Отечественной войне; и совестливость и праведность – все это было. Вот французы – они же сумели перемешать как-то свою историю, и после кровавой революции, которая у них была. И они сумели выстроить так историческую топонимику, что на одной улице у них Марат, а на другой Людовик. И вот, и ничего, и Франция празднует даже кровавые даты и продолжает жить, понимая, что это часть ее истории. Сложный вопрос. Но вопрос просто в том, чтобы отказаться от самобичевания, когда под криками, что «у вас неправильная история!» скрывается, вообще, идея такой глобальной капитуляции страны. Это неприемлемо.

Комментариев нет:

Отправить комментарий