...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

пятница, 12 декабря 2014 г.

Дворец господ Барышников в Алексино


В окрестностях города Дорогобужа Смоленской области, в селе Алескине, находится родовое гнездо дворян Барышниковых. Здесь, на берегу запруженной реки Сельни, расположен один из крупнейших памятников усадебной культуры конца XVIII начала XIX веков.
Дворец господ Барышников по праву считается одним из лучших произведений позднего классицизма на Смоленщине. Впервые Алексино мы посетили два года назад, но без любимого мною широкоугольного объектива. Данное недоразумение решено было исправить осенью этого года. Мероприятие сие увенчалось успехом не только в лице новых ракурсов, но и доступом в раннее закрытые парадные залы, которые на наш восторг сохранили подлинную роспись интерьеров.
В древности на южной окраине нынешнего Алексина располагалось село Ведроши, рядом с ним в 1500 г. состоялась битва между литовскими и московскими войсками, в результате которой Дорогобуж был присоединён к Великому княжеству Московскому. Первое упоминание самого Алексина, входившего вместе с Ведрошами в вотчину знатных землевладельцев Салтыковых, относится к 1610 году. В 1774-м Алексино было приобретено И.С. Барышниковым, правда, на имя своего покровителя графа Г.Ф. Орлова. Выходец из купеческого сословия, вяземский посадский человек Иван Сидорович Барышников разбогател на государственных подрядах, винных откупах и торговле хлебом.
Строительство же здесь усадьбы и её обустройство связано с именем его сына - Ивана Ивановича.



Иван Иванович Барышников - воспитанник рижского пансиона, член масонского общества, имел повышенный интерес к немецкой культуре и более сложные философские представления, чем положено было иметь молодому выходцу из купцов. Выйдя в 1784 г. в чине майора артиллерии в отставку и продав дом в Петербурге, Иван Иванович до конца жизни поселяется в Смоленской губернии. Будучи просвещённым человеком, тонким ценителем искусства и весьма состоятельным, для строительства усадеб в своих имениях он привлекает таких выдающихся архитекторов, как М. Казакова и Д. Жилярди. К кругу работ Казакова по стилистическим признакам может быть отнесена выше и ниже представленная Михайлоархангельская церковь 1794 года постройки, барельефы для которой выполнены, предположительно, Ф. Шубиным.

Весьма примечательным фактом и точно уж редким служит находящийся внутри храма склеп. В подполе церкви находится фамильная усыпальница рода Барышниковых. Несмотря на давнейшее разграбление, усыпальница производит сильные впечатления. Ведь до сих пор целы несколько искусно выполненных мраморных надгробий.

На торцах "саркофагов" изображён герб рода: в нижней части щита меж шестиугольных звёзд расположена серебряная шпага, в верхней части - чёрное орлиное крыло.

Надгробия для женщин были изготовлены из розового мрамора, для мужчин – из голубого. На мраморных плитах красивыми буквами оттеснены фамилии и имена Барышниковых. Нижнее принадлежит внуку основателя усадьбы Сергею Андреевичу Барышникову, в 1860-х открывшему в Мюнхене свою художественную мастерскую.
А это с красивым и необычным именем - Калерии Иосифовне Барышниковой. Её "идентифицировать", к сожалению, не удалось.

Немного из родословной Барышниковых. В 40 лет Иван Иванович женился на 16-летней барышне Елизавете Яковлевой, дочери известного московского заводчика. У них родилось 13 детей, из которых в живых осталось два сына и пять дочерей. В итоге единственным наследником становится младший сын Андрей. Избрав карьеру военного, в 1834 г. Андрей Иванович вышел в отставку в чине полковника. Много путешествуя за границей, он продолжает пополнять коллекцию художественных произведений, собранную отцом в Алексине. Его сын, Сергей Андреевич, продолжил собирательскую и хранительскую деятельность отца. В свою очередь дочь Сергея, Христина, организовала в имении вышивальную мастерскую, работы которой даже были представлены на Всероссийской кустарной выставке 1912-1913 годов.
Нижнее надгробие принадлежит Христине Герасимовне, супруге Андрея Ивановича. Могильный камушек самого Андрея лежит тут же рядом, но расколотый пополам.

Также возле церкви находится захоронение доктора медицины Гергарда Виллерса, родившегося в Ольденбурге в 1846 году. Возможно, Гергард был "придворным" врачом у Барышниковых. Известно, что вместе с сёстрами Марией и Христиной Сергеевными принимал личное участие в открытии в Алексино школы для крестьянских детей. Внутри склепа стоит ещё надгробный камень, явно перенесённый туда с кладбища, некоему Кириллу Дмитриеву Долганову, скончавшемуся ещё до отмены крепостного права в 1853 г. Камень был возвигнут его благодетелем Андреем Ивановичем Барышниковым. Интересно за какие-такие заслуги?
Рядом с Архангельской церковью, в 1847 г. Андреем Ивановичем был построен второй, уже более скромный, храм во имя святого мученика Андрея Стратилата.

Помимо церкви к работам Казакова (конец 1780-х ) в усадьбе Барышниковых могут быть отнесены Андреевская крепость, конюшня, контора и амбары. Строительство оных велось под непосредственным наблюдением крепостного архитектора Я. Жданова - ученика М.Ф. Казакова. С 1810-х гг. в создании алексинского ансамбля начинает принимать участие Д. Жилярди, который, вероятно, и проектировал главный дом-дворец. В этот период строительство в усадьбе возглавлял ученик Жилярди крепостной архитектор Д. Поляков. Определённо можно сказать, что Алексино - один из лучших и самых крупных на Смоленщине усадебных ансамблей классицизма.

Восточный фасад главного дома выходит окнами на нижний пруд, а западный смотрит на парадный двор с флигелями, конюшней и службами.

Композицию здания составляют три двухэтажных корпуса, соединённых более узкими галереями той же высоты. Над центральной частью среднего объема возвышается мезонин с глубокой арочной нишей. Строительство этого дворца велось в период 1818-1824 гг.

Чугунный балкон подъезда на фигурных колоннах, с ажурной балюстрадой и вазами относится к середине XIX века.

Отмечу, что главный дом находится под охраной и все двери заперты, однако при желании... Но без вандализма.
Итак, мы внутри и перед нами парадная лестница с коваными решётками.

Плафон над ней сохранил первоначальную гризайльную роспись.

Вестибюль, находящийся сразу за дверьми парадной лестницы.

Из прихожей второго этажа мы попадаем в танцевальный зал, расположенный в галерее между главным и южным корпусами.

Перед торцовыми стенами зала с парадными створчатыми дверьми стоят колонны.

На другом конце - аналогично, плюс между колонами стоит узкая высокая печь, подвергшаяся совсем недавно разрушению.
С печи была сбита верхняя часть, которая засвидетельствована нами ещё в прошлую поездку.

В соседней зале также находится высокая печь. И её венчание упёрли гады.

А это внутренняя лестница, ведущая в низкий цокольный этаж боковых флигелей, предназначенный для кладовых.

В среднем объёме усадебного дома располагались парадные помещения. И вот она - изюминка, неувиденная нами в первое посещение. Перед нами угловая гостиная. Судя по осыпающемуся потолку, если не предпринять меры по сохранности панно, жить росписи осталось недолго.

В цветное поле плафона вписан круг с изящными гризайлевыми росписями.

Очень мне по душе техника гризайль и такие вот неожиданные находки.
Изображения имеют греко-римскую тематику.

Следующая комната в анфиладе - "Большая гостиная" с симметричными печами по углам. Каждая из них представляет собой архитектурное сооружение с ионическими портиками, фронтонами и аттиками. К сожалению, печи покрыты таким слоем краски, что рельефный декор, покрывающий их, стал плохо различим.

Стены на уровне антаблемента печей опоясаны живописным фризом с изображениями грифонов, пальметт, листвы.

Удивительно, что роспись была не тронута новыми владельцами. Возможно, именно в этих залах располагался музей усадебного быта и педагогический техникум, открытые в усадьбе в 1920-е годы. Кстати, в Алексине в 1920–1921 гг. жил и работал школьным учителем и хранителем музея М.М. Пришвин. А может роспись уцелела в этих комнатах из-за того, что остальные помещения были повреждены в годы Великой Отечественной войны. В послевоенный период усадьба, как и остальное, восстанавливалась советскими реставраторами. Другое имение Барышниковых - Николо-Погорелое - было уничтожено полностью.



И снова великолепно исполненный рисунок в технике гризайль.

Последняя комната в анфиладе - парадная спальня. Здесь между пилонами, в одном из которых скрыта печь, поставлены тосканские колонны.

А вот, прямо в стене был обнаружен эдакий внутренний сейф XIX века. В храмах частое явление, в усадьбе увиден впервые.

Комнатка выдачи чего-то.

В центральной части дома расположена оригинальная многомаршевая лестница, ведущая в мезонин.



Потолок прорезан световым фонарём.

Во втором этаже северного объема и в галерее, примыкающей к нему, размещались жилые комнаты семьи владельца. Но в них ничего интересного не сохранилось.

А теперь перейдём к осмотру нижнего этажа. Спускаемся обратно вниз...

Помещения первого этажа, предназначенные для кухонь, кладовых и жилья прислуги, со вторым этажом связаны внутренними лестницами.

Долгие годы эти помещения занимал детский сад "Стригунок", который буквально пару лет назад приказал долго жить.

В пустых коридорах и комнатах нас повсюду встречали детские игрушки.
Ещё одна внутренняя летсница.



От детского сада сохранилось множество игрушек и детской одежды.

Хех... Пособия были у детей, видать, ещё советских годов.

Плюшевые Слоник и Собачун.

Возможно, данный зал был игровой комнатой или спальней. Он единственный выкрашен "по особому".

Домик-скворечник. Ну, хоть не скучно тут было ребятишкам.

Что ж, нагулявшись и насладившись видами парадных залов с пока ещё уцелевшей росписью, покидаем сей дворец.

Известно, что Барышниковы собрали в Алексине большую коллекцию произведений искусства и прекрасную библиотеку. В имении работала школа крепостных художников, был создан оркестр из крепостных музыкантов. Село также являлось важным экономическим центром. Здесь находилась писчебумажная фабрика, конный завод, большой плодовый сад. После 1927 г., когда сведения о последних владельцах оборвались, богатейшая библиотека поступила в Смоленский областной архив. Полотна из живописного собрания разошлись по разным музеям России, в том числе в коллекцию Смоленского музея-заповедника.

А теперь прогуляемся по территории усадьбы.
На правом берегу верхнего пруда находится интересное сооружение - "Андреевская крепость", названная по имени сына И.И. Барышникова - Андрея.

По сути "крепость" являлась скотным двором. Строилась между 1798 и 1810 гг., как писалось выше, предположительно, по проекту Казакова.



Крепость представляет собой вовсе не замкнутый круг, а участок стены с высокой башней и восемью низкими, выходящими фасадом на главный дом.



В юго-западной части усадебного ансамбля вытянулся комплекс хозяйственных построек, 1780-х годов постройки.

В 1,5 км к северу от дворца, на опушке леса, стоит небольшая часовня, нач. XX столетия. В советское время переделанная под гараж.

В 1-й пол.XIX в. Барышниковы содержали в селе школу для крестьянских детей и больницу для крестьян. Позднее школу стало содержать земство. В 1913 г. на деньги, пожертвованные последними владелицами села, сёстрами Марией и Христиной, была построена двухэтажная кирпичная школа, в которой до сих пор учатся алексинцы.

В 1914 г. на их же деньги была построенная каменная больница (на фото). Сегодня в больничном здании размещается санаторий.

При создании поста использован материал сл.сайтов:
Чудеса Смоленщины
Культурное наследие земли Смоленской

1 комментарий:

  1. Хороший текст, интересные фотографии, правда, состояние этого памятника резонирует с "Рекомендациями Мастера Каморки", помещенными ниже. Кто же казнит именно эту усадьбу?

    ОтветитьУдалить