...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

воскресенье, 23 ноября 2014 г.

Куда же смотрят городские власти?

Архитектурная критикаМихаил ЗОЛОТОНОСОВ.
Как напротив Смольного появляются стеклянные призмы.
oreshkin
    
«Город-812»http://www.online812.ru
На набережной напротив Смольного, между зданием банка «Санкт-Петербург» и Республиканской улицей, появилась стеклянная призма – это открылся еще один бизнес-центр класса А (называется Eightedges). Градостроительная ситуация на этой территории и после строительства здании банка «Санкт-Петербург» была тяжелой, а после появления стеклянной призмы стало еще тяжелее. Куда же смотрят городские власти?
Форма нового бизнес-центра получена следующим образом. Представим призму (по-гречески «распиленное», «отпиленное») с примерно квадратным основанием 20х20 метров. На этом основании возведен параллелепипед высотой с 9-этажный дом, т.е. примерно 30 метров. Затем все четыре вертикальных ребра параллелепипеда удаляются секущими плоскостями таким образом, что боковая поверхность в итоге состоит из восьми трапеций. Поставлен усеченный четырьмя плоскостями параллелепипед между Малоохтинским пр. и Малоохтинской наб. и между Республиканской ул. и осью церкви Успения пресвятой Богородицы (Малоохтинский пр., 52). И смотрится тут, скажу сразу, лишним.

Покрыто это «нечто отпиленное» зеркальным стеклом, окон не имеет. Из детства вспоминается загадка: ни окон ни дверей, полна горница людей. Тогда это был огурец, теперь – БЦ, который  называется Eightedges, т.е. «Восемь граней». Как пишут на сайте этого БЦ, постройка напоминает кристалл. У меня, честно говоря, она ассоциируется с избушкой на курьих ножках.

Как сказано на том же сайте, «бизнес-центр обладает великолепными видовыми характеристиками. Со всех этажей здания открывается прекрасный вид на Неву, Смольный собор, Свято-Троицкую Александро-Невскую Лавру, мост Александра Невского и Большеохтинский мост (мост Петра Великого)». Но это если смотреть изнутри кристалла. А если посмотреть на этот участок в целом, что мы обнаружим?

Прежде всего обнаружим, что БЦ «Восемь граней» существенно сузил угол обзора церкви Успения, во-вторых, слишком активно вмешался в панораму Малоохтинской набережной, никак зрительно не стыкуясь ни с одним из объектов, которые тут стоят: ни с церковью (архитектор Ф. Романовский, технический проект Ю. Груздева, ЛенНИИпроект, 2-я мастерская), ни с домом «Баттерфляй» высотой 45 метров на Республиканской ул., 6, по проекту архитектора Э. Кондратовича (этот дом из алчности поднят на 10 метров выше церкви, что является грубой архитектурной ошибкой), ни, наконец, с открытым в 2011 году комплексом зданий банка «Санкт-Петербург», который поставлен на месте бывшего холерного кладбища и состоит из 90-метрового гиперболического параболоида  и фланкирующих его зданий высотой 42 метра в форме параллелепипеда.

Действительно, получилось, что после 2001 года, когда была построена церковь, затем в течение 14 лет строили и строят, не глядя по сторонам. Я много раз писал, что банк, ставший архитектурной доминантой, – это грубая ошибка, что эти здания надо было сделать высотой до 30 метров, сохраняя доминантой церковь. Теперь же к старым ошибкам добавилась новая.

Новый БЦ геометрией и стилем резко противоречит сразу всему, что уже здесь стоит: функционализму «Баттерфляя» с некоторыми дурацкими украшательскими элементами, традиционной форме церкви с отдельно стоящей приземистой колокольней и даже банку. Хотя и в банке, и в новом БЦ применено сплошное остекление. Однако банк геометрически представляет собой сочетание сложной кривой поверхности центрального массива, который иначе чем чудовищным назвать невозможно, и двух параллелепипедов, стоящих по бокам. А неправильный восьмигранник (на самом деле так называть его неверно, потому что есть еще две грани – верхнее и нижнее основания) резко отличается и от поверхности второго порядка, и от обычных параллелепипедов, представляя собой пример чистой вычурности и технологического выпендрежа, с одной стороны, и не архитектуры, а дизайна, который вступил в соревнование с банком по части «высокотехнологичности» и необычности формы, с другой стороны. Это не архитектура, это дизайн, который в этом месте неуместен. Его цель – обратить на себя внимание ценой градостроительной ошибки. В частности, БЦ «Восемь граней» имеет высоту 30 метров и давит церковь не только своим агрессивным зеркальным стеклом, но и высотой тоже.

Встает, естественно, вопрос: кто автор этой архитектурной кляксы? Идея принадлежит фирме Николаса Гримшоу. Сам сэр Николас (они там все сэры) – британский архитектор, в 2004 – 2011 годах был президентом Королевской академии художеств, в общем, британский Церетели. Гримшоу возглавляет основанную им в 1980 г. фирму, в которой работают 325 человек, разбросанных по всему миру. Проектируют они в основном то, что кратко можно назвать «стекляшками», но гигантскими. Стеклянная мегаломания – их хобби и доминирующий стиль. Выглядит продукция на их сайте, на мой взгляд, как чисто дизайнерские решения – самое обычное художественное конструирование оболочек из металлических каркасов и стекла. Студия Гримшоу в Лондоне, как говорят очевидцы, «футуристическая», кабинет его прозрачен, как аквариум… В общем, везде стекло, как в том далеком будущем, которое Маяковский изобразил в последнем действии комедии «Клоп».

Предполагаю, что на место будущего архитектурного преступления – на Малоохтинскую набережную – фирма из Лондона не выезжала. К слову сказать, идея параллелепипеда с отсеченными вертикальными ребрами только что была использована в проекте новой башни Всемирного торгового центра 1 WTC высотой 541 метр, которая поставлена на месте разрушенных 11 сентября 2001 года башен-близнецов. В общем, идея б/у.

Но фирма сэра Николаса Гримшоу только подала порочную идею. А воплощали ее уже наши ребята и девчата – ЗАО «Сигни Груп», главный архитектор проекта Ирина Родионова, руководитель проекта Павел Шумилов. Естественно, я позвонил в ЗАО, чтобы узнать у Родионовой, имеет ли она архитектурное образование, если да, то где училась, какие оценки получала, что думает она о том месте, куда поставила свою четырежды усеченную призму… Однако выяснилось, что Родионовой уже нет – родив этот проект, она пошла в декретный отпуск рожать ребенка. Дело хорошее, надеюсь, что ребенок у Родионовой получится удачнее, у нас в России все, что делают не руками, выходит хорошо. Но я все же попытался поговорить с тем, кто вроде бы ее заменяет, – Сергеем Аминовым, но он от разговора уклонился, сославшись на сильнейшую занятость. Доступным оказался только руководитель проекта сэр Павел Шумилов. У него я и спросил для начала: сэр, а какова высота здания? – А я не знаю, говорит мне руководитель проекта. Неплохо, правда? Я спрашиваю тогда: Павел Евгеньевич, а у вас есть архитектурное образование? – Нет, говорит он спокойно. – Ну а кто вы? – Руководитель.

Вас здесь не стояло!

Я продолжил выяснять, как же все-таки случилось, что прямо перед церковью Успения, на самой набережной в панораму врезали этот параллелепипед с отсеченными вертикальными ребрами. И с помощью архитектора Сергея Чобана, откликнувшегося на мою просьбу и подробно разъяснившего ситуацию в ее исторической развертке, обнаружилось следующее.

Изначальный мастер-план большого участка между Малоохтинской наб. и Новочеркасским пр. сделали Евгений Герасимов и Сергей Чобан. План предусмотрел застройку «Нового города» (Новочеркасский пр., 33), здание банка, состоящее из трех корпусов, и внутреннюю улицу, по которой можно пройти с Новочеркасского пр. прямо к банку и набережной.

Далее процитирую Сергея Чобана: «Мы предложили соединить пешеходный уровень внутри «Нового города» с площадью вокруг здания банка. Скоординировать желания разных заказчиков было трудно, но удалось. В результате получилась новая пешеходная ось от Новочеркасского пр., спускающаяся по широкой лестнице к набережной; в ось входит запроектированный пешеходный мост над проезжей частью набережной. Вдоль пешеходной оси предусмотрены два разновысоких объема мягкой аэродинамической формы в плане (что оптимально для высоких зданий в Петербурге с его ветрами; кстати, поэтому на площади у банка не возникает усиления или неприятного завихрения ветра – проблемы всех высотных комплексов, включая и Москва-Сити). Во втором объеме будут квартиры, и он будет облицован высококачественной керамикой теплых светлых тонов, так что объем жилого дома и банка будут облегчать друг друга, работая на контрасте и отражаясь в фасаде банка. Фланкирующий корпус – той же высоты, что и два боковых корпуса банка, подчеркивает фланг оси. Пешеходы, двигаясь по оси, огибают жилое здание и здание банка, как вода два острова. Параболическая линия силуэта банка к воде (стальной нос корабля) в отличие от задней отвесной линии должна подчеркнуть обращенность главной доминанты в сторону реки – основная петербургская тема, но решенная средствами современной архитектуры».

Чобан упомянул «два разновысоких объема мягкой аэродинамической формы в плане». Это, во-первых, гиперболический параболоид банка высотой 90 метров – доминанта комплекса, во-вторых, стоящая позади него жилая башня – цилиндр высотой 50 метров, направляющей которого является эллипс. Башня стоит  – если идти от набережной – позади гиперболического параболоида. Рядом с ней – фланкирующий корпус, поставленный перпендикулярно набережной, тоже жилое здание, высота 42 метра.

Однако это еще не весь замысел Герасимова и Чобана. Продолжаю цитировать Чобана: «Из задуманного мастер-плана, который был представлен на конкурс и выбран, были выделены три – по количеству участвовавших заказчиков – объекта строительства.
1. Два жилых здания как завершение «Нового города» – они почти готовы.
2. Здание банка и два фланкирующих его объема.
3. Передняя линия застройки, состоящая из пяти более низких, в основном каменных зданий подчеркнуто спокойной формы. Четыре из них пока (заказчик, другой, не банк) не реализованы, а предполагались апартаменты и офисы. Одно здание – по набережной слева от оси на церковь – реализовано, но, к сожалению, грубо скульптурной формы и с плохими деталями, а не простой прямоугольной формы. Это произошло без нашего участия и уродует замысел, т.к. мы хотели, чтобы только два центральных здания-острова были свободной формы в плане, а в силуэте – только доминанта банка была бы сложной формы. Кстати, видно, что мы очень старались, чтобы в мастер-плане были представлены здания разной функции: офисы, жилье, апартаменты, на 1-м этаже общественные функции вдоль пешеходной оси (банковские филиалы, магазины, кафе, фитнес), чтобы не получился монофункциональный квартал».

Итак, согласно мастер-плану, предполагалась еще передняя линия застройки – пять зданий вдоль фронта набережной высотой 39 метров. По замыслу архитекторов, эти здания, которые ниже банка-доминанты в 2,3 раза, давали спокойный фронт, к тому же не стеклянный, а в основном каменный. Эта «стенка» должна была несколько ослабить зрительный удар параболоида, который, как и церковь, в проекте был виден только в разрыве между зданиями. А здания, которые фланкируют параболоид, не были бы видны вообще. Безусловно, такой проект не устраняет главного порока – 90-метровой доминанты, которая здесь, на набережной Невы, неуместна и нужна была заказчику только как технологический экзот, да и церковь видна только если стоять на ее оси, но все же передний фронт застройки «успокаивал» бы нечеловеческих размеров параболоид, сжимая его по флангам. Не то что стало бы хорошо, но чуть лучше, чем получилось без зданий передней линии.

Пока четыре здания не строят, а пятое, то, что ближе к Республиканской ул. и слева от оси церкви, оказалось не «успокоительным», а наоборот, возбуждающим и провокативным. Что тоже было сделано совершенно сознательно. Чобан назвал его объектом «скульптурной формы» – он имел в виду, что это не архитектура.

Оргвыводы

Итак, что мы имеем? Вместо спокойной формы каменного здания по адресу: Малоохтинский пр., 45а, мы имеем появившийся здесь вопреки мастер-плану «кристалл», дизайн-объект, который ухудшил и без того тяжелую градостроительную ситуацию. Если бы речь шла о бескрайних степях Купчина или Девяткина, то и черт с ним. Но это же набережная прямо напротив Смольного! И эти зеркальные грани перекликаются теперь с Растрелли, который должен отражаться в кривом зеркале петербургского архитектурного бардака.

Ясно, что подобный бардак – прямой результат отказа от выполнения утвержденного мастер-плана и комплексности застройки, когда куски одного участка продают разным заказчикам, те, возможно, куски своих кусков переуступают еще кому-то, а городские инстанции контроля вообще не вмешиваются и за тем, что кому ушло, что и где строят, не следят. Ни главный архитектор Рыбин, ни главный художник Петров, ни вице-губернатор Оганесян. Они сделали вид, что их застройка набережной напротив Смольного не касается. Но что их тогда касается?

Самый интересный сейчас вопрос: а кто утвердил проект «Восьми граней», кто санкционировал нарушение утвержденного мастер-плана? Или, может быть, «Восемь граней» построили вообще без разрешения?

Я нашел только один документ, относящийся к дому 45а. Это распоряжение КУГИ от 11 июля 2005 г. № 896-рз «Об условиях приватизации объекта нежилого фонда одновременно с отчуждением покупателю земельного участка по адресу: СПб, Малоохтинский пр., д. 45, лит. А». Некий домик площадью 537,5 кв. м  и участок площадью 2550 кв. м выставлялись на продажу. Больше никаких документов, касающихся этого места, в базе «Консультант плюс» нет.

Ольга ПОНОМАРЕВА, вице-президент ГК Leorsa, инвестор бизнес-центра Eightedges.
– В 2007 году архитекторы Чобан и Герасимова подготовили мастер-план участка между Малоохтинской наб. и Новочеркасским пр. Предлагал ли кто-нибудь застройщику ознакомиться с этим мастер-планом и реализовывать проект в соответствии с ним?
– Да, мы знакомы с этим мастер-планом.
– В правовых базах мы, к сожалению, обнаружили только один документ, связанный с участком на Малоохтинском пр., д. 45а. Какими документами был утвержден проект здания бизнес-центра? Получали ли вы согласование проекта здания в Комитете по градостроительству и архитектуре?
– С апреля 2014 года здание введено в эксплуатацию, а с июня 2014-го у бизнес-центра есть свидетельство о собственности. Поэтому, конечно, ранее были получены все требуемые законодательством согласования.
Досье
В 2005-м участок на Малоохтинском пр. площадью 2500 кв. метров с нежилой постройкой был продан на торгах Фонда имущества предпринимателю Аркадию Столпнеру, владельцу сети медицинских клиник. ГК Leorsa перекупила проект в 2008-м. К этому моменту, сообщили нам в ГК Leorsa, на площадке уже началось строительство здания общей площадью примерно 15 000 кв. м.
Текущие работы были приостановлены, началось перепроектирование в сооответствии с новыми требованиями заказчика – бизнес-центра класса А. В результате по данным ГК Leorsa, был согласован объект размером 19 545 кв. м, полезное пространство увеличилось на 30% – до 13 200 кв. метров. Количество машиномест возросло вдвое – до 117                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       (в четырехуровневом встроенном паркинге), видовые офисы занимают восемь этажей, на четвертом этаже также предусмотрен панорамный ресторан.
Бизнес-центр Eightedges изначально готовится к продаже западному инвестиционному фонду. Поэтому для работы над проектом были приглашены специалисты лондонского архитектурного бюро Николаса Гримшоу. В Петербурге это бюро известно архитектурной концепцией  нового терминала  «Пулкова».                     
Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий