...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

пятница, 21 февраля 2014 г.

ЗиЛ, останки советского автомобильного гиганта

В то самое время, как в Петербурге, в Ленобласти строится и запускается, да никак не может запуститься чудесный Ё-Мобиль, в Москве прекращает существование и переводится в статус жилой территории огромный участок исторического автозавода ЗиЛ (АМО). Понятно, земля в Москве дорогая. У автомобилистов, даже таких заслуженных - нет  никаких шансов. Мастер Каморки


Time: 10:51 am
АМО ЗИЛ, старейшее автопредприятие России, сегодня переживает худшие времена в своей истории. Это самый большой по площади московский завод, и его территория вызывает неослабевающий интерес у городских властей и застройщиков. В прошлом году Собянин сообщил, что вместо завода здесь будет очередной элитный жилой район. Большинство цехов в настоящее время ликвидируется и готовится к сносу.
В этой записи показан один из самых маленьких цехов... ЗиЛ был настолько грандиозен, что только в этом сравнительно небольшом цеху - пять этажей, два лифта, собственная электроподстанция, актовый зал, профком, две бани. Давайте осматривать всё это хозяйство.
1. Перебравшись за периметр, мы сразу поднялись на недостроенный цех. Отсюда открылась панорама завода. Справа стоят заброшенные цеха. Слева, за окружной железной дорогой, ЗиЛ продолжается, и тянется ещё далеко-далеко.

Зайдя через гостеприимно распахнутые ворота, мы оценили масштабы производства.

5. А теперь времени было сказано «Стой!».

6. За дверью обнаруживаем шиномонтажную мастерскую. До сих пор повсюду разбросаны маленькие покрышки. Кстати, делали здесь же - позже мы нашли целые штабеля резиновых заготовок и боксы, забитые под завязку готовыми шинами.
9. Идём дальше, не переставая поражаться площадям цехов.

10. Находим сувениры: литой корпус игрушечной машинки, жестяной самолётик и номер - внутренний, ЗиЛовский.

11. Тихо пробираемся дальше по первому этажу.

12. Дальше находился участок подзарядки аккумуляторов.

13. Рядом - отсек для вентиляции.

20. Одновременно он поражал и своей несовременностью.

22. Поднявшись на второй этаж, гуляем по небольшим и уютным отделам: обмоточному и электромонтажному.

25. Сверлильный агрегат.

27. Для работников был аппарат с газированной водой. На стекле - «нацарапка» времён прошлой Олимпиады.

30. Заглянули на склад, посмотрели множество шкафов для запчастей, сейчас абсолютно пустых.

32. Так как аккумуляторы здесь делали свинцово-кислотные, при цехе была небольшая химическая лаборатория.

37. Стандартные советские весы.

38. В шкафу бросили множество химикатов, солей, кислот...

42. Из окна открывается вид на крышу цеха.

46. А вот сауна для руководства... А ещё рядом были помещения для психологической разгрузки и употребления алкогольных напитков.

47. Раз уж речь зашла о начальстве, переместимся в административную часть.
48. Коридоры украшены многочисленными плакатами. Вот этот висит у отдела по охране труда.

49. Настоящий раритет для ценителей - схема метро 1996-1998 годов.

50. Правительственные лимузины - когда-то гордость завода.

51. А теперь лишь высохшие растения.

50. Время застыло.

53. В инженерном отделе навсегда замерла линейка кульмана.

56. К сожалению, люди, смотрящие на нас с этих старых фотографий, никогда не вернутся на свой завод. В построенном на его месте микрорайоне они также вряд ли будут жить.