...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

суббота, 25 января 2014 г.

Заброшенные храмы в окрестностях Тотьмы


Когда дьякон Кураев отмечает, что темпы нынешнего православного строительства составляют примерно три новые храма в день - хотелось бы кое-что уточнить. Три современные церкви из гипса и евро-картона.
Взамен пусть одного, но настоящего памятника архитектуры, перешедшего в состояние безвозвратно утерянной руины.  
Мастер Каморки

...В данном отчёте я расскажу о четырёх, пребывающих в забвении, храмах Тотемского района. Почти все они отличаются своим монументализмом и многообъёмостью. Внешнее убранство их выполнено в знаменитом стиле "тотемского барокко", а в некоторых даже сохранилась храмовая живопись.
Первым в пункте посещения церквей  в прошлом Тотемского уезда стоял Нутренский улусец. Термин "улус", или "улусец", пришёл в русский язык после монголо-татарского нашествия из языка татар, где имел значение "селение""становище". На Руси он обрёл несколько иную интерпретацию: "вотчина", а позже - "часть крупной волости".
На границе деревень Большая и Никольская вдоль речки Нутренки возвышается, словно небольшая крепость, Никольский храм.

Уже за многие десятки километров от Тотьмы появляются церкви с декором в духе "тотемского барокко". Здесь на месте обветшалого деревянного храма, упоминаемого в 1623-1625 годах, строится новый каменный: сначала первый этаж - построен в 1795 году; второй надстроен в течении следующих трёх лет. А ещё спустя три года пристроена колокольня, в 1892 году перестроенная в формах эклектики.
Пробираемся в заранее отогнутую решётку окна на первый этаж, в советские годы используемый для мастерских и склада.

"Кирпичная волна" - обрушившаяся часть двухэтажной трапезной.

Огромного труда стоило нам с Катей взобраться на второй этаж, где ещё снизу мы заприметили сохранившуюся роспись.
Верхний храм имеет в высоту ещё "два света". От этого пространственные объёмы поражают.

Фрагментарно тут уцелела неплохого уровня живопись, местами, правда, изрядно подпорченная вандалами.

Центральную часть занимает большущих размеров картина "Умовение ногъ".

В простенках изображения святых: "С. Проррокъ Iлiа" (орфография везде сохранена)

Здесь ещё много "картин", но освещение не способствовало качественной съёмке, да и уровень исполнения не столь высок, дабы уделять живописи детальное внимание. Поэтому насмотревшись и впечатлившись, спускаемся обратно вниз по скольким обледенелым брёвнам...

Покидаем Большедворье и едем в направлении Тотьмы. Через некоторое время заворачиваем в Царёво.

Царёвская волость находилась в самом центре Тотемского уезда. Здесь с 1619 по 1722 года существовало 56 деревень и починков и числилась деревянная Воскресенская церковь. Новая уже кирпичная была заложена в 1779, а службы начались спустя 9 лет. В 1794 году начата постройка верхнего храма, оконченная в 1811. Опять же, перед нами здоровенный двухэтажный монументальный храм.

Здешнее, вот, декоративное убранство выполнено в стиле классицизма. В ромбовидных нишах - лепные фигуры херувимов.


Внутри интерьер утрачен полностью. Лишь в своде нижнего храма сохранилась лепная рама.

Немножко краеведения: Царёва - одно из самых необычных названий рек Тотемского края. По облику название очень похоже на русский топоним в смысле "Река, принадлежащая царю", хотя исторически это ничем не подтверждается. Более того, в документах XVI века название неоднократно встречается в форме "Тсарева", которая указывает на более раннюю форму - Сарева. Основа этого восстановленного топонима находит объяснение в вепсском "сара", лопарском "суорр" - "разветвление, ветка, рассоха, река с двумя истоками". И действительно, река Царёва начинается от слияния двух больших рек Тафта и Вожбал. Как видим, и здесь сохранились дославянские названия рек и местности.
Следующим пунктом была Тотьма и церковь в Варницах. Тотьму "опускаем" и ненадолго задерживаемся возле Воскресенской церкви. Она не в пример предыдущим менее габаритна, но более изящна. Построена в 1775 году, но как и все храмы позже обновлялась.

Существительное варница в древнее время обозначало заведение, в котором на огромных сковородах (цренах) вываривалась соль. Деревня находилась в непосредственной близости от варниц  Тотемского соляного промысла. В середине XIX века это селение называлось Тотемским солеваренным заводом при реках Ковде, Ляпунке и Солонухе, 72 двора. Слово завод в тот период выступало в значении "предприятие и селение при нём". Название  Варницы  стало официальным не ранее второй половины XIX века.

Храм заколочен и вряд ли внутри осталось что-либо интересное. Поэтому, задержавшись здесь не более пяти минут, мы направляемся на Вожбал. Согласно научным исследованиям, первые жители тотемской земли относились к финно-угорским племенам. Позже происходила интенсивная колонизация этих земель выходцами из новгородского края. Первыми шли легендарные ушкуйники – полукупцы-полуразбойни. Вожбал ещё одно дославянское название реки и местности. В марийском языке "важ" означает "корень, основание чего-либо", в языке коми "вож" -"ответвление, отросток, ветвь, приток". Но формант "бал" недвусмысленно говорит о мерянском (племя финн-угорского народа) происхождении топонима. В языке мери "бал" означало "поселение, деревня на реке".

Вожбал – так называется река и местность, "гнездо"/"куст" деревень, расположенных на правом и левом берегу реки. В XVII -XVIII веках здесь насчитывалось более двух десятков деревень. Самый высокий вожбальский холм – это Ращение: "Во второй половине XIX века на Ращенье собирались тысячи людей со всей Вожбальской округи, с Сондуги, Кулоя, Слободы, Царевы на Ивановские игрища (7 июля)...".
Благовещенская церковь на Вожбале стоит на возвышенности, посреди небольших деревень и полей. Её архитектура являет собой один из лучших образцов школы стиля "тотемского барокко". Однако, из-за строительных лесов рассмотреть боковые фасады не представляется возможным. При приближении храм значительно вырастает в размерах: высотою в "три" этажа с трёхъярусной главой.

Один из внешних порталов. В верхний храм вела лестница, ныне утраченная.

В первой части нижнего храма сохранилось всего пару фрагментов росписи, весьма плачевной сохранности.
Всю нижнюю часть делит стена с ещё одним входом-порталом. Проходим сквозь него во вторую половину.

Здесь так же пустовато, но сохранность росписи чуть лучше. Качество исполнения у неё, правда, совсем невысокое.

И вот мы на втором этаже. Здесь также объёмы завораживают и заставляют почувствовать себя крошечным человечком.

Проходим в алтарную не менее просторную часть.

На сводах, как видим, немножко уцелело.
Нижний храм был выстроен ещё в 1736 году. Спустя три десятилетия был возведён верхний. А спустя сто лет храмы снова обновлялись. Стоит отметить, что Вожбальский приход на 1868 год составлял 2742 человека. Строительство верхнего храма было устроено купцами Пановыми и имело свою историю. К середине XVIII века три брата Афанасий, Григорий и Пётр Алексеевичи Пановы из сословия черносошных крестьян «переведены и записаны по силе … указа 1750 году Генваря 13 дня Главного Магистрата в Тотемское купечество». В 1758 году братья начинают предпринимательскую деятельность на Дальнем Востоке и в Северной Америке, которая в те времена принадлежала
Российской Империи. В общей сложности они снарядили 11 экспедиций на Алеутские острова и Аляску. За заслуги да за щедрое пополнение государевой казны получили купцы Пановы от самой Екатерины II золотые медали и земли на Вожбале (отошла им деревня Пантелеевская).

К сожалению, живопсиь достаточно сильно испрочена надписями типа "Здесь был Вася..."

На этом наше посещение и исследование тотемских храмов в тот день подошло к концу.
В создании поста использован материал А.В. Кузнецова