ССЫЛКИ

...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2020/12/25

Приличная архитектура и люди с золотыми зубами

«Архитектура, прежде всего, должна быть приличной» — Максим Атаянц 
Архитекторы - тоже люди, и также склонны к борьбе за все хорошее против всего плохого. Серьезно полагая, что плохие вещи делают только плохие люди. 
Мастер Каморки 

Н
е надо паразитировать на ценности старого. Архитектурное и градостроительное развитие Петербурга в очень малой степени зависит от воли и желания отдельных личностей. Если мы выходим на какой-то социальный простор и говорим о целостном градостроительном явлении, оно будет жестко связано с характером общества.
Архитектура – довольно безжалостный слепок настоящего, и мы мало чем можем на нее влиять, но можем говорить о том, какой бы хотели ее видеть.
Важно понимать, что в развитии общества бывают такие периоды, когда оно не в состоянии произвести ничего хорошего в сравнении с каким-либо другим временем. То, что сегодня есть в архитектурном мышлении, в сравнении с ситуацией конца XIX или начала XX века будет выглядеть дрянью. И, к сожалению, это объективная реальность
Новая архитектура в центре – максимально тактично и незаметно
Прежде всего, мы должны исходить из очень высокой ценности того, что уже существует в Петербурге, стараться с огромной бережностью относиться к центру города, как можно меньше здесь строить что-то заметное. Есть огромное количество зданий, которые необходимо реконструировать. Новое же строительство в историческом центре возможно только в виде исключительно тактичных, незаметных вставок в историческую ткань там, где этого невозможно избежать. Причем, это уже было сделано в 1945-1950 годы, когда восполнялись лакуны и вместо взорванных и уничтоженных домов строились новые. Была проведена колоссальная и очень тактичная работа по сохранению центра, и сейчас мы проходим мимо этих зданий, не замечая того, что построены они менее века назад.
Когда я говорю о том, что центр надо оставить в покое, надо понимать, что это очень деятельная вещь. Ведь для того, чтобы город выглядел так, будто его никто не трогает, нужна ежедневная, тяжелая работа по реконструкции, по изменению «начинки» домов.
Давайте представим, что наш исторический центр – это то, что мы, открыв рот, показываем дантисту в стоматологической клинике. Он очень внимательно смотрит: вот это выдрать надо, потому что уже вылечить нельзя, а вот это будем лечить. Основной приоритет – идеальный, здоровый вид рта, незаметность работы. В центре, мне кажется, именно так и надо поступать – чтобы уже лет через пять люди не помнили, что там было построено что-то новое. Причем, для этого необязательно копировать классику, достаточно, чтобы новое не диссонировало с существующей застройкой. А то это будет выглядеть как когда-то «престижные» золотые зубы.
В целом нужно стараться не паразитировать на ценности старого, а стараться развивать новое отдельными кластерами на периферии.
Исторический центр погубит… инсоляция
Инвесторам и девелоперам в центре Петербурга работать очень тяжело, и надо невероятно изгаляться, чтобы соблюсти рентабельность. Именно из-за этого возникает порицаемое, в том числе мною, желание надстроить три или четыре этажа. История с надстройкой этажей в Петербурге традиционна. Даже на Невском проспекте есть не меньше десятка домов, которые из трехэтажных превращены, скажем, в пятиэтажные, но мы этого не замечаем. Гораздо хуже, когда для формального сохранения фасада здания строится мансарда.

Да, фасад сохранен, но градостроительную ситуацию такой дом вокруг себя уродует полностью. Вообще, это довольно тонкий момент, ведь и тут можно работать тактично. Опять же, в послевоенные годы, например, между Садовой и Мойкой дома надстраивались в логике нижних этажей, и получилось естественно, глаз не цепляет.
Самое плохое из ныне существующего – это нормы, по которым мы все работаем. Законодательство предписывает нормы санитарные, нормы обеспеченности детскими площадками, парковками, плоскостными спортивным сооружениями… Но нормы – не божественные заветы. Любой комплекс таких нормативов – это всегда дитя своего времени и определенной идеологии. Сейчас мы пользуемся системой времен развитого социализма, в принципе не рассчитанной на исторические районы. С этими нормами застройщики мучаются, даже когда ставят новый дом в чистом поле, потому что если обеспечить все нормативы по зеленым насаждениям, количеству бассейнов и стадионов, то люди просто не смогут купить такое жилье. А ведь это все еще нужно не только построить, но и эксплуатировать, и кто-то должен за это платить. В нашем случае – покупатель жилья.

В центре же с нормативами складывается и вовсе потрясающе абсурдная ситуация. Представляете, сколько может стоить квартира в доме, расположенном, скажем, на Дворцовой площади с видом на Неву и Петропавловскую крепость? А вы понимаете, что она будет выходить всеми окнами на север, то есть не будет инсолироваться? То есть такая квартира не может быть признана жилым помещениям согласно нормативам.
Я с этим столкнулся в 2013-2014 годах, когда для членов Верховного суда предполагалось подобрать уже существующие дома на Петроградской стороне с условием их реконструкции. Мы проанализировали порядка 30 адресов. Оказалось, что эти дома – причем, обитаемые и неплохого качества – после того, как будут поставлены на реконструкцию, становятся на 85-90% нежилыми.
Даже если инвестор хочет построить что-то на «пустом месте» между двумя брандмауэрами, приходится иногда искривлять фасад так, что он становится неестественным, придумывать какие-то дыры, чтобы обеспечить инсоляцию и соответствовать нормативам. То есть, надо понимать, что отдельные нормативные требования к центру применять нельзя, и пока ситуация не изменится, исторический центр будет либо уродоваться, либо загнивать. И уродуют его не потому, что архитекторы кретины, а потому что нужно выполнять нормативы.“

Нужно создать приемлемую для работы инвесторов нормативно-правовую базу, как следует определив предмет охраны и стараясь направить инвесторов в большей степени на реконструкцию существующих домов.
Давайте ставить эксперименты на спутниках
Все новое нужно пробовать в самодостаточных городах-спутниках со своими центрами, каким является, к примеру, Пушкин. Что-то подобное пытаются сейчас делать из Шушар и на намывных территориях Васильевского острова. Другое дело, что получается плохо и тошно.
Еще можно работать в зонах, где действительно нехорошо, например, «серый пояс», которым нам прожужжали все уши – эдакая промежуточная зона между Петербургом и Ленинградом.
При этом развивать новые районы необходимо. Для любого человека его «нулевая координата» – в районе его квартиры, неважно, получил он ее, купил или снимает. Чтобы комфортно отождествлять себя с миром, необходима иерархически сложно организованная жилая среда. Если же окружающий мир предельно отвратителен и хочется, зажмурившись, пробежать свой подъезд, добежать до метро и оказаться уже после этого в каком-то хорошем месте – это не жилая среда.

Проблема в том, что убогую, нищую архитектуру легче замаскировать под модернизм, чем под классику. Чаще всего это никакой не модернизм и не современная архитектура, а просто дрянь. Хороший минималистичный проект стоит гигантских денег. Только представьте, какого качества должны быть работы по бетону, чтобы можно было оставить где-то грубую открытую бетонную поверхность? Конечно, у нас такого не будет – будет везде минеральная вата, керамогранит с блестящими заклепочками, там ветер будет дуть и синички селиться. Это очень трудно изменить и, даже, думаю, никак. Общество движется туда, куда ему хочется, и влиять на это очень тяжело.“
Рецепт для новых районов: иерархичность среды
Чтобы все-таки что-то менялось, начинать нужно с градостроительства, которое, кстати, тоже сфера искусства. За двадцатый век очень хорошо научились решать крупные проблемы. При планировании города работают географы, социальные географы, определяются транспортные потоки, получается общая картина города «в идеале». Но для жилых домов в этой идеальной картине остаются только пятна. А в таком масштабе уже никакой географ или социолог не поможет. Архитектору остается строить только отдельные дома.
Между тем, жилая среда должна быть построена иерархически – то есть по шкале от частного к общественному. Даже в пределах одной квартиры существует деление на совершенно приватную зону – например, спальню – и зону для гостей, роль которой в однокомнатной квартире выполняет, скажем, кухня. Когда мы выходим из квартиры, мы уже делим лестнично-лифтовой узел с небольшим количеством соседей, но, когда мы открываем дверь парадной, мы сразу попадаем в пространство, где в современной застройке свистит ветер, шумят машины и люди, и непонятно – улица это или двор, потому что они не отличаются друг от друга. В итоге получается очень большой разрыв в ступенях от совершенно частного к совершенно общественному.

В идеале нужно, чтобы двор отличался от улицы, а жилая улица отличалась от торговой улицы, и чтобы была площадь, сквер, парк, отдельно рыночная и административная площади. Среда должна быть разнообразной не только по функциям, но и визуально, чтобы при движении по этой территории человек мог получать достаточно пищи для глаз и эмоций, чтобы среда давала ему сценарий, в котором он может переживать разные чувства. И совершенно неважно, какими архитектурными или стилистическими способами это будет достигнуто.
Это невозможно, когда архитектура – плохая, когда идет механическое повторение «дырочек»-окон, как в панельном доме. Несколько лет назад у нас была мода – добавлять цветные пятна на дома в попытке придать им какое-то хаотичное разнообразие. Это бессмысленно, потому что не дает упорядоченной сложности, это просто пестрота, которая раздражает. Нужна качественная нормальная архитектура, а она плохо поддается той дешевизне и тому ничтожеству, в котором пребывает наш стройкомплекс.
Конечно, нельзя забывать, что страна у нас не очень богатая, и архитектура должна быть такой, чтобы у людей хватило денег ее покупать. Но от того, может человек что-то купить или нет, расположение домов не зависит. Сейчас же градостроительное мышление просто изгнано. Очень часто дома строят, исходя из совершенно случайного фактора. Например, целые гигантские микрорайоны ставят корпуса, исходя из магического ритуала инсоляции, а не из разумного показателя – коэффициента естественного освещения. Инсоляция же предписывает, что в течение, скажем, двух часов в день осенью или весной в одной из комнат хотя бы на подоконнике должно быть солнечное пятно. Подчинять такой логике планировку целых кварталов – пугающая практика, которую, конечно, необходимо менять.

Объявление для рекламодателей:

Господа, уважая себя, мы делаем честь Вам. Никаких До-зарплаты, микрофинансов, эротики, наркотиков, вайпов, табака, спиртного, игровых, букмекерских и прочих СМИ2. Как и экстремистов, либеральных пропагандистов и революционеров. Если после 10 000 показов рекламодатель не делает никаких ответственных действий, или взносов, его баннер снимается с демонстрации. Мы не так богаты, чтобы спонсировать состоятельных людей и не так бессовестны, чтобы иметь дело с мошенниками. Хотите честную рекламу? Помогайте нам. Взносы принимаются на карту Сбербанка№ 5469 5500 1568 5024

Рекомендации Мастера Каморки:

Захар Прилепин создает общественное движение «За Правду»