...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2019/09/07

Для чего выпускать синиц. Про майдан и либеральный экстремизм

 Признаков готовящегося организованного финансируемого и координируемого извне либерального переворота, а-ля Перестройка, все больше.  Мастер Каморки

Р оссийский блогер Владислав Синица, прославившийся призывом убивать детей правоохранителей, получил 5 лет колонии общего режима. Теперь ждём кампании в защиту «свободы слова» с требованиями освободить гражданина, подстрекавшего истреблять. Либеральная публика оправдывала и более серьёзные преступления - например, соучастие в подготовке теракта

Один из опробованных на киевском Майдане приёмов психологического давления на правоохранителей — публикация в социальных сетях их личных данных, домашних адресов, состава семьи. Это давало «революционерам» возможность как бы открыть фронт борьбы в тылу правоохранительной системы. Психологический прессинг «активисты» осуществляли, угрожая по телефону или через соцсети, обещали милиционерам расправиться с ними или членами их семей и даже убивали их вне зоны столкновений. Так 24 января 2014 года в Киеве по дороге в общежитие выстрелом в голову был убит безоружный 27-летний сотрудник Голосеевского райотдела милиции. Ответственность за преступление взяли на себя украинские националисты.
Угрожающее семьям правоохранителей послание Владислава Синицы из той же серии. И правильной была реакция общества по пресечению действий провокатора. Поощрение беззакония, науськивание на правоохранителей, шантаж судьбой их близких — это прямой путь к развалу государства.
Призывы к расправе над защищающими закон полицейскими и их семьями (в посте Синицы — конкретно с детьми) напрямую ведут к линчеванию почуявшими безнаказанность «революционерами» всех неугодных — от отдельных инакомыслящих до целых народов. Украина в пример. Людоедское обращение Арсена Авакова к Майдану 2014 года, дескать, «менты — не люди», в конце концов обернулось убийством и тяжёлыми ранениями сотен правоохранителей, стремлением спастись от майданной анархии целых регионов и желанием путчистов усмирить это сопротивление абсолютно любой ценой.
Так в начале марта 2014 года известный украинский предприниматель и общественный деятель Геннадий Балашов, выступая перед толпой майданщиков, призвал игнорировать мирные пути выхода из сложившегося кризиса, утверждал, что не существует недовольных переворотом харьковчан, крымчан, луганчан, причем особо подчеркнул, что лучшим решением проблемы станут снайперы, которые откроют огонь по русским на Украине. Толпа скандировала ему «молодец». Эпидемия ненависти, и ранее бушевавшая в соцсетях, с приходом к власти Майдана стала неуправляемой, а по мере развития конфликта на востоке Украины, по сути, государственной идеологией.
Планомерно культивируемая ненависть к «государству-агрессору» легко трансформировалась в ненависть ко всем русским — «азиатам», «орде», «ватникам» и т.п. Грань между «чужими» и «своими» русскими с каждым месяцем преодолевалась всё легче — по мере напитывания общества русофобской пропагандой и бандеровской идеологией. Например, заслуженный журналист Украины и этнический русский Евгений Якунов призывал убивать своих соплеменников просто сходу: «Необходимо было погибнуть тысячам, чтобы узнать: русский стреляет без предупреждения, и, если хочешь выжить, застрели его первым. Это давалось нелегко — мы верили, что те, кого нам долго навязывали в братья, не могут поднять на нас руку. Эту веру нужно было срубить на корню. А для этого — крепко возненавидеть». Из кого сложились эти тысячи, Якунов умалчивает, а надо бы напомнить про убийство десятков людей «неизвестными снайперами» вроде «активистов Майдана» Владимира Парасюка и Ивана Бубенчика, антиконституционное применение армии против собственного народа, бомбардировки и обстрелы мирных городов, сожжение заживо людей в Одессе и Мариуполе, убитых матерей и детей… Всё это последствия растоптанного Закона.
Конституция Украины подчеркивает равноправие граждан, а Уголовный кодекс прямо запрещает разжигать национальную (и межконфессиональную) рознь, но что до закона, если на кону «судьба Нации», а «Украина превыше всего», в том числе превыше Бога, совести, милосердия и разума. И вот уже в эфире украинской редакции американской государственной радиостанции «Радио Свобода» эксперт в сфере коммуникаций Алексей Ковжун говорит о необходимости «резать русню»: «Итак, друзья мои, проблема заключается в том: вы должны ответить себе на вопрос, готовы ли вы, это звучит, конечно, ужасно, но я могу себе это позволить, я медийщик, провокация нам свойственна. Вы готовы резать русню? Готовы ли вы резать русского?»
Ковжун действительно мог и может позволить себе подобные высказывания: никого за подобные мерзости к суду ещё не привлекли. Хотя тогда секретарь Национального союза журналистов Украины (НСЖУ), правозащитник Валерий Макеев и говорил, что правоохранительные органы Украины должны возбудить против провокатора уголовное дело: «То, что прямо во время эфира прозвучал призыв к насилию в отношении определенного круга лиц, — это основание для открытия уголовного производства и наказания за такие действия». Так поступают во всех демократических странах, говорил секретарь  НСЖУ, однако наш закон не работает.
Сотни призывов, разжигающих ненависть к людям другой национальности, расы, веры, убеждений, звучат на Украине ежедневно в СМИ, в соцсетях, в высказываниях публичных персон. Призывы убивать русских, поляков, евреев периодически «украшают» собой заборы и здания украинских городов. И не то что бы сложно найти зачинщиков — они не особенно и прячутся. В конце прошлого года в городе Умани местные «активисты» устроили откровенно антисемитский шабаш и выложили его видео в Сеть. Обратившиеся в полицию возмущённые представители еврейской общины получили издевательский, но вполне официальный ответ: «Проведенной проверкой установлено, что на собрании 29.10. 2018 года выступали активисты г. Винницы, которые в своих речах высказывали недоверие действующей власти г. Винницы и Украины. Высказывали неудовлетворенность повышением тарифов на газ для населения, приводили исторические справки со статистикой соотношения разных групп населения, которые проживали в г. Винница, в частности евреев и украинцев, в разные века, а также указывали на большой процент сторонников этнической религии "юдаизм" у представителей действующей власти. Также в данных выступлениях активисты отметили, что своими высказываниями никоим образом не призывают к разжиганию национальной, расовой или религиозной вражды».
Закон не работает, потому что царящая в обществе националистическая истерия выгодна, в первую очередь, управляющему Украиной классу. Он заинтересован в максимальном отвлечении внимания от внутренних проблем и неустанном науськивании людей на «врагов» другой национальности, иных убеждений, политзаключённых, политэмигрантов; в отвлечении внимания разъярённой толпы от вины местного политикума, который довел страну до мирового «лидерства» в падении ВВП, убыли половины населения, утерянным перспективам развития.
Статья 161 Уголовного кодекса Украины («Нарушение равноправия граждан в зависимости от расовой, национальной принадлежности или отношения к религии»), как и другие законодательные акты, направленные на борьбу с дискриминацией и против разжигания различных форм ненависти, должны наконец заработать. И по отношению к «активистам»-ксенофобам, и к сеющим раздор СМИ, и к потерявшим всякие берега персонажам в соцсетях, вроде Аркадия Бабченко, Айдера Муждабаева, Евгения Вольнова (который «устроил розыгрыш» после смерти детей в Кемерово). Но самый главный закон все-таки таится внутри нас: в конечном итоге каждый выбирает для себя — продолжать валяться в майданной грязи или, отряхнувшись, вспомнить, что он — человек.