...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2019/09/08

«...Советский Союз отныне будет находиться в состоянии войны с Болгарией»

 По словам публициста Антона Ореха из "ЭХА Москвы", гитлеровская оккупация продлилась шесть и ее свидетелей почти не осталось. Однако советскую оккупацию, продлившуюся полвека, помнят многие. Только в России не хотят ее признавать. Только в РФ с детства знают про победы и жертвы советской армии. Если бы в 1945-м после освобождения европейских стран от нацистов Красная армия покинула эти страны и дала им возможность решать свои судьбы, то сегодня «народы до сих пор говорили бы нам спасибо», подчеркнул он.
«Мы относились к ним с презрением и считали вассалами. За что теперь и получаем ото всех плевки», — резюмировал Орех...
Смешной пропагандист! Со смешной элементарной логикой для "они-же-дети". Вопрос, - А кто там теперь в Грузии, Прибалтике, Польше, Венгрии, Афганистане, Украине и далее по списку?  Мастер Каморки

Н е сумев преодолеть соблазн вплести свой голос в сводный хор Польши и стран, приглашённых на 80-ю годовщину начала Второй мировой войны, относительно роли СССР в тех событиях, высказалась и Болгария. Её министерство иностранных дел призвало Россию не поддерживать «сомнительный исторический тезис» о том, что война Советского Союза против гитлеровской Германии была освобождением Европы. «Мы не должны закрывать глаза на тот факт, что Советская армия принесла народам Центральной и Восточной Европы полувековые репрессии, деформированное экономическое развитие», – сказано в заявлении МИД Болгарии.
Допускаем, что силам, определяющим болгарскую политику, больше по душе Болгария как союзница нацистской Германии. В балканской стратегии Гитлера Болгария играла не последнюю роль. Её территория, порты и аэродромы предоставлялись для нужд вермахта, Болгария являлась поставщиком продовольственных и стратегических ресурсов для Германии. В конце июля 1944 г. А. Гитлер признавал: «Ведь без Болгарии мы практически совершенно не в состоянии обеспечить спокойствие на Балканах в такой мере, чтобы получать из Греции и других стран руду. Для этого Болгария нам необходима при всех условиях».
Болгарские правящие круги проводили откровенно прогерманскую политику. В апреле–мае 1944 г. советское правительство неоднократно заявляло, что предоставление болгарским руководством возможности использования территории страны для военных целей Германии несовместимо с отношениями между СССР и Болгарией и дальше терпимо быть не может. Но пока Красная армия, победоносно завершив Ясско-Кишиневскую операцию, не вышла к границам Болгарии, в политике последней ничего не менялось. На словах София заверяла Москву в своём «нейтралитете», но на деле продолжала активно помогать Германии – укрывала на своей территории немецкие войска, не препятствовала переброске их в Румынию, предоставляла немецкой авиации, действовавшей против советских войск, свои аэродромы.
Советское правительство указало на эту политику «полного нейтралитета» как на фальшивку. 30 августа 1944 г. ТАСС дало опровержение тому, что СССР признал нейтралитет Болгарии. В заявлении ТАСС говорилось, что Советский Союз считает его «совершенно недостаточным в условиях создавшейся обстановки». В тот же день Софии была передана нота, в которой указывалось, что, «по достоверным данным, болгарское правительство продолжает пропускать немецкие войска на румынскую территорию, где стоят советские войска…» и советским правительством это рассматривается «как прямая помощь немцам в войне с Советским Союзом».
Лишь после того как 5 сентября немцами был пленён штаб 1-го болгарского оккупационного корпуса в Югославии, кабинет К. Муравиева принял решение о разрыве дипломатических отношений с Германией, но объявление ей войны было отложено на трое суток. Поскольку позиция болгарского правительства по отношению к Германии осталась прежней, руководство СССР в тот же день приняло радикальные меры. «Советское правительство не считает дальше возможным сохранять отношения с Болгарией… – говорилось в ноте, переданной болгарскому правительству, – и заявляет, что не только Болгария находится в состоянии войны с СССР, поскольку на деле она и ранее находилась в состоянии войны с СССР, но и Советский Союз отныне будет находиться в состоянии войны с Болгарией».
Болгарская сторона попросила перемирия, но в Москве эту просьбу отклонили, указав на двойственную позицию правительства Муравиева и на неосуществлённый ею разрыв с Германией. Лишь после этого болгарский военный министр потребовал от германской военной миссии, чтобы немецкие войска покинули территорию страны к утру 7 сентября.
Стратегическая обстановка на южном крыле советско-германского фронта позволяла войскам 3-го Украинского фронта в короткие сроки провести наступательную операцию с целью освобождения Болгарии. План операции Ставка Верховного Главнокомандования утвердила 5 сентября 1944 г. Впереди лежала земля братского народа, попавшего под власть монархистов фашистского толка. Именно так воспринималась обстановка бойцами и командирами Красной армии, не забывшими вековые связи болгар с русским народом, глубокие традиции совместной борьбы за свободу. Советское командование лелеяло надежду на то, что при переходе границы сопротивления частям Красной армии не будет. Исходя из этого, было решено при наступлении отказаться от артиллерийской и авиационной подготовки.
8 сентября войска 3-го Украинского фронта перешли румыно-болгарскую границу. Одновременно радио начало передавать обращение командующего фронтом маршала Ф.И. Толбухина: «Болгары! Красная армия не имеет намерений воевать с болгарским народом и его армией, так как она считает болгарский народ братским народом. У Красной армии одна задача – разбить немцев и ускорить срок наступления всеобщего мира».
На следующий день началось подстёгнутое наступлением советских войск народное восстание, и власть перешла в руки комитетов Отечественного фронта Болгарии. Надежды советского командования на то, что болгары больше не станут воевать за интересы Германии, оправдались. Всего за 10 дней и по существу без боёв немецко-фашистские захватчики были изгнаны с территории страны. Вот так обстояли события тех дней.Однако правящие в Болгарии силы не могут вспоминать об этом без зубовного скрежета.
Теперь по поводу «деформированного экономического развития», которое СССР якобы принёс Центральной и Восточной Европе. Уж не по этой ли причине София много лет просилась в состав Советского Союза? С такими ходатайствами не единожды обращался в Москву Тодор Живков, ходатайства болгарского лидера несколько раз рассматривались на Политбюро ЦК КПСС. Видимо, мало было «братушкам» дешёвой советской нефти и построенных при экономическом содействии СССР крупнейших экономических объектов – хотелось крепче сесть на все ресурсы советской экономики.
«Мы не должны закрывать глаза на тот факт, что…» – этим пафосом болгарский МИД уснащает наглую ложь. Напрашивается ответ в том же духе, но без всякого пафоса: мы в России действительно не должны закрывать глаза на тот факт, что наследники гитлеровских обозников оскорбляют наших отцов и дедов, в 1944 г. освободивших болгарских «братушек» от нацистского гнёта.
Информационно-психологическая война против России, по крайней мере в части оценок роли СССР и его Вооружённых сил во Второй мировой войне, приобрела новое качество. Если до этого вину на Россию за развязывание войны и экспорт в Европу «советской оккупации» возлагали наши бывшие союзники по антигитлеровской коалиции, то теперь на это решаются уже потомки прямых союзников Гитлера.
Рычагов, чтобы привести в чувство болгарскую власть, у Москвы достаточно. И ничего кроме удивления не вызывает беззубый ответ российского посольства: оно, видите ли, собиралось открыть выставку в Российском культурно-информационном центре в Софии, представив рассекреченные документы о решающей роли Красной армии в избавлении человечества от фашистской чумы, а болгары, не дождавшись, дали свою оценку. «…Мы несколько обескуражены тем, что можно делать какие-либо официальные заявления до ознакомления с самой экспозицией», – застенчиво заметило российское диппредставительство.
О том ли вообще речь? Грязно марают не выставку, а интернационалистскую политику СССР и с ней – современную позицию России в оценке недавнего прошлого. С обозниками, которым невыносим сам факт освободительной миссии Советских Вооружённых сил, необходимо говорить другим языком!

А то – «мы несколько обескуражены»…

Автор: Юрий Рубцов