...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

пятница, 22 сентября 2017 г.

Я им сочувствую, — несчастным европейцам, и почему Германии и Франции уготована участь колонии

О национальной трусости Германии

Вынужден вначале подтвердить всем уже известные цифры, официальные предварительные результаты выборов в бундестаг — парламент Германии. Потерпите немного перечисления процентов.
ХДС/ ХСС получили 33% голосов, то есть если разделить грубо на две партии альянса, то получается по 16,5%, не густо для победителей. А если учесть, что на предыдущих выборах в бундестаг альянс получал в 2013 году 41,5%, то есть чистой потери 8,5% доверия немцев. Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) получила 20,5%, в то время как в 2013-м результат был 25,7%.
От тех и от других, от ХДС / ХСС и от СДПГ отъела голоса партия «Альтернатива для Германии». Они пришли третьими и получили 12,6%.
Партию называют крайне правой или правопопулистской, они предлагают для Германии полумеры, на мой взгляд, но яснее других политических организаций слышат гул приближающейся катастрофы.

В бундестаг, преодолев пятипроцентный барьер, прошли ещё три партии: Свободная Демократическая партия — 10,7%; Левая партия — 9,2% и зелёные — 8,9%.
Дальше станем анализировать эти результаты. Других пока нет, а если и будут, то вряд ли они будут существенно иными.
Каждая нация, естественно, имеет свой национальный характер. Немцам с их национальным характером не свойственно прыгать всем вниз головой вперёд в пучину со скал. Однажды они это сделали в 1933 году, тоже не сразу, в течение пятнадцати лет висели над пучиной, потом неправильно прыгнули и были разбиты, уничтожены, теперь вот панически боятся прыгать. Кстати, рядом живущие франки, хотя и известны как латинская нация, имеют столь же осторожный темперамент и все сразу в пучину не прыгают. Прыгают по частям.
Выбирая президента Французской Республики, франки не выбрали паникующую Марин Ле Пен, призывающую к немедленному всей нацией прыжку в тёмные воды новой реальности, но предпочли ещё раз довериться старой убаюкивающей сказке о «традиционных европейских ценностях», в число которых входит знаменитая «толерантность» в первую очередь, и предпочли не прыгать. Они надеются, что авось (заметьте, тут появляется старое буддийско-русское «авось», — категория совершенно не рациональная) молодой Макрон отстоит для них старые привычные ценности и всё будет как прежде, тихо, красиво, Париж, дымы из каминных труб, магазинчики alimentation со знакомым старым дружелюбным арабом и так далее.
Для того чтобы пережить тот период, пока Макрон будет спасать их, франки согласились делать вид, что в стране нет городов-гетто, где власть давно принадлежит арабам и мигрантам и просто маргиналам, и куда полиция боится заглядывать, а если заглядывает, то её умело забрасывают камнями, а то и бутылками с зажигательной смесью. Делать вид, что в стране не происходят регулярно кровавые теракты.
Пока Макрон то ли делает для них что-то, то ли не делает, не умеет, французы молча терпят и ворчат на Макрона, который не сильным волшебником оказался. Рейтинги Макрона падают, вот чуть приподнялся рейтинг в результате того, что больших терактов какое-то время не было. Зато в городах гетто находят уже склады оружия…

Франция выглядит всё больше как Бангладеш какой-нибудь, на прекрасных парижских бульварах целые темнокожие семьи попрошайничают. Это французская национальная трусость привела Францию к такой ситуации. Франция потерпела поражение, выбрав Макрона, но это медленное поражение, которое растянется на годы его президентского срока. Становиться хуже будет не сразу, но постепенно.
А у германцев сейчас на их выборах сработала их отечественная немецкая национальная трусость. Трусость глубоко цивилизованного, типично европейского народа, который трусливо предпочитает медленное поражение быстрому сиганию в омут.
Население больших европейских изнеженных держав не может сразу решиться повернуть руль их поведения на 180 градусов, так как у них велика инерционность мышления граждан. Поэтому они терпят поражения постепенно.
После Макрона к власти во Франции, пожалуй, придёт уже не Front National, но военные. Военные, конечно же, найдутся, только вот большой вопрос, а не поздно ли будет? И ещё вопрос: а хватит ли военных для победы традиционных европейских ценностей ?

В Германии, по моему мнению, события разворачиваются по тому же сценарию, что и во Франции, эти соседние страны очень похожи на самом деле по ментальности своих населений. Выбор опять привычной мамы Меркель — это попытка оттянуть решительные меры по спасению Германии. Попытка увильнуть от решительных мер.
Попытка всё так и прижимать к груди «традиционные европейские ценности» вместо того, чтобы догадаться отказаться от них во имя спасения страны и народа. А время идёт, и определённые вещи возможны только в определённое время.
И во Франции, и в Германии отсутствует понимание того, что их участь — стать space-колониями Северной Африки и Ближнего Востока. Да-да, с зеркальной точностью повторяется процесс колонизации. Только теперь объектом колонизации стала зажиточная и в сущности крошечная Европа. Всё население планеты бежит к ней жить. Ну почти всё.
Тут политические партии не помогут.
Тут необходимо озарение, прозрение.
Осознание того, что в такой же манере, как сейчас колонизируется выходцами с Ближнего Востока и Северной Африки Европа, в своё время рухнула Римская империя.
И вы поняли, что я им сочувствую, — несчастным европейцам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий