...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

среда, 17 мая 2017 г.

Ангельский чин комбата Прилепина

Когда русские однажды пробудятся от капиталистической дремоты, в тамошней яви их с готовностью будет ожидать — Прилепин. 
Наконец-то из славянского хаоса вышел некто, проживающий то, о чём пишет, некто, за кем стоит следовать и кого, конечно, стоит читать. Равенство каждого с каждым, которое проповедует демократия, явно не укоренено в жизни. Правило каждого по-настоящему православного человека (и) в том, чтобы восхищаться тем, кто лучше тебя, распознавая провидение в деле.
Опять же ночной кошмар западных моделей жизни: с одной стороны, семейный человек, муж и отец четырёх детей, а с другой — русский писатель, которого читают и ценят. Есть и третья сторона – военная. Евгений Николаевич Прилепин участвовал в Чеченской войне в качестве бойца российского спецназа.
Потеря в священной войне героя без имени и фамилии, бойца под псевдонимом (нечто вроде ника, взятого из дискуссий в Интернете) освободила место для новой звезды в небе Новороссии. С образом Толстых, как с работником охраны на входе в супермаркет, легко можно было себя отождествлять, а сейчас в лице Прилепина появился образ, с которым нам будет труднее сравниться. Но будет легче и достойнее – следовать за ним.

Захар Прилепин – это удивительная смесь Врангеля и Жукова, Достоевского и Горького. Головная боль, которую украинской хунте причиняли герои — взращённые войной Толстых и Павлов (Гиви и Моторолла), — покажется незначительной по сравнению с мигренью, которая их ожидает с Прилепиным. После сомнительных прозвищ (как будто состряпанных на западной кухне) несомненных героев России Толстых и Павлова приходит человек с именем и фамилией. Прилепин – это великая русская литература, которая встаёт из могилы. Кто из нас не мечтал, чтобы в Сербии появилась подобная Захару личность, у которой слова не расходятся с делами. Захар, прежде всего, писатель, но из читательского опыта мы знаем, что линия огня – это чистилище, из которого возникает настоящая литература, то, из-за чего стоит встречать утро с книгой.
Читая известие о том, что с Прилепиным в одностороннем порядке расторг договор его издательский дом в ФРГ, тем самым вероломно запрещая его произведения в Евросоюзе, я подумал, что Захар присоединился к Петеру Хандке, лучшему человеку и писателю из всех ныне живущих германцев. Я был восхищён, когда прочитал о том, что Захар в Донбассе, где основал свой отряд, и я понял, что на моей шкале ценностей нет места, на которое его можно было бы поместить. Пора придумывать новые или, точнее, стряхнуть пыль со старых ценностей. Тот дух, что был так естественен для нас, славян, похоже, навсегда похоронен на кладбище искусства ещё в 90-х, когда нам было отказано в членстве в «золотом миллиарде». Вся скверная музыка и недостойные человека письменные произведения появились после похорон нашей культуры, так что сейчас нам остаётся только спрашивать, куда делись хорошие фильмы, романы, драмы, стихи?
Новый герой, ставший им ещё до того, как ступил на землю Новороссии, несёт с собой человеческое лицо. Там, где трудно, где страдают люди и падают бомбы, в этом есть бóльшая потребность, чем в гуманитарной да и в военной помощи. И сегодня, когда укронацисты жгут святую русскую землю многоствольными ракетными установками, появляется та сила, которая делами своими говорит о том, откуда она.
Нисколько не случайно, что великая русская литература начинается «Словом о полку Игореве», произведением, которое написал древнерусский воин. И не случайно Негош перевёл его на сербский язык десятистопным стихом. В этом «Слове» начало того, что сегодня мы именуем великой русской литературой, продолжившейся отъездом Пушкина, а затем Лермонтова и графа Толстого на войну на Кавказе. Господь оградил их от пуль, подарив нам тем самым великую русскую литературу.
Каким образом появляется эта река прекрасных слов с военных полей, где, как нас учили, преобладают отчаяние, смерть и ложь, лучше всех разъяснил Милош Црнянский, когда сказал, что мирная жизнь «сама по себе полна гадости, убожества, отчаяния и подлости (и) не может или, по крайней мере, не могла раньше выдержать сравнение с возвышенными тенями войны».
Война как место, где исчезают различия в вере или происхождении, где единственно важно, насколько ты человек, могла бы быть идеальным инструментом глобализации, но только в том случае, если бы те, кто её осуществляет, знали, что воюют. И действительно, какая суровая игра судьбы. Единственная вещь, которая может «объединить» весь мир под одной крышей, недоступна тем, кто хотел бы это «объединение» провести, т.к. её нельзя ни купить, ни модернизировать — в ней надо участвовать. Если бы было не так, то сегодня мы бы стояли на плечах других людей, а не великих полководцев наподобие Александра Македонского, Константина Великого или Петра Первого Алексеевича.
Прилепин пошёл на войну, чтобы заполнить пустоту, возникшую после геройской гибели Гиви и Мотороллы. Но сейчас мы знаем, что он пошёл и потому, что в нём созревает некий новый Хаджи Мурат. Не убивай героев противника, особенно если делаешь это открыто и подло. Так, очевидно, гласит одно из первых правил в книге «Оккупация для начинающих». Зачем тогда американцы убили Толстых и Павлова – вопрос, на который, на первый взгляд, нет логичного ответа. Правило, подвёрстанное в «Оккупацию для начинающих», неоспоримо, доказано многими историческими примерами, т.к. террористическим актом вы наносите непоправимый вред, прежде всего своим собственным целям, перемещая обычных людей, которые, будучи всё-таки людьми, совершают какие-то ошибки, в плоскость мифа, с которым ничего не можете поделать. Миф не может убить ни направлением обученных нацубийц, ни бомбардировками с дронов. Когда приходит миф, оккупанты, как правило, пакуют чемоданы.
Следовательно, что-то прогнило в западном проекте, причём на фундаментальном уровне. Ряд непонятных дилетантских ошибок в Сирии продолжен на Украине. Ликвидацией двух командиров батальона «Сомали» запущена спираль провала американской геополитики в Европе. Тех, кто подписал решение на проведение операций, в результате которых были убиты Павлов и Толстых, американские стратеги могут смело обвинять за поражение на восточном фронте и потерю всей Европы. Так как после постыдного поражения и провала Запада в Сирии сейчас на очереди Украина, чью стратегическую цену для Европы можно сравнить с сирийской по отношению к Азии.
Похоже, в России Прилепина не любят так сильно, как в Сербии. Точнее, не любят те русские, которые предпочитают оставаться слепыми в то время, когда начата всеобщая война против их отчего дома. О количестве таких «других русских» можно судить по отношению к вопросу о войне в Новороссии – большинство на стороне Донбасса. В то же время большинство жителей России в эти дни безумно «увлечены» игрой, которая называется капитализм, хотя постепенно и они начинают понимать, что в этой игре победитель заранее знает, как изменяются правила в ходе игры. Отрезвление уже на горизонте.
Захара не любят те, кто хотел бы, чтобы Россия исчезла раз и навсегда. Его произведения разоблачают лживую сущность однополярного мира, где бы он ни находился — в Риге, Петрограде, Белграде или Киеве. Прогрессирующая глобализация своим злобным излучением нередко находит дорогу к личности и семье, и именно поэтому весьма полезно прочесть то, что Захар хочет нам сказать. И если даже вам не нравится, как он пишет, благотворное воздействие свободы, которая после чтения днями витает над головой, сделает так, что чёрная магия, пусть на мгновение, исчезнет.
Диапазон информационного оружия, который использует глобальная пятая колонна во главе с «полезными идиотами», скучно повторяется от страны к стране, от языка к языку. Вне зависимости от того, в каком временном поясе вы живёте, скука бюрократического языка стала первым успешным достижением тех, кто готов всех нас мерить одним аршином. После «Письма товарищу Сталину» Прилепин был обвинён в том, что он антисемит, ксенофоб, неосталинист и фашист. Впрочем, это только слова, причём от людей праздных, но доходили они и с самого верха российской власти. Бывший министр культуры РФ Михаил Швыдкой ужаснулся «незнанием и подлостью, так не свойственным русскому писателю». За Швыдким хором выступила армия бесталанных бюджетных поэтов, режиссёров, писателей… Deja vu.
Пусть никто не сомневается, что голова Захара оценена на невероятно большую сумму. Кинется на него всякий малец, прошедший ускоренный курс гитлерюгенда во Львове, и практически не будет такого нациста к востоку от Берлина, который не захотел бы вгрызться в его тело. На этот раз ЦРУ не надо будет посылать потенциальных убийц в мотивационные лагеря, т.к. Захар Прилепин – невыносимое зрелище для нацистов. Хотя бы однажды с момента входа России в Сирию американцы могут отдохнуть, закинув ноги на стол, т.к. украинцы сами пойдут на злодейство.
Радует нас осознание того, что, когда доходит до дела, пятая колонна, как правило, дезинтегрируется, очень разумно и логично понимая, что недостаточно оплачены, чтобы рисковать головой. В случае с Сербией пошатнувшиеся позиции глобалистов потребовалось бы защищать снайперами из оцепления, которые явились бы логистикой спонтанно собравшимся скоплениям людей, подобно майдану на Украине. Но в России такой сценарий вряд ли пройдёт, а Захар не сможет снискать себе лавров за разоблачение чёрной магии глобализма. Когда русские однажды пробудятся от капиталистической дремоты, в тамошней яви их с готовностью будет ожидать – Прилепин.
Зоран ДРАГАНОВИЧ.
Перевод с сербского Владимира НАУМОВА

Захар Прилепин как архангел России


Статья подготовлена и опубликована с использованием средств Фонда содействия развитию гражданского общества и политической системы государства «Народ и политика»

Комментариев нет:

Отправить комментарий