...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

пятница, 16 сентября 2016 г.

Как в дело европейской незалежной литературы вмешался русский тяжёлый рок

За нашу и нашу свободу

Захар Прилепин о том, как Польша приглашала его в гости, да передумала

В конце октября я должен был лететь в Польшу.
В Кракове, 28-го, было запланировано моё выступление на литературном фестивале Conrad. В Познани, 30-го, я должен был выступить в рамках фестиваля «Славянская Вавилонская башня».
На сайте, анонсирующем мероприятия фестиваля Conrad, моя фотография была помещена между украинских писательниц, по центру. Судя по тексту, девушек зовут: София Андрухович, Мария Никитюк, Наталка Сняданко, Гаська Шиян и Ирина Викирчак.

Общению с коллегами по ремеслу я всегда рад, даже если это мои идейные оппоненты.
В своё время, скажем, я очень обрадовался тому, что немцы предложили мне встретиться и обсудить русско-украинские отношения с Юрием Андруховичем на их гостеприимной земле. Я согласился, но Андрухович отказался. Русско-украинские темы он любит обсуждать в одиночестве, чтоб никто не перечил. Тогда немцы мне предложили обсудить эти темы с Сергеем Жаданом, и я снова согласился. Но Сергей Жадан тоже отказался.
Так и не удалось нам встретиться.
На указанных польских фестивалях организаторы даже и совместных встреч не предполагали нам устраивать с милейшими украинскими дамами — они даже разнесли наши презентации в разные дни.
Я, конечно, опечалился, но решил, что делать нечего — хозяева рулят, им видней.
В Польше, надо сказать, меня неплохо знают: в своё время там вышли отдельными книгами три моих романа, причём «Патологии» очень хорошо продавались, а с романом «Санькя» мне местные «леваки» устроили целую польскую гастроль, перевозя из города в город и подробно обсуждая новейшие «левые» тенденции в присутствии больших молодёжных аудиторий. Всё это было трогательно и бодро.
Наконец, недавно в Польше вышел мой роман «Обитель» и, вроде бы, уже имеет неплохую прессу. Его перевод я и должен был презентовать на фестивалях.
Но тут в дело вмешался тяжёлый рок.
Неожиданно пришло известие, что организаторы встречи в Познани столкнулись с очень категорической реакцией на моё присутствие со стороны украинских гостей.
Андрухович и компания, как мне пишут, категорически восстали против того, чтоб я там был. То есть, не встречаться со мной они отказались, а просто выдвинули ультиматум: Прилепина на фестивале быть не должно.
И что вы думаете? Это же Европа, а Европа — как все мы знаем, это свобода. Поэтому организаторы фестиваля приняли свободное решение: меня не звать.
Прослышавшие о скандале организаторы фестиваля в Кракове, в свою очередь, подумали-подумали, и тоже сообщили мне, что и они приняли решение отказаться от моего участия в фестивале.
И даже объяснили причины: «Чтобы избежать скандала и из-за резкой критики со стороны украинских участников фестиваля».
Собственно, всё.
Теперь, внимание, вопрос.
Можете ли вы представить русского писателя, который собрался на фестиваль в Варшаву (Париж, Берлин, Дели, Ташкент и т. д.), но узнав о присутствии там Софии Андрухович (или Юрия Андруховича, или Тараса Шевченко) выдвинул ультиматум: чтоб духу её (его, их) там не было.
Кто у нас тут самый яростный и страшный? Проханов? Поляков? Станислав Куняев? Елизаров Михаил?
Кто из них? Так?! Может себя повести?!?
Или другой вопрос.
А можете себе представить книжный фестиваль в России — в нашей ужасной, тиранической, деспотической России, — куда должен был приехать украинский писатель Владимир Адольвыч Нестеренко, чтоб спеть в паре с Юрием Андруховичем песню «Польска не згинела!», — но тут вдруг российские писатели до того закошмарили фестиваль (даже два фестиваля), что организаторы резко отказались принимать гостей, и забились в угол от страха?
Можете или нет вообразить такое?
Я вот не могу.
Наверное, у меня рабское сознание.
И это у меня наследственное.
Мне не дано осознать, что движет по-настоящему свободными и независимыми людьми.
Теперь они там встретятся в одиночестве, изложат друг другу исключительно одну и потому верную точку зрения, и разойдутся с чувством полного удовлетворения.

Милые.

Комментариев нет:

Отправить комментарий