...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

воскресенье, 17 июля 2016 г.

Голодомор и Европа: образец сознательной лжи

Anatoly Wasserman (2010-09-11) 2.jpgВ статье «Голодомор и Европа: уроки демократии» ложь начинается в первом же абзаце: «Голодомор 1932–1933 годов — глобальная проблема не только украинцев, но и всего цивилизованного мира. Это понимала ещё тогда общественно-политическая элита Западной Украины, население которой не пострадало от Голодомора, поскольку было отделено от остальных украинцев государственной границей по реке Збруч». Как раз в те годы эмигрантские газеты галичан (в основном ­— в Канаде) публиковали сотни заметок о голоде в Галичине — к западу от Збруча. Там неурожай был столь же силён, что и в большей части тогдашней Европы: засуха-то одна на всех! Но польское правительство — в отличие от советского! — не давало районам, поражённым неурожаем, не только продовольственной помощи из государственных резервов, но даже отсрочек уплаты налогов. Если автор не знает столь общеизвестных и общедоступных фактов — его статья не заслуживает внимания. Если знает — статья заслуживает внимания исключительно как образец сознательной лжи. 
Anatolij Wassermann ( awas1952


Голодомор и Европа: уроки демократии 

Президент Лиги Наций четыре раза брал слово, чтобы убедить представителей стран-участниц в важности помощи Украине. В итоге «за» высказались три государства (Ирландия, Италия, Германия), «против» – 11 стран...

Голодомор 1932–1933 годов – глобальная проблема не только украинцев, но и всего цивилизованного мира. Это понимала еще тогда общественно-политическая элита Западной Украины, население которой не пострадало от Голодомора, поскольку было отделено от остальных украинцев государственной границей по реке Збруч. Несмотря на это безразличными они не остались. В те далекие годы вопрос Голодомора не стоял так остро – речь шла о голоде и организации помощи людям, а не анализе политической ситуации, квалификации голода как Голодомора, геноцида, и поиске причин и виновников.
Западноукраинской общественности о голоде на Большой Украине первым сообщил митрополит Украинской Греко-католической Церкви Андрей Шептицкий, проведя в октябре 1932 году архиерейскую литургию за голодающих и призвав небезразличных организовать помощь. Политические круги западноукраинского общества поставили себе целью проинформировать о Голодоморе политикум Западной Европы и организовать помощь мирового сообщества населению УССР. Для этого 16 июля 1933 года во Львове была создана Украинская Парляментская Репрезинтация, при которой с 25 июля действовал Украинский Общественный Комитет Спасения Украины. Его возглавили лидер Украинского национально-демократического объединения – самой влиятельной легальной украинской политической партии - Дмитрий Левицкий и посол от УНДО в Сейме и его вице-маршалок Василий Мудрый. Заместителями председателя Комитета стали послы Милена Рудницкая и Владимир Дорошенко, а секретарем – Зеновий Пеленский.
Это был демократических ход во время милитаризма – создать неправительственную организацию, в которую вошли влиятельные люди. Соответствующими были и мероприятия Комитета: обращение к заграничным институциям, как украинским так и международным. Комитету (за рубежом находились В. Мудрый, М. Рудницкая и З. Пеленский) помогало правительство Украинской Народной Республики в экзиле, в частности, Александр Шульгин представлял доказательства Голодомора в Париже на конференции международной организации комбатантов, потом в Люксембурге в августе 1933 г. Таким образом, получив поддержку некоторых влиятельных политических европейских деятелей, Комитет имел надежду донести дело Голодомора на рассмотрение Лиги Наций – международной организации, созданной после Первой мировой войны для решения международных конфликтов. Свою работу Комитет проводил в двух направлениях: официальным обращениям предшествовали встречи и разговоры в кулуарах. Интересным является тот факт, что контакты европейских политиков, которые симпатизировали украинским делам, Комитету предоставлял Евгений Коновалец – руководитель нелегальной революционной Организации украинских националистов, оппонента УНДО.  Коновалец в то время жил в Женеве, где была штаб-квартира Лиги Наций, и лично знал некоторых дипломатических представителей европейских государств. Членом Комитета и постоянным посетителем его плановых собраний также стал Дмитрий Андриевский – политический референт Провода украинских националистов. При посредничестве члена ОУН Евгения Онацкого (представитель ОУН в Италии), Милене Рудницкой удалось частно встретиться с Бенито Муссолини.
В кулуарах и решилась судьба украинского вопроса. После встречи в сентябре с Президентом Лиги Наций – Премьер-министром и министром иностранных дел Норвегии доктором Юганом Людвигом Мувинклем, украинское дело передали на рассмотрение Конгресса Европейских Наций (орган Лиги Наций, формировавший ее повестку дня) в Берне. На протяжении 16-19 сентября в заседании Конгресса принимали участие представители Комитета: М. Рудницкая и З. Пеленский. Здесь произошел первый конфликт: Генеральный секретарь Лиги Наций Жозеф Луи Анн Авеноль был против рассмотрения вопроса Голодомора в Женеве, но Президент имел право внести на обсуждение любую тему по своему усмотрению – он и воспользовался этим правом.
Вот что писал Мудрый о Мувинкле 23 сентября 1933 г.: “Он обещал сделать как Президент Совета все, что в его возможностях, чтоб делом занялся Союз Народов (так называли Лигу Наций – И. Д.) уже на текущей сессии. В целом мир положением дел в Украине необычайно интересуется, и если бы была возможность поработать в Европе, через несколько недель я уварен, что были бы реальные успехи.” Интерес норвежского премьера к украинскому вопросу не был случайностью. Дело в том, что Мувинкель был владельцем крупной корабельной компании в Бергене и лично помогал Фритьофу Нансену в организации научных экспедиций на Северный полюс в конце ХІХ в. Сам Нансен в начале ХХ в. проявил общественно-политическую активность в получении независимости Норвегии. После Первой мировой войны он, как комиссар Лиги Наций, был организатором Международной комиссии помощи потерпевшей от голода России, в 1923 г. посетил УССР и оказал помощь в размере 250 тыс. золотых рублей. Ф. Нансен получил Нобелевскую премию мира за «многолетние усилия по предоставлению помощи беззащитным». Очевидно, добрая память о Нансене (он умер в 1930 г.) заангажировала Мувинкля заботиться о деле Голодомора. 23 сентября в 1933 г. Пеленский оптимистично писал Мудрому из Женевы: : “В целом есть такое впечатление, что все уже знают о голоде на Украине, однако нужно еще будет много принять мер, чтоб публичное мнение вынудило официальные факторы к акции спасения”. И действительно в западной прессе продолжались словесные баталии вокруг вопросов «есть Голод?» «нет ли?». Первым, кто написал о Голоде в Украине, был уэльский журналист Гарет Джоунз, позже другой британец Малколм Маггеридж и американец Уильям Генри Чемберлен, француз Пьер Берлен рассказали о фактах умалчивания Голодомора.
Однако самые популярные издания писали об отсутствии Голода: пресловутый лауреат Пулитцеровской премии 1932 г. Уолтер Дюранти („Нью-Йорк Таймс”), Луис Фишер („Нейшн”), Уильям Резвик. Вторили последним и известные общественно-политические и деятели культуры, которые посещали Украину: экс-премьер Франции Эдуар Эррио, публицист и писатель Анри Барбюс. Среди них также были и известные гуманисты мирового уровня: Бернард Шоу весной 1933 года говорил, что его не волнует судьба страны, которую он не может найти на карте, а Ромен Ролан возмутился: «Я этого не хочу слушать, моя обязанность - одолевать беду, которая больше и ближе, я борюсь с гитлеризмом». 29 сентября 1933 году в Женеве состоялось заседание Лиги Наций при участии 14 государств. Президент четыре раза брал слово, чтобы убедить представителей стран-участниц в важности помощи Украине. Однако они были заинтересованы в сотрудничестве с СССР и отвергали помощь голодающим украинцам, кивая на то, что СССР не является членом Лиги Наций, и, таким образом, голод – это внутренняя проблема СССР. Следствием голосования по вопросу предоставления помощи УССР стало следующее распределение голосов: «за» – три государства (Ирландия, Италия, Германия), «против» – 11 стран. Руководство Третьего Рейха признавало Голодомор, однако не из-за привержености гуманистическим моральным принципам. Дело в том, что Гитлер, недавно придя к власти, пытался ее укрепить, проводя идеологическую кампанию распространения нацизма, противопоставляя его коммунизму. конечно в черно-белых тонах (впоследствии, в 1935 г., Пауль Йозеф Геббельс в речи «Коммунизм без маски» назвал Голод 1932- 1933 гг. искусственно созданным). Дальше украинское дело Мувинкель лично передал Международному Комитету Красного Креста (профессору Вернеру). Красный Крест просил разрешения у СССР о предоставлении помощи голодающим, но СССР заявил: голода нет. Мировое сообщество отвернулось от отчаянных попыток безгосударственной нации защитить свое право на физическую жизнь. Большинство государств закрыли глаза на миллионы жертв сталинизма (по разным данным от 4-х до 6-ти миллионов погибших). Это очередной раз подтверждает исторический урок – не жди справедливости от чужестранцев. В 30-х годах украинцы не имели инструмента защиты справедливости – государственности. Они его добыли в борьбе на протяжении следующего полвека. Будет ли этот инструмент работать сегодня в соответствии с потребностями граждан, зависит от самих граждан, нас с Вами, – честных и отважных, какими были небезразличные к геноциду люди в далеких 1930-х. 
Игорь Деревянный, научный сотрудник Национального музея-мемориала “Тюрьма на Лонцкого” (Львов)

Комментариев нет:

Отправить комментарий