...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2016/04/16

За что Герасим утопил Муму, или песнь об Отчаянном чекисте. Стихотворение Д.Быкова

Bykov, Dmitri.JPG
Андрей Зайцев (редактор православного журнала «Фома»):
«Справедливости ради, Дмитрий Быков пишет плохие вирши безо всякой деменции...»
Ирина Лукьянова: «...А Дмитрий Быков не пишет плохих виршей» 


"- Никаких я ваших стихов не читал! – нервно воскликнул посетитель. - А как же вы говорите? - Ну что ж такого? – ответил гость, - как будто я других не читал?" Популярный роман ХХв. 
Поэтический метод поэта Ивана Бездомного и в нынешний просвещенный век живет и побеждает. 
Правда, с соответствующим моде протестным трэндом. Мастер Каморки 


Баллада о решивших утонуть 

По мотивам «Прямой линии»
16.04.2016 Теги: прямая линияпутин

Когда президенту внимала Москва, А доллар испуганно рос, —
Я вдруг услыхал золотые слова В ответе на детский вопрос.
Иль то проговорка по Фрейду была, Иль тайная воля светил? —
Но все свои планы, мечты и дела Он подлинно в ней воплотил.
Писатель, завидуй! Эксперт, удивись! Обкусывай локти, поэт!
Мне кажется даже, что это девиз Последних пятнадцати лет
И даже надгробье на тусклую муть Последних годов тридцати.
Запомни: «Того, кто решил утонуть, — Уже невозможно спасти».
Когда обреченный стремится во тьму, Презревши спасительный свет,
Хоть трижды протягивай руку ему — Он ноги протянет в ответ.
Он вовсе не видит протянутых рук, Спускаясь в зловонную ночь,
Он гордо отвергнет спасательный круг — Культуру, науку и проч.

Ни славного прошлого пафосный зов, Ни горькое эхо стихов…
Упорная, тайная воля низов Совпала с желаньем верхов.
Несчастный Герасим! Спасенье Муму, Ей-богу, не стоит труда.
Ее все равно же пришлось же ему Обратно же бросить туда.
Спасали по-всякому, боже ты мой, Однако судьбы не отвесть.
В России бессилен великий немой — Над ним еще барыня есть.
Спасение — пошлость. Спастись — это пасть. Насколько приятней тонуть!
Тонуть — это доблесть и слава, и власть, И к предкам надежнейший путь.
Дежурные фразы прилипли к губе, Бессильные руки прилипли к трубе.
Уходим по пояс, по грудь. Уже не в работе,
Уже не в борьбе — Мы тонем в болоте.
Мы тонем в себе. Мы тонем в желанье тонуть.
Не трать увещаний. Назад не зови. Не лезь к обреченным с врачом.
Теперь уж неважно — в слезах ли, в крови, И в нефти, и мало ли в чем.
Под русского ветра отчаянный свист И чаек разнузданный гам…
И питерский камень — бессменный чекист — Надежно прикручен к ногам.
Он все объяснил, откровенен и прост, И смолк дрессированный зал.
Не зря же когда-то, вступая на пост, «Она утонула», — сказал.