...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

вторник, 22 сентября 2015 г.

Дончане как украинцы и непримиримая борьба с ватой в голове. Программа этнокультурной зачистки Новороссии

Началом этого процесса станет украинизация школ и детских садов. Из западной и центральной Украины уже переезжают учителя, которые будут помогать в формировании новой «украинской элиты Донбасса». Должность главы департамента образования Донецкой области может занять чиновник из Львова. Кроме того, планируется создать дистанционное обучение на территории Донбасса, жители которого смогут получить украинское образование. Также будет запущен процесс партнерства между школами Донецкой области и школами Центральной и Западной Украины Программа этнокультурной зачистки
Об этом на брифинге в Киеве, отчитываясь о 100 днях своей работы на занимаемой должности, заявил глава Донецкой ОВГА Павел Жебривский, который еще в начале своей карьеры на посту донецкого губернатора заявил, что его приоритетом на этом посту станет борьба с «ватой в головах». В первую очередь, по словам Жебривского, необходимо сформировать новую украинскую донецкую элиту.
«Осознание дончанами себя как украинцев — это стержень, на который должны нанизываться все остальные наши мероприятия. Поэтому первая наша ключевая задача — формирование новой украинской донецкой элиты. Поэтому поводу мы начали работать с людьми, со школами. Постепенная, не грубая, не через колено, но украинизация школ и садиков проходит. Есть города, такие как Дружковка, где 100% украиноязычных школ», — заявил Жебривский.
Губернатор также отметил, что Украина не намерена разрывать отношения с гражданами, которые живут на «временно оккупированной территории». Он напомнил, что начато строительство логистических центров, один из которых уже запущен, где по украинским ценам можно купить на сумму до 5 тыс. грн. или до 50 кг продуктов питания.
Кроме того, власти собираются восстановить телевышку под Славянском, разрушенную в ходе боев в 2014 году. С ее помощью Киев намерен осуществлять трансляцию украинских телеканалов на территорию ДНР и ЛНР.
Стоит отметить, что еще прошлым летом в Киеве озвучивались совершенно безумные идеи «поэтапного переселения 250 000 жителей Западной Украины, прежде всего из сел и небольших поселков, в Донецкую, Луганскую и Николаевскую области». При этом «колонистам» хотели предоставить в собственность квартиры, частные дома и земельные участки «изгнанных из этих областей» ополченцев и членов их семей. Кроме того, переселенцам планировали оказывать и обещают и финансовую поддержку в размере 25 000 гривен на семью.
При этом идеологи подобной политики предлагали применять к жителям Юго-Востока «специальные фильтрационные меры». В частности об этом заявлял на тот момент и.о. министра обороны Михаил Коваль. По его плану, в фильтрационные лагеря для выявления тех, кто связан с «сепаратистами» и кто совершал преступления на территории Украины, должны были быть помещены все совершеннолетние жители мятежных областей, включая женщин.
Большая часть жителей Донбасса ощущала и ощущает себя украинцами и поныне, считает секретарь ЦК ОКП и экс-представитель МИД ДНР в Москве Дарья Митина.
—  Другое дело, мало кто отождествляет себя с тем уродливым полунацистским фантомом, который нынешний Киев предлагает в качестве национальной доктрины. То «украинство», которое продвигается сегодня официальными властями, жителями Донбасса отвергается, и принудительная украинизация несомненно провалится, у неё нет ни малейшего шанса.
«СП»: — В свое время в результате этнических чисток Косово покинуло около двух третей сербов, сделав его практически моноэтническим регионом. Возможно ли такое на Донбассе?
—  На Донбассе этнические чистки, сопровождающиеся этнической сегрегацией, невозможны. Население там смешанное, представители разных этнических групп совместно проживают веками, никакого многовекового клубка противоречий, как между разными этноконфессиональными группами на Балканах, там нет. Донбасс может обезлюдеть в результате затянувшихся военных действий и глубокого экономического кризиса, но это совсем иное явление, нежели в бывшей Югославии.
«СП»: — Еще прошлым летом в Киеве разрабатывались планы заселения покинутых беженцами земель колонистами с западной Украины. Им предлагалось отдавать дома и землю бежавших «ватников» и стимулировать материально. Реален ли такой сценарий?
— Хотелось бы мне посмотреть на безумцев, которые поедут в регион, охваченный гражданской войной без каких-либо ясных перспектив её завершения. Жителя Западной Украины, переезжающего в Россию, мне представить гораздо легче. Тем более, что таких прецедентов много уже сейчас.
«СП»: — Некоторые киевские политики давно предлагают применять к жителям Донбасса «специальные фильтрационные меры», чтобы отсеивать неблагонадежных и переселять в другие регионы…
— Многие неблагонадежные дончане уже переселены — в подвалы Харьковского, Днепропетровского или Киевского СБУ, например.
«СП»: — Подконтрольные Киеву районы Донбасса в свое время принимали участие в референдумах за ДНР и ЛНР, против насильственной украинизации, обещанной Майданом". Что с ними будет теперь? Они потеряны для Новороссии? Как власти ДНР и ЛНР собираются решать эту проблему? И собираются ли? В минских соглашениях ведь об этом ни слова…
— А вот это — ключевая, самая важная проблема из всех сложнейших проблем Донбасса. Вокруг этого и будут развиваться все дальнейшие события. Сейчас вокруг этой проблемы — заговор молчания, однако все понимают, что оккупированные территории ДНР и ЛНР рано или поздно Украине придется освобождать. Добровольно (то есть в результате политического урегулирования) или не вполне добровольно — это и есть главный вопрос.
— Отметим сразу, что украинская власть в лице гауляйтера Жебривского наконец признала: Донбасс — не украинский край, говорит публицист Дмитрий Скворцов.
— Но в попытках превратить русское население Новороссии (как впрочем, и других регионов нынешней Украины) в украинцев нет ничего нового. Именно этим в XIX-XX вв. занимались в Галиции и Подкарпатской Руси поляки и австрийцы, в первой половине XX в. в Малороссии и Новороссии большевики и фашисты, в XXI в. неонацисты (в домайданный период маскировавшиеся под национал-демократов).
Другое дело, если в период незалежности лишь властители «свидомых дум» (т.н. мытци) позволяли себе, скажем, называть русский язык исключительно «языком блатняка и попсы» и представлять русских в «художественных» произведениях дегенератами, то сейчас, когда всё русское всеми СМИ представляется исчадием ада, уже и власть отбросила оговорки вроде «для нас врагом является Кремль, а не русский народ и его культура». Так, экс-глава СБУ (в период пребывания в должности) заявил, что для его службы все пророссийские организации являются вражескими и незаконными: «Мы боремся с ними путем открытия уголовных дел относительно лидеров и спонсоров этих организаций, путем уголовного преследования, ареста и приведения их к ответственности».
Поэтому заявления представителей киевской власти о «самоидентификации дончан путём нанизывания их на украинские стержни» более чем реалистичны. О том, что значит «постепенная, не грубая, не через колено, но украинизация школ и садиков» мы уже знаем на примере преподавателей-русофилов, увольняемых по «сигналам» студентов — «активистов» или национально «свидомых» родителей школьников. Механистически перевести все школы индустриального Донбасса на сельскохозяйственный язык обучения может получиться довольно быстро. Но достигнут новые оккупанты украинизаторы обратного эффекта — отторжения всего украинского. Примером тому — недавний отказ исполнять украинский гимн (и даже прикладывать по-вашингтонски руку к сердцу) всеми детьми, родителями и учителями в подконтрольном ВСУ посёлке Рубежном. И вряд ли это был единичный случай, просто о том инциденте раструбили ошарашенные украинские журналисты.
Даже идея «фильтрационных мер» для просева неблагонадежных дончан не нова. Первыми в Европе концентрационными лагерями были «Талергоф» и «Терезин», где в начале XX в. «отфильтровали» через повешение, расстрел и пытки десятки тысяч русинов, не пожелавших стать украинцами.
Но и «благонадёжным» ничего не светит на «большой Украине», тем более, в «украинском Пьемонте — Галичине». Там их всё равно будут считать москалями. Здесь, чтобы стать истинным украинцем, требуется принять униатство. Опять же, ничто не ново под желто-голубой луной. Достаточно вспомнить мемуары полкового священника Центральной Рады Ивана Теодоровича, который эмигрировав в Канаду, несмотря на «героическое» националистическое прошлое, был подвергнут обструкции: «Потому что ты не греко-католик, ты никак не можешь быть украинцем… ты не греко-католик, а значит, ты кацап, москаль, проклятый схизматик».
«СП»: — Одной из важнейших задач Жебривский видит демонополизацию и демократизацию экономики. Он сообщил, что идет работа над микрокредитованием малого и среднего бизнеса. Может ли вообще бизнес развиваться в прифронтовых условиях? Насколько реальны слова Жебривского об усилиях властей по восстановлению региона или это просто слова для отчетности?
— Насчёт «демонополизации и демократизации экономики», то именно это, даже по признанию независимых украинских экспертов, происходит в ДНР и ЛНР. В украинских же условиях, где олигархический режим только укрепляется, а коррупция расцветает как никогда ранее, слова Жебривского, думаю, смешны уже даже для любого более-менее мыслящего украинца. Тем более, о какой демократизации может идти в прифронтовых условиях, где «контроль над потоками» осуществляется под мантры о борьбе с контрабандой, терроризмом и т. п.
Слова Жебривского об усилиях властей по «восстановлению региона» настолько же реальны как слова Порошенко о победах под Иловайском или реляции Яценюкаоб экономических успехах.
«СП»: — Попытки стимулировать финансово (продавать на подконтрольной территории продукты по украинским ценам) жителей блокадного Донбасса, включение украинского телевещания и т. п. дадут какой-нибудь результат?
— Попытки стимулировать финансово стимулируют разве тех «челноков-бизнесменов», наживающихся на разнице в ценах и тех на украинских блокпостах, кому платят мзду эти дельцы. Ту самую мзду, отчисления от которой идут в карман Жебривским и тем, кто их поставил.
Включение украинского телевещания лишь усилит ненависть дончан к Украине. Ведь они, ежедневно наблюдающие, кто их бомбит и расстреливает, будут иметь возможность наглядно оценивать ложь и манипуляцию украинской пропаганды.
«СП»: — Будут ли когда-нибудь освобождены подконтрольные Киеву районы Донбасса?
— Подконтрольные Киеву районы ДНР и ЛНР будут освобождены, как только Киев возобновит широкомасштабные военные действия, либо, как только киевская власть ослабеет настолько, что будет просто не в состоянии контролировать дальние рубежи.
Первая украинизация Донбасса началась почти сто лет назад — когда туда на немецких штыках пришла Украинская Народная республика, отмечает донецкий политолог и историк Владимир Корнилов.
— И с тех пор, сменяя друг друга, прокатились несколько волн украинизации. И не один пришлый политик (а Жебривский вообще не имеет ни малейшего понятия ни о Донбассе, ни о дончанах) пытался украинизировать данный край, да все тщетно. Жебривский говорит о 100% украинских школ в Дружковке. И даже не подозревает, что к середине 30-х большевики довольно жесткими мерами украинизировали там почти 100% школ. Но так всегда бывало за столетнюю историю: как только начиналось малейшее послабление, ситуация вновь откатывалась назад. Народ-то все равно говорил и будет говорить по-русски, как бы скоропадские, скрыпники, геббельсы или жебривские ни старались.
«СП»: — Почему за столько лет, что Донбасс находился в составе Украины, так и не удалось его полностью украинизировать?
— Донбасс всегда был интернациональным краем. Его одновременно заселяли русские, украинцы, немцы, греки, татары, евреи, болгары. У нас до сих пор есть греческие поселения или татарские. Порой проезжаешь по донецкому селу — и представить себе не можешь, на каком языке люди говорят. Поэтому всегда нужен был язык межнационального общения. Конечно, таковым был и останется русский. Даже в годы тотальной украинизации мова считалась для местного населения «первым иностранным языком».
«СП»: — Некоторые киевские политики давно предлагают применять к жителям Донбасса «специальные фильтрационные меры», чтобы отсеивать неблагонадежных и переселять в другие регионы. В случае реализации таких планов, какой процент дончан останется на Донбассе?
— Мое мнение было бы субъективным, но, в конце концов, есть результаты не одной волны выборов, референдумов, опросов общественного мнения. И все они свидетельствуют, что подавляющее большинство Донбасса не разделяло, не разделяет и не будет разделять те бандеровские ценности, которые насаждает сейчас Киев. Переселение народов — очень дорогое и трудоемкое занятие. У Киева сейчас нет денег даже для того, чтобы содержать регионы в нынешнем виде. А отселить пару-другую миллионов людей и переселить туда пару-другую миллионов из других регионов — это задача вообще неподъемная.
«СП»: — Насколько за время войны изменилось соотношение тех, кто идентифицировал себя украинцами и тех, кто себя таковыми не считал?
— Кто ж это может сказать? Опросы там не проводятся. Понятно, что по одну линию фронта работает одна пропаганда, по другую — иная. И соответственно, от этого зависит самоидентификация многих граждан. Но если даже почитать западные СМИ, то можно увидеть, как украинские вояки жалуются иностранным корреспондентам на то, что им «приходится работать во враждебной среде», что «подавляющее большинство жителей ненавидят Украину и ждут прихода русского мира». Не доверять подобным признаниям нет повода.
«СП»: — После такой войны можно заставить дончан стать лояльными государству Украина? Если гипотетические представить, что Киев отвоюет Донбасс или получит его по минскому соглашению, сможет ли Донбасс когда-нибудь снова стать полноценной частью Украины?
— В том-то и дело, что когда Киев, Брюссель или даже Москва рассуждают о том, как Донбасс будет оставаться в составе Украины, никто не говорит о практической реализации данной идеи. Никто не просто не выработал формулу существования Донбасса в составе Украины, но даже не приступил к ее выработке. Лично я не представляю, как дончан можно будет заставить жить в государстве, которое их бомбило. Но в любом случае, при любом исходе подковерной борьбы за Донбасс, нужно будет искать формулу взаимного мирного сосуществования — в рамках формально единого государства, или за его пределами. И конечно, эту формулу нужно обсуждать уже сейчас.
«СП»: — Что будет с подконтрольными Киеву районами Донбасса? Вернутся ли они в состав ЛНР и ДНР? Ведь они тоже голосовали за республики…
— Мы же уже убедились, что никогда нельзя говорить «никогда». Еще в феврале, находясь в Минске, Порошенко был уверен, что Дебальцево останется за Украиной, как Кремль ни убеждал его в обратном. Но ведь будь Порошенко умнее и не начни зимой авантюрную операцию под Горловкой, не было бы наступления ДНР, и Дебальцево остался бы в украинской зоне контроля. Поэтому дальнейшая судьба оккупированных районов Донбасса будет зависеть от целого ряда субъективных факторов — в первую очередь, от того, пойдет ли Украина на новые авантюры, и от того, насколько жесткой и последовательной будет позиция России. Которая, как я понимаю, сама еще толком не определилась со своей позицией по будущему Донбасса.

Комментариев нет:

Отправить комментарий