...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

вторник, 23 декабря 2014 г.

Воинский мемориал в Мытищах. Публикации в прессе (архив)

Как будут хоронить российских героев и президентов

Как будут хоронить российских героев и президентов


Категория: Архив Copyright RNNS.RU © 2007-2013
Решение о строительстве беспрецедентного по масштабу Пантеона русской славы было принято еще в 2001 году, но на строительную площадку первые рабочие вышли только на этой неделе. В натуральную величину нарисованы шаблоны монументов, которые затем воплотятся в камне и мозаике. Теперь известно в мельчайших подробностях, где и как будут похоронены ныне живущие первые лица Российского правительства, армии, герои, орденоносцы, словом, те, кто охранял Отечество не щадя живота своего.
В эксклюзивном интервью для AIF.RU начальник Федерального Государственного Учреждения ФГУ ФВМК, генерал-майор запаса Василий Руденко вспомнил, как проходили похороны Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева:
- Когда опускали Брежнева на лентах, его практически уронили. Что-то сорвалось, гроб с трудом удержали.
Как будут хоронить российских героев и президентов

Теперь такое точно не повторится. Гарантированы плавность и размеренность, а также четкая координация похоронной процессии и даже специальный лифт для гроба.

- Рядом с горбом все время будут сидеть родственники, мимо будет идти похоронная процессия. Для колонны прощания предусмотрены две двери: в одну зашли, из другой вышли, - рассказал Василий Руденко. - По окончании траурного митинга гроб будет укрываться государственным флагом, потом его положат на орудийный лафет и медленно отбуксируют боевой машиной в сопровождении почетного караула к могиле. Могила будет оформлена торжественно, на случай дождя предусмотрен навес. Опускать гроб в могилу будет специальное устройство наподобие лифта. Финалом похорон станут гимн России и салют.
Как будут хоронить российских героев и президентов

Общее время процедуры прощания и похорон составит от 3,5 до 4-х часов. На кладбище будет предусмотрено два ритуальных зала, что позволит проводить до четырех захоронений в день. Обслуживать ФВМК будет целый штат сотрудников: церемониймейстеры, могильщики, флористы, фейерверкеры, дежурные врачи и многие другие специалисты. Объект опутает сеть видеонаблюдения. На строительство объекта в общей сложности должно быть выделено государством до 3 млрд рублей.
Как будут хоронить российских героев и президентов

Руководитель авторского коллектива проекта ФВМК, народный художник России Сергей Горяев признался в интервью AIF.RU, что к нему приходит очень много вопросов о переносе тела Ленина на новый Пантеон:

- По своему статусу председателя ВЦИКа В.И.Ленин имеет право быть захороненным на ФМВК, поэтому в случае переноса, для него будет место, о чем мы как раз, как проектировщики, позаботились.
Как будут хоронить российских героев и президентов

Мир живых от мира мертвых будет отделять «Мост героев», оформленный 24 скульптурами. В мастерских кипит работа полным ходом. Скульпторы трудятся без выходных по 8-10 часов в день. Представленные фигуры – от гусаров до воинов спецназа – обобщенные портретные типы. Их высота - 2 метра 78 сантиметров.
Как будут хоронить российских героев и президентов

По словам Сергея Горяева, участки на новом кладбище продаваться не будут, финансовые затраты на похороны каждого лица полностью возьмет на себя государство:

- Почему этого Пантеона не было раньше? Потому что частично его функцию несла Красная площадь: похороны высших воинских чинов и высшего истеблишмента государства проводились там. Просто проблем не стояло. Потом были очень трудные девяностые годы, когда было вообще не до официоза. А сейчас пришло время, поэтому ФМВК и создается, - заключил руководитель авторского коллектива проекта.
Как будут хоронить российских героев и президентов
Завершено строительство Федерального мемориального кладбища в Мытищах – его торжественное открытие намечено на 22 июня. На возведение некрополя потрачено около пяти млрд рублей, правда подрядчики пока получили только четыре.
Видеоролики: 1, 2







Завершено многолетнее строительство первого национального воинского некрополя — Федерального военного мемориального кладбища (ФВМК). Его торжественное открытие состоится в «День памяти и скорби» в субботу, 22 июня. Согласно постановлению правительства России от 25 февраля 2004 года № 105 «О Федеральном военном мемориальном кладбище», это кладбище предназначено для погребения Героев Советского союза и Героев России, ветеранов Великой Отечественной войны, президентов СССР и России, руководителей органов федеральной исполнительной власти, маршалов. Кроме того, здесь могут быть погребены сотрудники федеральных органов исполнительной власти, Государственной противопожарной службы, погибшие при защите интересов государства. Места на этом кладбище могут выделяться и для других граждан, на погребение которых даст разрешение президент или правительство.

Мемориал займет территорию более 53 га (в 7 раз больше Новодевичьего кладбища) около деревни Сгонники Мытищинского района Московской области, рядом с Волковским кладбищем. При этом только половина территории (26 га) выделена для захоронений, остальное – для ритуальных и административно-хозяйственных построек. «Всего на кладбище предполагается создать около 40 тыс. захоронений, первым из них станет погребение останков неизвестного солдата и установка памятного знака», — рассказал в четверг на пресс-конференции и. о. руководителя комитета общественных связей города Александр Чистяков. Захоронение бойца 107-й стрелковой алтайской дивизии, погибшего под Москвой в 1941 году, планируется создать по аналогии с мемориалом «Могила Неизвестного солдата».

По словам чиновника, перезахоронение праха и останков героев с других кладбищ на новое место не предполагается.

ФВМК представляет собой уникальный объект, не имеющий аналогов в отечественной практике, говорится в релизе, подготовленном выполнившим художественную составляющую проекта ЗАО «Комбинат монументально-декоративного искусства». «Это и Пантеон для самых выдающихся людей страны, и Мемориал воинской славы, и кладбище со всеми присущими ему атрибутами, — сказано в документе. — Общегосударственное значение ФВМК, необычайная идеологическая емкость объекта диктуют особый подход к его художественному облику, призванному воплотить национальное представление о Доблести, Мужестве и Славе».

Перед входом в мемориал на большой площади расположены тридцатидвухметровые стелы, облицованные красным и черным гранитом, в нижней части которых созданы две флорентийских мозаики из гранита на тему Скорби и Прощания. За КПП начинается предназначенная для траурных лафетов мощенная гранитом дорога, ведущая к Центральному перекрестку с «Обелисками Славы» — ансамблю из четырех кубических гранитных форм с рельефами, тематически отражающими рода войск Вооруженных сил РФ и тыл страны. От Центрального перекрестка дорога ведет к Площади поминальных обрядов. Для стен поминальных залов выполнены панорамные картины на тему «Поля русской Славы»: «Чудское озеро», «Куликово Поле», «Бородино», «Севастополь», «Брестская крепость», «Мамаев курган». Завершают облик ритуальных залов посаженные у их стен голубые «кремлевские» ели.

Центром монументально-скульптурного оформления ФВМК является ансамбль скульптур на «Аллее героев» — 24 фигуры воинов с присущими им историческими костюмами, оружием и атрибутами шести эпох: со времени Александра Невского и Дмитрия Донского до Великой Отечественной войны и эпохи локальных войн второй половины XX века. Завершает монументально-художественное решение ансамбля ФВМК Пантеон-Колумбарий, в центре которого, в чаше фонтана, на фоне гранитных знамен, расположен отлитый в бронзе монумент «Скорбь» — фигура женщины, оплакивающей павшего бойца.

Как рассказал «Газете.Ru» художественный руководитель проекта ФВМК, член Президиума Российской Академии Художеств, народный художник Росии Сергей Горяев, в целом творческому коллективу удалось воплотить все, что было задумано. «Окончена громадная работа, и приходит понимание, как много сил было вложено за последние восемь лет в воплощение идеи, — рассказал Горяев. — Конечно, было много проблем, но наше упорство победило: нам удалось донести до Минобороны, Минкульта, коллег, прессы, просто людей, которые не понимали стилистики ансамбля, наше архитектурно-художественное видение. Доказать, что это не должна быть суперсовременная вещь. И сегодня ветераны нас благодарили, говорили, что получилось именно так, как они бы хотели».

По словам художественного руководителя проекта, строительство ФВМК обошлось бюджету в пять млрд рублей.

Правда, последний миллиард еще не выплачен генподрядчику строительства — «Росспецстрою». «Подрядчик до сих пор не получил денег еще за тот год, и строил за кредитные средства», — рассказал он. При этом, отмечает Горяев, работа велась очень рачительно. «53 га с перепланировкой, благоустройством, большим художественным насыщением, большим количеством уникальных объектов, отделкой из натурального гранита – все это стоит очень дорого», — объяснил он.

Что до художественной стороны строительства, то самым важным достижением творческого коллектива Горяев считает «рождение стилистики сегодняшнего дня». «Я ставил задачу разработать стиль эпохи Владимира Путина, — рассказал художник. — Он подписал постановление о строительстве пантеона в самом начале своего руководства страной. За это время появилась олимпийская стройка, но там используется универсальная архитектура, Сколково тоже не интересно в этом плане, а «Москва-Сити» скорее адресовано к Лужкову. И мне казалось очень важным создать стиль нынешней эпохи, который, делая упор на классическо-академическую школу, отсылал бы и к современному искусству, и к стилю ар-деко, и к русской традиции».

Идея создания национального военного мемориала для имеющих особые заслуги перед государством военнослужащих появилась давно. Впервые о ней заговорил еще Никита Хрущев. В1993 году группа маршалов обратилась к Борису Ельцину с предложением о создании национального пантеона. Президент одобрил идею, но решение о ее проработке принял только спустя 4 года, после повторного ходатайства. Затем долго искали место для будущего пантеона. И только в 2001 года Владимир Путин подписал указ о строительстве ФВМК. Само строительство началось в 2008 году, но из-за финансовых проблем сроки его завершения несколько раз отодвигалось. Открытие пантеона планировалось сначала 9 мая 2010 года, затем в декабре 2011 года.

При этом, с самого начала создание ФВМК сопровождалось скандалами.

Первоначально в 2002 году конкурс выиграл комплексный архитектурно-художественный проект мемориала ГУП МНИИП «Моспроект-4» под руководством Андрея Бокова. Соавторами стали известные российские художники Георгий Франгулян и Иван Лубенников. Однако затем проект был передан строительно-проектным структурам Минобороны. Между скульпторами и проектировщиками начались конфликты. «Моспроект-4» так и не смог отстоять свои авторские права, в том числе право на участие в создании ФВМК. Арбитражные суды на эту тему продолжаются до сих пор. Как рассказал «Газете.Ru» Лубенников, его эскизы до сих пор находятся в «Моспроекте-4», но поскольку он был отстранен от работ, то ответственность за воплощение своих задумок в жизнь художник не несет: «Мои вещи могу делать только я сам».

По мнению искусствоведа, члена президиума экспертно-консультативного общественного совета при главном архитекторе Москвы Алексея Клименко, кладбище, пусть и мемориальное, не должно быть парадным местом (где для захоронений отведена только половина территории). А стремление к гигантомании (как и на Поклонной горе) говорит о победе имперского, негуманного начала в российской культуре. «Таковы эстетические предпочтения людей, стоящих у власти, — считает эксперт. — И в основе всего этого – искажение картины мира, когда история представляется бесконечной чередой побед. Но еще маршал Жуков говорил, что с течением времени все военачальники стремятся выиграть сражения, которые они проиграли. Важно, чтобы пантеон имел ноту гуманизма, сострадания. Потому, что война – это, прежде всего, огромное страдание, а не слава и героизм».




Открытия Федерального военного мемориального кладбища ждали 20 лет

Только при Сердюкове сроки переносились пять раз, а бюджет строительства вырос вдвое
Русский Арлингтон, филиал Новодевичьего, мемориал для избранных — как только не называли Федеральное военное мемориальное кладбище, которое наконец-то торжественно открывается в субботу, 22 июня, в Мытищинском районе Подмосковья.
Открытия Федерального военного мемориального кладбища ждали 20 лет
фото: Михаил Ковалев
Именно — наконец-то. Ведь идея его создания появилась еще в 90-х годах. Сначала в 1993-м, потом в 1997-м группа ветеранов — генералов и маршалов СССР — писали президенту Ельцину, предлагая создать такое кладбище. В 93-м Ельцин их предложение отклонил, а в 97-м спустил письмо вниз с резолюцией: «проработать» вопрос. Но когда его стали «прорабатывать», власти Москвы и области ответили, что свободной земли у них нет. Для элитных особняков, VIP-поселков, приватных клубов — она находилась, а для мемориального кладбища не нашлось. И вопрос завис.
Через два года военные снова к нему вернулись, обратившись уже в правительство, которое сразу откликнулось и поручило Минобороны представить соответствующий проект указа, а затем и проект правительственного постановления.
Этот документ вышел лишь спустя 3 года — из правительственного аппарата его несколько раз возвращали, требуя доработать и переделать. «Мы бились над проектом постановления несколько лет, — рассказывают военные, — в правительственном аппарате он лежал месяцами, а подписал его Виктор Христенко, который всего один день временно исполнял обязанности председателя правительства».
Тогда же под мемориал нашлась и земля: 53 гектара севернее деревни Сгонники — часть военного полигона в Мытищах, где могли быть захоронены около 40 тысяч человек. В 2000 году там установили закладной камень. А 11 июля 2001 года вышел указ президента, подписанный уже Путиным, «О Федеральном военном мемориальном кладбище», создаваемом для «увековечения памяти военнослужащих и других граждан Российской Федерации, погибших при защите Отечества», а также людей, «имевших особые заслуги перед государством».
Труднее всего, говорят организаторы, было определить степень «особых заслуг» для согласования графы «кого хоронить».
Кое-кто предлагал вместе с руководителями федеральных министерств и ведомств включить в обязательный список их заместителей, депутаты Госдумы захотели хоронить в пантеоне не только руководителей палат Федерального собрания, но и председателей всех комитетов... Но все эти предложения были отклонены. Решили, что хоронить здесь будут ветеранов войны, высший генералитет, Героев Советского Союза и Российской Федерации, кавалеров орденов Андрея Первозванного и Славы трех степеней, председателей Госдумы, Федерального собрания и Совмина (в том числе советского), ну и, наконец, президентов России и СССР.
Однако было ясно, что все эти достойные люди в отстроенном пантеоне не поместятся. Только через Чечню прошло около 400 тысяч человек, и многие из них имеют не одну награду. Плюс «афганцы», миллион участников Великой Отечественной... А ведь более 20 тысяч ветеранов войны и Вооруженных сил ежегодно умирают только в Москве и Подмосковье. Кладбище, рассчитанное на 40 тысяч захоронений, всех принять не сможет, поэтому в тексте правоустанавливающих документов появились ключевые слова: не просто «погибшие (умершие) при защите интересов государства», но еще и «проявившие при этом доблесть и героизм», а также «другие граждане по решению Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации».
Со временем планируется, что филиалы этого кладбища появятся в других регионах, чтобы не везти через всю страну тело погибшего героя в столицу и хоронить далеко от родни. Или, допустим, при погребении жителя Чечни не нарушать мусульманских традиций, когда необходимо предать умершего земле уже до захода солнца. Но это все — планы. Пока же после многолетней задержки пантеон открывается лишь в Подмосковье.
Его строительство началось в марте 2008 года. Изначально в Минобороны говорили, что мемориал откроют в 2010 году к 65-летию Великой Победы. Не открыли и через год. По просьбе бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова сроки переносились пять раз. В последний раз открытие планировали на 9 мая 2012 года.
Специалисты говорят, что отсрочки были связаны с многочисленными недоделками генподрядчика — Спецстроя РФ, который возглавляет Григорий Нагинский — бывший заместитель министра Сердюкова по строительству. Сам он объяснял задержки «постоянным изменением проекта по художественному оформлению пантеона». Интересно, что при этом бюджет проекта, рассчитанного на три года строительства, в 2008 году составлял 2 миллиарда 800 миллионов рублей, а к концу 2012-го превысил уже 5,5 миллиарда.
В Минобороны говорят, что новый пантеон выполнен полностью в российских традициях и сопоставим по значимости с Мамаевым курганом в Волгограде, Пискаревским кладбищем в Санкт-Петербурге или Поклонной горой в Москве и его нельзя назвать подражанием Арлингтонскому кладбищу в США.
Что ж, возможно, это так. И было бы еще лучше, чтобы он не стал подражанием и не повторил судьбу некрополя на Красной площади, где возле могил людей (какими бы они ни были, но делали историю Российского государства) мы проводим ночные концерты, устраиваем пляски и ледовые шоу. А во время военных парадов стыдливо закрываем Мавзолей — главный объект этого пантеона — бело-сине-красными конструкциями: дескать, туда не смотрите, там ничего нет.
А там есть. Там наша история: успехи и ошибки, победы и поражения, кровь и слава, стыд и слава.
Сумеем ли мы в новом пантеоне достойно сохранить память о тех, кого считаем героями нашего времени? Сохранить на любых поворотах истории, во все времена, при разных министрах и президентах.




С момента открытия кладбища в интернете появились десятки статей и инсинуаций, в которых утверждается, что строительство обошлось безумно дорого, что затеяно оно было, чтобы умыкнуть денег из бюджета, что это просто "средства, зарытые в землю, неизвестно зачем", что к простому народу ФВМК не имеет никакого отношения, что аналогичные сооружения в других странах в разы скромнее и аскетичнее... Не верьте им. Так утверждают недалёкие люди. Аскетичнее и проще те сооружения по той обыкновенной причине, что в приведенных в пример странах исповедуются совершенно другие ценности, там не экономят лишь на строительстве казино и фешенебельных гостиниц при них. Да и количество жертв, понесённых во всех вместе взятых войнах, которые вели эти "примеры" просто не сопоставимы с тем, что потеряла наша страна. Память не имеет цены. Как можно оценивать бесценное? Как можно оценивать комплекс Пискаревского кладбища в Санкт-Петербурге или воинского некрополя Преображенского кладбища Москвы, или комплекс мемориальных сооружений на Бородинском поле, или Звонницу на Прохоровском поле, которая стала всемирно известным символом стойкости и мужества воинов Красной армии? Как оценить монумент "Родина-мать зовёт!" на Мамаевом кургане? Ведь все в мире, в том числе и авторы этих статей, знают, какие жертвы несла наша Отчизна в многочисленных войнах и сражениях на протяжении всей своей истории. Эти статьи иначе, как лукавством, назвать и не получается.
В состав авторского коллектива, воплотивших проект в реальность, вошли:
Художественный руководитель: Народный художник РФ, академик Российской Академии Художеств, лауреат премии Правительства РФ в области Культуры, кавалер орденов Почёта и «За заслуги перед Отечеством» IV степени, председатель Московского союза художников профессор Горяев Сергей Витальевич.
Архитектор: Заслуженный строитель РФ Чудновцев В.А.
Скульпторы: Белоусов В.А., Елисеев Ю.П., заслуженный художник РФ Курдов Г.В.
Монументалисты: лауреаты премии Правительства РФ в области культуры Данильченко Е.С., Якименко А.В.
Живописцы: лауреат государственной премии РФ имени Жукова, генерал-лейтенант Кузнецов Д.Г., при участии заслуженного художника РФ Баранова Р.Н. и Чекунчикова С.В.
Дизайнеры: заслуженный художник РФ Шведов С.М., Диков Н.В.
Удивительны судьбы людей... Для художественного руководителя Сергея Витальевича Горяева этот проект, безусловно, стал главным в жизни, работал он над ним почти девять лет. Закончив мемориал, он, увидев его торжественное открытие и отпраздновав вслед за этим в июле свой 55-й юбилей, но... меньше чем через месяц, в сентябре 2013 года, к большому сожалению, скоропостижно скончался. Похоронен Сергей Витальевич в Москве, на Ваганьковском кладбище, рядом со своим отцом, на 24 участке.
Архитектурно-художественный облик Федерального Военного Мемориального Кладбища выполняет миссию создания масштабного и запоминающегося образа воинского пантеона и выстроен на принципах строгой иерархии отдельных частей и произведений, что преследует целью создание настроения торжественности при проведении ритуальных обрядов и церемоний. При разработке всех художественных элементов мемориала учитывались наши национальные традиции, но также был проанализирован и опыт строительства зарубежных мемориальных сооружений.
Весомым дополнением в составе архитектурно-художественных образов, определивших облик ФВМК, стали символы и атрибуты Государства, и символы и атрибуты Вооруженных сил Российской Федерации. Всё это изначально было предусмотрено Государственными церемониями захоронения на ФВМК. Федеральное Военное Мемориальное Кладбище как будущий национальный символ страны должен, прежде всего, ассоциироваться с уже существующими символами России. Конечно же, самым величественным и значимым из этих символов для российского народа является Кремль и Красная площадь, как сердце России, как суть её многовековой государственности. Именно эта связь с самым главным, с самым ярким символом страны - Кремлём и Красной площадью - и стала отправной точкой идейно-художественного наполнения всей концепции при оформлении ФВМК.




Российская элита задумалась о вечном



Под разговоры о демократии российские начальники бронзовеют вполне в советском стиле. Наше высшее руководство говорит о сменяемости власти, но пишет концепции до 2020 года. Владимир Путин позаботился о специальном кладбище для героев, военных и правителей России. А Дмитрий Медведев разрешил создавать президентские музеи на бюджетные деньги. Они с нами навсегда?
«Новая» проследила, как большие люди превращаются в памятники.

Луна осветила кладбищенский двор…
Об этом кладбище начали говорить давно. Практически сразу после того, как в начале 90-х элитные места под Кремлевской стеной оказались недоступными для высшего генералитета. Но если Ельцин только раздумывал, то Владимир Путин, хоть и молодой, принялся за дело — в 2001 году подписал указ о Федеральном военном мемориальном кладбище, а в марте этого года началось строительство.
Сейчас на выбранном месте под Москвой около Мытищ разъезжают грузовики и самосвалы, превращая ромашковое поле в однородную массу песка. А в 2010 году, то есть к 65-летию победы в Великой Отечественной войне, здесь появится наш ответ знаменитому американскому военному некрополю — Арлингтонскому кладбищу. Это 53,5 гектара на 32 тысячи мест (с учетом колумбарных захоронений). Рассчитано не на одну дивизию! Одна могила — пять квадратных метров. В 2008 году на строительство выделен 1 млрд рублей.
Причем на этом военные не намерены останавливаться. Еще в прошлом году высказывались предложения создать целую сеть военных кладбищ по стране — филиалы кладбища «хотя бы на уровне федеральных округов». Точно к Третьей мировой готовятся…
Кто здесь будет покоиться — самый деликатный вопрос. Есть, конечно, постановление правительства, где все герои перечислены*. Но возможны и вариации. Во-первых, умерший может заранее протестовать или его родственники высказаться против. Во-вторых, кто-то может здесь упокоиться просто по решению президента или правительства. С ними могут быть захоронены и супруги. Не ясно, кто переедет сюда с Красной площади. Архитекторы заявляют, что их миссия закончилась на том, что они предусмотрели саму возможность переноса праха из Кремлевской стены. Все остальное — политический вопрос. Даже конкретные сроки, когда начнется строительство самой первой, а значит, и главной  ямки, находятся в секрете. «Может, вам еще сказать, кто здесь будет похоронен?!» — с ужасом в глазах спрашивает на это один из строителей в руководстве фирмы-генподрядчика, сразу же опустив указку с чертежа мемориала. Кто займет первую могилку на почетной аллее захоронения первых лиц государства — Ельцин, а может,  Ленин, — это тоже политический вопрос.
Доподлинно известно лишь, что элитных мест на главной аллее (для верховных главнокомандующих) — 30. По подсчетам архитекторов, их должно хватить лет на 200. Из такого расчета: Конституцию не меняем, значит, один президентский срок — четыре года, а президенты меняются в последовательности два срока подряд через один срок. Впечатляющая политическая смекалка! Что, в общем, успокаивает — значит, предполагается сменяемость власти.
Согласно чертежам мемориал предполагает: КПП, залы поминовения, мост через естественный овраг (соединяет «город живых» с «городом мертвых»), ритуальные залы, арка памяти, зона захоронений, Вечный огонь и пантеон.
Но с кладбищем государственной важности случился форменный скандал. Еще два года назад разругались архитекторы между собой и с заказчиком — Министерством обороны, споря, кто должен сооружать геройское кладбище и как оно должно выглядеть, чтобы русский человек его понял и принял.
Дело в том, что начинала мегапроект одна группа архитекторов («Моспроект-4», в эту команду вошли известные скульпторы Георгий Франгулян, Лазарь Гадаев), а реализовывает другая (под руководством народного художника России Сергея Горяева). По версии «Моспроекта-4», именно они подготовили весь проект и чертежи, а потом работавший с ними Горяев втихаря подготовил свой вариант, взяв за основу их планировку и подкорректировав стиль под заказчика. Именно этот вариант в итоге понравился генералам. Сергей Горяев настаивает, что плагиата не было, это конкуренты злятся, потому что потеряли работу: «Просто мной был найден тот стиль, который оказался приемлемым для заказчика».
Пока идет строительство, продолжаются и судебные битвы. В марте Арбитражный суд Москвы решил, что права на проект мемориала принадлежат «Моспроекту-4». Очередное судебное заседание состоится в этот вторник.
Генералы о прекрасном
Что такое стиль, приемлемый для Министерства обороны, — вопрос не праздный. Строить кладбище самим себе — дело действительно очень ответственное. Полковник Михаил Лиманский, курирующий строительство со стороны Минобороны, на вопрос «Новой», чем же ему лично не понравился первый вариант, прищурился: «Стилистика нерусская какая-то у них была. Этот более удовлетворителен для восприятия русского человека».
Спор ушел в область прекрасного. Первую команду архитекторов корили в непонятных русской душе минимализме и авангардизме, а затем и вовсе стали сравнивать с израильским мемориалом жертвам Холокоста «Яд Вашем». Вторую сразу же объявили в потакании вкусам солдафонов, возрождении сталинского ампира и в демонстрации стиля авторитаризма.
Сергей Горяев, которому удалось разгадать душу российского военного, разъяснил «Новой» пожелания генералов (проект еще обсуждался и с депутатами, и с активами ветеранских организаций).
По стилю это должен был быть неоклассицизм, «в традициях русской реалистической школы». Никаких наклонных стен и авангардных конструкций (как в первом варианте). Стены должны быть, как им и положено, вертикальными.
Генералы очень хотели, чтобы их кладбище навевало мысли о Кремле. Поэтому здесь будет много гранита, брусчатка по всей дороге. А после ритуальных залов группой Горяева была придумана Колумбарная стена: из красного гранита, с переменной высотой 2,4 метра и 3 метра и голубыми кремлевскими елями. Чем не кремлевские башенки?
Лежать военные хотят строго по системе. «Те архитекторы, вопреки воле заказчика, сделали частично регулярные, а частично хаотично разбросанные захоронения, а заказчик хотел видеть регулярность: вот здесь чекисты, здесь МЧС, здесь Герои России и так далее», — удивляется недальновидности первых творцов Горяев. Даже надгробия должны ранжироваться по званиям, в тематическом задании по-армейски четко написано: «Форма надгробий должна быть проработана особенно тщательно с учетом иерархии, возможности различения по званиям, наградам и родам службы».
Для большего порядка везде — символы и наименования вооруженных сил. В итоге  на стелах на входе — два герба: один российский, другой — Вооруженных сил РФ.
Одинаковые по размеру…
Мемориал должен демонстрировать героев. Генералам очень не понравился первый вариант Моста героев. Он напоминал военный мост, по бокам — кубы с прожекторами, устремленными в небо. Как на фронте. «Они представляют себе, что это была слишком промышленная сермяжная конструкция. Им главное — полированный красный гранит и ордена! Но разве от манекенов в костюмах могут быть сильные чувства?» — возмущается архитектор «Моспроекта-4» Александр Тараненко. Сейчас Мост героев выглядит совсем иначе: по его бокам — 24 позолоченные фигуры воинов разных эпох. Теперь сразу видно — герои.
Не только вид, но и эпохи, в которых сражались бойцы, военные подредактировали. Участников Первой мировой и Гражданской войн, как рассказал Тараненко, решили не упоминать. Заканчивать посоветовали не Великой Отечественной, а  Афганистаном, Чечней.
Правда, войны позади, настоящие герои уже лежат — кто где. Зато военная мощь страны растет, военные в фаворе, самое время им подумать и о своем месте в истории.
За стеклом
У Владимира Путина вкусы оказались изысканнее, чем у московских военных. О его личных пожеланиях по поводу военного мемориала ничего не известно. Зато можно судить о его отношении к собственному музею: Путину, видимо, по душе формат «для своих» — он даже специально позировал для экспозиции в частном музее.
Пока сигнала к строительству Центров исторического наследия президентов (по принятому в мае закону президентские музеи будут существовать на бюджетные деньги) никто не давал. А в среде столичных архитекторов уже ходят слухи о том, что путинский (а может, и медведевский) музей мог бы быть, например, на месте бывшей гостиницы «Россия». Еще в прошлом году предполагалось, что в этом месте, напротив Кремля, кроме отеля должен быть и культурный центр с частью коллекции музеев Кремля.
Настоящий клондайк исторических экспонатов — в Санкт-Петербурге, откуда и Путин, и Медведев родом. Раритеты могут встретиться в самых разных местах. В музее Анатолия Собчака среди удостоверений и любовных писем экс-мэра к жене — расписание на день, где на прием записан подчиненный Путин.
Но собрать президентскую коллекцию даже в Питере не каждому по зубам. Оказывается, и политики попроще президентов бывают крайне привередливы в вопросах собственного увековечивания: «Некоторые не хотят нам ничего отдавать, а потом, когда уходят с политической арены, понимают, что это был шанс стать в музее историческим экспонатом. И вот тогда начинается с нами переписка», —  пожаловался мне директор питерского Музея политической истории России Евгений Артёмов.
Что уж говорить о президентах! На вопрос, есть ли личные вещи Путина, Артёмов трагическим голосом произносит: «Пока нет». Хотя и просили. Это очень обидно. В кабинете директора — портрет Путина, сразу видно, кто главный. Фотографии Медведева нет даже в музейном киоске.
Зато личные вещи Владимира Владимировича собраны в другом месте — в частном музее в Стрельне, около Константиновского дворца. Два года назад, во время саммита G8, здесь, в особняке «Дача Линдстрема», прошла неформальная встреча Путина с Бушем. После чего в этой «даче» появился музей. В зале, где обедали Путин и Буш, на столе — меню президентов, на стенах — портреты глав государств G8 и их жен.
А в отдельной комнате — музей Путина. Что ни экспонат, то раритет. На всеобщее обозрение выставлены темно-синий с узором галстук, в котором Владимир Владимирович выступал с посланием парламенту в 2006 году, нефритовая ручка из кремлевского рабочего кабинета, его визитница, личное кимоно. Даже ставни от деревянного дома бабушки Путина из Тверской области. Здесь и подарки экс-президенту, самый ценный из них — Конституция в бриллиантах, рубинах и золоте. У здания припаркован знаменитый «Запорожец», который родители Путина выиграли в лотерею и отдали кататься сыну.
Бесценная коллекция в надежных руках. «Дача» сдана в аренду Олегу Руднову — главе Балтийской медиагруппы и, как выразились в музее, «другу Путина». Он же и главный коллекционер путинских вещей. Что-то было передано сюда из администрации президента, что-то найдено хозяевами самостоятельно.
Но самый главный в музее экспонат — это сам Владимир Владимирович. С ним можно провести целых три минуты. Вас закрывают в маленькой комнате, вы смотрите за стекло. Там — шторы, картина, книги, лампа. Свет гаснет, звучит лирическая музыка. И тут  из темноты  выходит трехмерный Путин. Поверьте, это почти страшно. Он смотрит прямо в глаза. Копия национального лидера выглядит как живой лидер. И мысль о том, что двойник Владимира Владимировича полностью зависит от кнопки на компьютере, а экскурсовод может его просто «выключить», кажется кощунственной. В ответ на его выход лежащая на полу Кони поворачивает голову. Путин достает книгу («Очерки из истории Балтийского флота»), смотрит в окно и уходит.
Имя творца виртуального лидера в музее не выдают: «Это же закрытый проект!» Но известно, что идея Путину понравилась — камерно и стильно, и он специально позировал для ролика. То есть специально отрепетировал этот взгляд почти в будущее, этакий отеческий взгляд потомкам.
Билет сюда стоит всего 150 рублей. А за несколько тысяч долларов (цены варьируются в зависимости от пожеланий клиента) в этом особняке можно провести, например, корпоративную вечеринку. Только представьте: в этом доме ужинали Путин с Бушем, в одной из комнат такие интимные вещи, как президентское кимоно, а в ресторане вы отдыхаете…
Экскурсоводы, правда, признаются, что ходит сюда «немного народа». Да и большой рекламы избегают: «Закрытый же проект!»
Народ не против?
Насколько музей и мемориалы нужны народу — вопрос открытый.
Сейчас под Мытищами, около деревень Сгонники и Бородино, своя маленькая стройка у жителей домов с видом на будущее кладбище. Они строятся, несмотря на поползшие по деревне слухи, что их дома буду сносить. Мужики машут лопатами, кидают цемент и как будто не замечают, как забором у них ездят самосвалы: «А чё? Это сейчас шумят, а потом-то все тихо лежать будут!» Они тоже по-своему герои: над их домами тянутся линии электропередачи, а вы тут пугаете высокопоставленными мертвецами! Зато кладбищенские строители обещали провести канализацию и водопровод. Еще строители мечтают, что кто-то из местных жителей согласится за могилками ухаживать — много ведь рабочих мест появится. Глядишь — и плакальщики потребуются… Деревенских старожилов из равновесия выводило только предположение, что здесь будет похоронен Ленин. С выражением мистического ужаса  потенциальные соседи срочно ретировались на огород.
Аналогичное неподобающее равнодушие демонстрировали и петербуржцы — как и подмосковные селяне, выгоды от своего соседства с музейными экспонатами они не видят. По адресу: Басков переулок, д.?12, Владимир Владимирович  жил с родителями. Сейчас во дворе-«колодце» стоит не знаменитый «Запорожец», а чья-то иномарка. Жильцы квартиры, где когда-то жил Путин, в домофон сурово убеждают, что ни о чем говорить не хотят. Зато их соседи снизу с радостью рассказали «Новой», что против всяких возможных идей с мемориальными табличками на доме. «А разве есть за что?» — удивилась Фаина Ивановна и  с интеллигентской простотой и достоинством вспомнила о коррупции во времена президентства Путина и понадеялась, что у Медведева «таких ляпов, как «замочить в сортире», не будет».
Но сказать, что к памятникам своим начальникам народ вовсе равнодушен, нельзя. В Питере едва не приняла угрожающих размеров мода на именные скверы в честь президентов. Год назад в знак протеста против уплотнительной застройки в одном районе города жители пригрозили разбить сквер имени Путина и установить там бронзовую фигуру Кони со щенятами. На святое, может, рука не поднимется… В этом году по аналогичным причинам появились желающие назвать сквер именем Медведева. С такой же инициативой выступали в Самаре.
Сразу видно:  народ своих правителей ценит.
* Среди них, например: военнослужащие и сотрудники федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрены военная служба, погибшие при защите интересов государства, чести и достоинства граждан; президенты СССР и РФ; председатели палат парламента; председатели правительства; Герои Советского Союза и РФ и др.
28.07.2008




С. БУНТМАН: Мы продолжаем «Разворот». Наконец-то Александр Тараненко, архитектор, член авторского коллектива по проектированию Военного мемориального кладбища.

А. ТАРАНЕНКО: Арбитражный суд установил принадлежность проекта нам, установил наше авторство и исключительное право на использование проекта. Просто, может быть, я коротко-коротко историю событий расскажу. 2001 год, указ президента России о создании мемориального военного кладбища. 2002 год – конкурс, объявленный УКСИ, который мы выигрываем, наш авторский коллектив во главе с Андреем Боковым. 2004 год – мы получаем на основании выигрыша конкурса получаем заказ на проектирование этого комплекса и начинаем проектировать. Поскольку в этом конкурсе сразу предполагалась большая художественная составляющая, мы пригласили несколько художников, очень хороших художников – это Георгий Франгулян, скульптор.

С. БУНТМАН: Мы его знаем очень хорошо, рядом с нами Окуджава его стоит.

А. ТАРАНЕНКО: Иван Дубинников. Для того, чтобы они могли быть оформлены на эту работу, получали свои законные гонорары, мы привлекли комбинат монументального декоративного искусства. По просьбе руководства комбината, мы приняли в свой авторский коллектив его художественного руководителя Сергея Горяева. В процессе проектирования произошел эпизод, который мы считаем рейдерством. Сергей Горяев, не информируя нас, своих друзей, коллег, соавторов, раньше срока представил в Министерство обороны, через нашу голову, а мы были его заказчиками, полный набор эскизов, основных художественных произведений, соответствующих тематическому заданию. Поскольку это было раньше срока и все было сделано в золоте, в хорошем выставочном виде, обрадованные военные немедленно приписали этот вариант, который у них был назван «вариантом номер два».

После этого Горяев, вместе с работниками Министерства обороны провели полный цикл согласования своего эскизного альбома и предложили после этого, вплоть до Комитета Госдумы, Ветеранской организации, предложили нам его приписать. Мы рассмотрели, мы были возмущены этим фактом и художественное качество его эскизов было абсолютно неприемлемо и не укладывалось в архитектуру.

С. БУНТМАН: Это эстетические были претензии или просто ревность, что он быстрее прибежал?

О. БЫЧКОВА: И понравился заказчику.

А. ТАРАНЕНКО: Ревности не было, была наша оплошность, мы допустили это. Но это было сделано настолько нагло, что такого ожидать было нельзя. Я не хочу рассказывать подробности этой операции, как это было произведено. Но это было сделано. Мы отказались подписывать его альбом. С нами продолжал работать Франгуляр, Дубинников. Нам наш заказчик дал возможность закончить проект, потому что это сложный технический комплекс, строительный, градостроительный. Мы его закончили, сдали заказчику, передали его в экспертизу и проект этот был согласован. После этого про нас забыли, проект был от нас отчужден, подвергнут некоторым переделкам, совершенно его разрушили, многие важные особенности этого проекта и насыщен множеством солдатиков, произведений группы под руководством Сергея Горяева. Причем, я хочу сказать, что Горяев не скульптор, по образованию он художник-монументалист. Поэтому работали совершенно безымянные люди.

С. БУНТМАН: А каковы права заказчика? Может быть, он может сделать, мало ли, ему не нравится, предположим, ваш проект, а с изменениями ему нравится. Как Вы говорите, с солдатиками. Может, они считают, что так надо. Они же заказчики?

А. ТАРАНЕНКО: Да. Но на этот счет существует механизм рассмотрения проекта. Я просто хочу сказать, что с этого момента мы никому не могли представить свой проект, хотя были сделаны прекрасные, огромные демонстрационные материалы, президентского уровня, которые можно показывать министру, в Правительстве, в Госдуме. Видеофильм снят по проекту. Нам просто не дали возможность его нигде представить. Поэтому, если сегодня Горяев говорит о том, что он победил, его вариант, он никого не побеждал. Его никто ни с чем не сопоставлял. Вообще, я хочу сказать, что недавно, позавчера, была некоторая презентация их проекта, она была показана по телевидению и выступал начальник военно-мемориального центра. Когда мы это слушали, просто, что ни слово – то лукавство. Например, он говорит про 170 замечаний, которые они нам передали и на которые мы не ответили. Покажите, где эти замечания, письмо, с которым они были нам направлены. Не было этих 170 замечаний. Был с десяток замечаний, которые касались требований вставить в наш проект эскизы Горяев. Это делать мы категорически отказались. Вот и все замечания.

С. БУНТМАН: Дальше что было? Ваши действия?

А. ТАРАНЕНКО: Наши действия были такими. Мы долгое время обращались с письмами Минобороны. Эти письма не имели никакого эффекта. И в 2006 году уже мы обратились к общественности. Была пресс-конференция, где было наше обращение и мы рассказали всю эту интересную ситуацию. Были публикации в прессе. Были интервью на телевидении, я выступал на Третьем канале, правда, параллельно выступал Горяев. Я понимаю, что журналисты должны придерживаться определенного нейтралитета.

С. БУНТМАН: Кстати, после этого Сергею Горяеву необходимо будет что-то сказать и он будет иметь возможность.

О. БЫЧКОВА: Вторая сторона в этом конфликте может тоже высказать, чтобы это было понятно.

А. ТАРАНЕНКО: Вы знаете, сейчас нас волнует уже то, что мы видим по телевидению, то, что мы знаем, это просто чудовищно. Нам просто хочется очень остановить осуществления проекта, потому, что на наш взгляд это позор. Понимаете, это первый по-настоящему идеологический проект России. Первый. Не просто строительство, а это идеология. И как она будет выглядеть в этом проекте, так о нас будут судить.

С. БУНТМАН: Так многое и пойдет. Я напоминаю, у нас в гостях Александр Тараненко. Мы через полторы минуты продолжим разговор. Телефон для смс вы знаете +7-985-970-45-45. Пожалуйста, присылайте свои сообщения, вопросы, замечания.

РЕКЛАМА

С. БУНТМАН: Мы продолжаем наш разговор о строительстве Военно-мемориального кладбища. И у нас в гостях Александр Тараненко, архитектор, член авторского коллектива по проектированию Военного мемориального кладбища.

О. БЫЧКОВА: А давай напомним, что это за кладбище? Что это за идея? Потому, что не все в курсе, что это за история. Это не просто еще одно кладбище.

А. ТАРАНЕНКО: Да. Оно особенно важно. И для нас было важно, когда мы начинали это проектирование. Вот в каком отношении. Мы понимаем, что эта культура памяти у нас в стране во многом утеряна. Она утеряна за те годы, которые страна пережила. И при советской власти, за годы репрессии, за годы уничижения религии, уничижения морали, нравственности. Эта культура была утеряна. Поэтому нам было важно создать комплекс, который был бы, давал бы представление, каким должно быть российское мемориальное кладбище.

С. БУНТМАН: Но при этом в XXI веке.

А. ТАРАНЕНКО: Да. И мы обращались к потомках. Нам было важно донести, что мы думаем о прошлом. Что мы думаем о прошлом. И донести эти наши впечатления, наши представления до потомков. О статусе кладбище и о том, кого там будут хоронить, наверное, рассказали подробно.

О. БЫЧКОВА: Это было давно. Я хочу процитировать газету «Ведомости», многие об этом писали, что по уставу кладбища оно будет предназначено для первых лиц государства, силовых министров, генералов, начиная с генерала-полковника, героев России и СССР, кавалеров нескольких орденов, ветеранов, бойцов, погибших при исполнении своих обязанностей. А Сергей Горяев сказал тогда у нас в эфире, когда мы спросили, когда это должно открыться, в 2010 году. По плану. Я у него спросила, а вот оно откроется и что? И дальше будет гостеприимно ожидать первых посетителей? Как-то странно. Он сказал, что ему кажется, что может так произойти, что это будет приурочено к переносу останков с Красной площади. Это предположение только. Статус и идея, смысл заключается в этом.

А. ТАРАНЕНКО: Совершенно правильно.

С. БУНТМАН: Получается Кремлевская стена, плюс часть Новодевичьего, Троекуровского…

А. ТАРАНЕНКО: Сама по себе затея с переносом праха, она мне представляется не очень симпатичной. Другое дело – Кремлевская стена. Здесь есть, наверное, о чем подумать на эту тему. Но я должен сразу сказать, что этот вопрос кого и как хоронить, он немножко не наш. И мне бы не хотелось в него слишком своим некомпетентным мнением встревать. Наша задача была – создать комплекс. И мы его придумали. Если вы знакомы с проектом у Сергея Горяева, все элементы, которые там невозможно было разрушить, нет у него квалифицированных проектировщиков, просто нет. Они все остались. Это главная ось – запад, восток, которая объединяет город живых с городом усопших мостом памяти, где отражены основные эпохи, вехи истории России. На эту ось нанизана определенная драматургия пространств. Архитектура – это всегда режиссура. Мы планируем, как воспринимаются эти пространства. И со зданиями, с зеленью, с газонами, все это формирует среду и пространство. В этом главный пафос. Он очень любит слово пафос, у него пафосный проект. Пафос – это сильные чувства, которые возникают от сильных, хорошо решенных пространств. А чтобы какой-то пафос возникал от этих его, уж извините, ряженых манекенщиков, такое мне не может придти в голову.

С. БУНТМАН: А что в вашем проекте? Как он скульптурно решен?

А. ТАРАНЕНКО: Скромнее, но сильнее. Основная часть скульптурных эскизов делал Георгий Франгулян. Это динамичные, достаточно сложные композиции. Групповые композиции, несущие в себе эмоциональный заряд. Вы знаете, положение художественного произведения – это кончик. На конце произведения конкретизирует и находится художественное произведение. С этой ролью Георгий Вартанович справился блестяще.

С. БУНТМАН: И вообще, можно как угодно, хоть до посинения спорить о скульптуре Франгуляна, но то, чем он владеет бесспорно – это организацией пространства. Скульптура в пространстве.

А. ТАРАНЕНКО: Конечно! Архитектору работать с ним очень хорошо и интересно. А там мы видим вот такую выставку. Еще есть очень неприятные моменты. В МК вышла статья, отчет о мероприятии горяевском. Называется этот отчет «Русский Арлентон чуть не стал израильским».

С. БУНТМАН: Это что такое?

А. ТАРАНЕНКО: Эти намеки ксенофобского характера все время проскальзывают. Не нравится военным, что Думанян. Почему Думанян, а не Горяев. Они сделали подборку, где обвинили нас в плагиате, в том, что мы позаимствовали свой комплекс с иерусалимского комплекса. Это прекрасно сделанный мемориал. Они представляли в суд подборку парных фотографий. У нас и у них. Они выхвачены из контекста. Стоит прямоугольное здание у них, и у нас тоже.

С. БУНТМАН: У вас тоже прямоугольное.

А. ТАРАНЕНКО: Да. Украли. Или стена, в ней вырезана шестиконечная звезда. А с нашей стороны представлены разорванные стелы, где вырезаны пятиконечные звезды. Я хочу напомнить, что в мемориале «Брестская крепость» в стене был пролом в виде пятиконечной звезды. И это очень сильное средство. Но еще хочу сказать, что эти стелы со звездой с нашей стороны, это ведь был один из вариантов, он не вошел в наш окончательный проект. Узнав о таком обороте событий, мы просто обратились к автору иерусалимского комплекса, мы послали ему фотографии с нашего проекта и попросили прокомментировать. Получили лаконичный ответ, что рассмотрев наш проект, он не нашел никаких соотнесений с его комплексом.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, как официально решается вот эта ситуация? Ситуация ведь должна решаться судом, арбитражем…

О. БЫЧКОВА: Арбитражный суд уже принял решение.

А. ТАРАНЕНКО: Да. В нашу пользу. Была экспертиза, были рассмотрены проекты материала нашего проекта и те материалы, которые были представлены на градостроительных совет Московской области. Они вынесли свое решение о факте и степени заимствования.

С. БУНТМАН: Можно ли считать, что вопрос решен?

А. ТАРАНЕНКО: Нет, будет апелляция, остался срок 3 дня на апелляцию, наверное, потом будет и кассация. Насколько я знаю, что адвокат, который с их стороны вел дело, отказалась дальше работать.

О. БЫЧКОВА: Говорят, что это кладбище должно открыться в мае 2010 года. Времени осталось не очень много, на самом деле, для того, чтобы построить большой, масштабный и технически очень непростой объект. И пока вы занимаетесь разбирательствами в судах, либо придет третья сторона вместо вот этих двух групп, которая как-то решит вопрос, может, военные их привлекут, либо вы не справитесь со сроками, кто бы не выиграл эти суды.

А. ТАРАНЕНКО: Я должен сказать, что срокам пока ничего не мешает, потому, что строительство начинается с нулевых циклов, все это делается по нашему проекту. Другого проекта здесь нет. Это все материалы нашего проекта. А то, что будет сверху, то, что будет венчать комплекс, до этого еще время есть, для решения этих вопросов.

С. БУНТМАН: Мы все говорим, что заказчик Министерство обороны. А Вы, когда говорите, что это идеологический проект, что это устремленность в будущее, это дело общества, а не только военных.

А. ТАРАНЕНКО: Эту точку зрения мы стараемся донести.

С. БУНТМАН: Все должно было быть открыто.

А. ТАРАНЕНКО: Позавчера возмущались о том, что они заказчики, они платят деньги, а не хотят выполнять. Извините, товарищ генерал! Это деньги не ваши. Вы не частный инвестор, который что хочет, то и делает. Это деньги народные.

С. БУНТМАН: Это бюджетные деньги.

А. ТАРАНЕНКО: Да. Бюджетные деньги. Если не ошибаюсь, там 3 млрд рублей стоимость всего комплекса, может быть, сейчас она немного выросла, по последним публикациям 1 млрд на художественную составляющую. В нашем проекте художественная составляющая была 400 млн рублей. Сейчас она раздута просто.

С. БУНТМАН: За счет ценных материалов.

А. ТАРАНЕНКО: Да. Просто за счет количества. Но количество количеством, опять же, идеология. Я вдруг совершенно случайно узнал, что из этого исторического ряда изъята почему-то Первая Мировая и Гражданская войны. Балканские войны, Дарданеллы мы не взяли. И сразу после этого – Великая Отечественная война.

С. БУНТМАН: Это квантовый скачок. Это я знаю, что это такое. К вопросу об идеологии.

А. ТАРАНЕНКО: И опять же, говорится об идеологии советской, это обращение к ветеранам, к их ностальгии, к их памяти. А это, вообще-то, прямой популизм, который так же опасен, как и в политике.

С. БУНТМАН: Спасибо большое. Александр Тараненко, архитектор, член авторского коллектива по проектированию Военного мемориального кладбища.

О. БЫЧКОВА: Еще раз добавим, что другая сторона этого конфликта тоже может высказать свое мнение.


Арлингтон по-русски

На днях в столичном арбитраже одни архитекторы "строили" других: госорганизация "Моспроект-4" решила взыскать с другой госорганизации - "20 Загрантехстройпроект", давно расформированной, недоплату за проектные работы. Суд первой инстанции иск не поддержал, и спорщики пошли выше.
Такая тяжба - вообще рутинное дело, если бы не одно "но": речь идет о проекте комплекса Федерального военно-мемориального кладбища (ФВМК), уникального некрополя, осененного указом президента РФ 2001 года. Замыслы были наполеоновские: по размаху и пафосу наше ФВМК в подмосковных Мытищах должно было переплюнуть знаменитое Арлингтонское кладбище ветеранов войн на Потомаке. Зоны захоронений будут располагаться на площади более 26 гектаров и займут половину всей территории некрополя, количество могил превысит 33 тысячи. Общая сметная стоимость в текущих ценах - около 3 млрд. рублей, в том числе на монументально-художественное оформление - более 500 миллионов.
Долгие сборы
Несмотря на то, что не так давно наша пресса сообщила о том, что в Московской области началось строительство воинского мемориала, облик будущего памятника человеческой доблести и служению Родине до сих пор не прояснился. Более того, именно архитектурно-художественная основа некрополя стала причиной категорических разногласий.
В 2002 году авторский коллектив архитекторов ГУП МНИИП "Моспроект-4" выиграл конкурс, проведенный Управлением капитального строительства и инвестиций (УКСИ) Минобороны РФ, и получил право на проектирование комплекса. В одном объекте слились и большой бюджетный заказ и богоугодное дело - дань памяти павшим и героям Отечества. Правда, для одних, как выяснилось, значение имели прежде всего морально-нравственные мотивации, для других - как раз "бюджетная составляющая".
В начале 2004-го (почти два года в УКСИ Минобороны ломали голову над тем, как же половчее распорядиться "инвестициями") коллектив авторов "Моспроекта-4" приступил к разработке основного мемориального комплекса. Генеральным проектировщиком был назначен институт "20 Загрантехстройпроект", который ранее осуществлял техническую организацию уже упомянутого конкурса Минобороны РФ. Как организация, состоящая, по словам сведущих людей, из гендиректора и главного бухгалтера, встала во главе сложнейшего проекта, остается только догадываться.
К слову, в 2006-м институт "20 Загрантехстройпроект" был отстранен от работ и расформирован Государственной экспертизой Министерства обороны "как не справившийся со своими обязанностями Генерального проектировщика" и "допустивший тяжелые финансовые нарушения".
ТЁмные аллеи
В художественной части проекта поначалу не предвиделось никаких проблем: для выполнения работ были приглашены такие известные мастера, как художник Иван Лубенников, скульпторы Лазарь Гадаев и Георгий Франгулян. Для обеспечения работы художников был привлечен и профильный исполнитель - ЗАО "Комбинат монументально-декоративного искусства" (КМДИ). Его руководство и попросило включить в состав авторского коллектива художника-витражиста Сергея Горяева. Проектировщики согласились, не предполагая, какую мину замедленного действия закладывают этим кадровым решением. Впрочем, тогда художники еще горели идеями, а не праведным гневом к тем, кто использовал проект, как им кажется теперь, в собственных целях. К маю 2005-го уже получивший одобрение художественно-экспертного совета Федерального агентства по культуре и кинематографии архитектурно-строительный проект был завершен.
На внушительной площади комплекса все было продумано до мелочей. Со стороны Осташковского шоссе рядом с главными воротами были спроектированы стоянки для машин и автобусов, отсутствие которых рядом со многими нашими кладбищами делает и без того печальную миссию еще и страшно неудобной. Расположенные по обеим сторонам от Главной аллеи и скрытые от пеших посетителей деревьями парковки могли вместить более 500 легковых автомобилей и 15 автобусов.
Предполагалось, что люди, приехавшие к мемориалу, сразу попадали на Главную аллею, проходили мимо Мемориального парка и, минуя Мост памяти, стилизованный под железнодорожные мосты времен Великой Отечественной, оказывались в Ритуальной зоне. Ландшафтная и регулярная зоны захоронений, пантеон, колумбарий, курганы Славы и Финальная арка завершали комплекс.
А вот "открыть" его архитекторы поначалу планировали двумя 30-метровыми стелами, на которых был изображен герб России. Однако ознакомившись с генпланом застройки района, поняли, что монументы потеряют свое величие на фоне многоэтажек, и решили от них отказаться.
Система коридорная
Когда дело оставалось лишь за одобрением генералов, началось необъяснимое. В реальность происходящего авторы проекта не могли поверить очень долго, именно поэтому скандал вырвался наружу совсем недавно: "Мы надеялись на торжество здравого смысла над хаосом", - заявил на недавней пресс-конференции главный архитектор мастерской №4 "Моспроекта-4" Александр Тараненко. Хаос, по словам архитекторов, создал тот самый художник Горяев. Он лично ходил по кабинетам Минобороны, внося поправки в проект, исходя из пожеланий чиновников в лампасах, сам переделал работу всего коллектива и, наконец, объявил себя творческим руководителем проекта, отстранив от работы скульпторов.
Попросту говоря, пока "Моспроект-4" тщательно прорабатывал детали архитектурно-художественного комплекса, художник Сергей Горяев дорисовал на эскизах то, что просили генералы. Позже, защищаясь от обвинений в свой адрес, Горяев скажет, что "Моспроект-4" работал над изменениями проекта слишком долго и "не выдерживал сроки", а надо, мол, было, "чтобы комбинат получил этот заказ, чтобы люди не остались без работы".
Усилиями Горяева были восстановлены две стелы на входе в комплекс, на одной из которых вместо герба России появилась эмблема Вооруженных сил, что противоречит и официальной субординации и здравому смыслу, ведь ФВМК - не просто военное кладбище. Кроме того, из "альтернативного" проекта исчезла Финальная арка, стилизованный мост был переделан в дамбу, разноплановые зоны захоронений были объединены, а ритуальные залы, составлявшие единое целое, разделены надвое. Светильники-прожекторы, которые были выполнены в стиле прожекторов, освещавших московское небо в 1941 году, были нещадно упразднены.
Парад ряженых
Однако самая большая претензия авторского коллектива к нововведениям Горяева - их "костюмированность". Теперь вдоль Главной аллеи должны будут стоять огромные фигуры русских воинов, облаченные в костюмы своих эпох. Это главное, что самостоятельно придумал Сергей Горяев. "Я взял на себя смелость сделать параллельный вариант. Да, можно сказать, что Горяев сотоварищи оказались наиболее расторопны", - не смущаясь, заявил он журналистам. 
"Получается, что вся память о войне сводится к истории русского военного костюма, - расстраивается его оппонент Александр Тараненко. - Вряд ли эти ряженые способны вызывать у людей приличествующие месту и случаю чувства".
Пока группа "Моспроекта-4" добивалась возможности показать руководству Минобороны комплексный архитектурно-художественный проект, горяевский вариант без заминок прошел все стадии согласования в Минобороны, был представлен тогдашнему министру Сергею Иванову и подписан им.
"Такие объекты вообще очень редки, - говорит руководитель обманутых проектировщиков Андрей Боков. - Это то, что формирует лицо страны. По размаху - объему и сложности - проект ФВМК, в котором есть и немалая ландшафтная составляющая и сложные инженерно-технические решения,  должны разрабатывать только специалисты".
Сейчас авторов в меньшей степени волнует отстаивание своих прав - с этим будет разбираться суд, куда подготовлен очередной иск. Просто они боятся, что главный, если судить по тексту президентского указа, мемориал России будет соответствовать "вкусам северокорейского режима с элементами плагиата". Кстати, Сергей Горяев совсем не обиделся, когда кто-то из художников-оппонентов публично назвал одно из его произведений "пеньком за полярным кругом". "Ну, пенек так пенек. Стоит же", - отреагировал он.
После публичного скандала и нелестных слов Александра Тараненко в адрес Горяева в эфире одной из телекомпаний его вызвали в военную прокуратуру. Следователи - абсолютно вменяемые, по словам Тараненко, люди - сами не совсем понимали, зачем они это сделали. По всем приметам, прокурорам было "откровение свыше": иначе говоря, минобороновские чиновники посчитали, что "архитектор Тараненко очернял российскую армию". Запись телевизионного эфира "не выявила состава преступления".
Тем временем подразделения Спецстроя действительно уже начали работу. Со значительными отклонениями от подлинного проекта. И чем дольше будет длиться это противостояние архитекторов и военных, тем больше сил и средств будет тратиться впустую.
ПАНТЕОН
Кого будут хоронить в некрополе?
Три года назад правительство РФ издало постановление, которое устанавливает порядок захоронений на Федеральном военном мемориальном кладбище. Если это не противоречит желанию родственников или воле усопшего, то последний приют найдут здесь военнослужащие и сотрудники федеральных силовых структур, погибшие при защите интересов государства, а также чести и достоинства граждан. Лица, награжденные высшими госнаградами. Ветераны войн и военной службы, а также особо отмеченные ветераны ВПК. Разумеется, кладбище предназначено и для высших чиновников государства, маршалов, генералов, адмиралов. Впрочем, право быть захороненным на ФВМК имеют и нестатусные граждане, правда, для этого потребуется решение президента Российской Федерации или правительства Российской Федерации.
Автор: Максим Туровский





22 июн, 2013 at 3:57 PM
Сегодня 22 июня - день памяти и скорби. Завтра мы на теплоходе прибываем в Волгоград. Волнуюсь. Знаю, сколько наших солдат и офицеров там полегло. День 22 июня - это горечь и боль для миллионов наших сограждан. На той войне погибли и мои прадеды. Они отдали свои жизни за мою свободу...
Просматривая ленту твиттера, вдруг читаю сообщение от небезызвестной Ольги Романовой. Вот оно:

Жму на короткую ссылку, открывается страница. И что я вижу? Привожу полную ссылку:
(тут уже нашлись защитнички, пытающиеся убедить нас в том, что, ссылка ведёт на ФейсБук авторши, а там, дескать, написано слово "зачёркнуто" и смысл меняется и т.д. Но это наглая ложь.
Именно всё выглядит так: в твиттере написано "Шойгу заложил первый камень кладбища домашних животных..." , а дальше ссылка, кликая на которую человек попадает сюда (читаем внимательно):
То есть чётко и ясно Ольга Романова называет кладбище для героев и президентов кладбищем для домашних животных.

Кто сомневается, пройдите прямо из твиттера по ссылке: https://twitter.com/oooromanova/status/348402672338079744 - пока Романова не успела его стереть.
На приведенных ниже фотографиях, двигаясь от Пантеон-колумбария "Реквием" со скульптурной композицией "Скорбь" (прочитать начало нашего повествования с предметным описанием этой композиции вы можете по ссылке: http://luk-media.ru/comments/540) пройдя через Арку памяти (во второй части нашего отчёта подробнее о ней: фвмк) мы попадаем на Площадь ритуальных залов. Именно здесь проходит важнейшая часть церемонии похорон. Оформление фасадов ритуальных залов осуществлено колоннами из красного гранита, которые хорошо сочетаются с витражами из специального стекла. Облик ритуальных залов по задумке авторов, как мы уже упоминали выше, рождает прямые ассоциации с главной площадью страны и с Кремлём. Голубые ели, посаженные у стен Ритуальных залов, только усиливают это ощущение. В Ритуальном зале № 1 (на фотографиях нашего фотоотчёта сохранена хронология описываемых мест и событий) мы наблюдаем мощные бра, декорированные литыми бронзовыми венками и люстрами с уникальным авторским стеклом. Предлагаем вам увидеть внутреннее пространство первого Ритуального зала и на этом заканчиваем свой очередной рассказ. Мы еще не рассказали и половины об увиденном на ФВМК.



Ссылки и упоминания:



  1.  Постановление Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2004 года № 105 «О Федеральном военном мемориальном кладбище».
  2.  Михаил Захаров: Выселение с площади. // Полит.ру 27 июня 2013.
  3.  Указ Президента Российской Федерации от 11 июля 2001 года № 829 «О Федеральном военном мемориальном кладбище». (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 29, ст. 2992).
  4.  Шойгу открыл военное кладбище для генералов и президентов за 4 млрд рублей.
  5. ↑ Перейти к:1 2 Кладбище для президентов.
  6.  С. Шойгу открыл мемориальное кладбища в Подмосковье.
  7. ↑ Перейти к:1 2 В Подмосковье открылось кладбище для героев и президентов.
  8.  Святейший Патриарх Кирилл освятил закладной камень в основание храма прп. Сергия Радонежского на Федеральном военном мемориальном кладбище. // Патриархия.Ru
  9.  Митрополит Крутицкий Ювеналий совершил отпевание М. Т. Калашникова. // Патриархия.Ru
  10.  Родные Калашникова смогут навестить его могилу только по пропуску.
  11.  Постановление Правительства Российской Федерации от 17 мая 2014 года № 458 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам предоставления социальных гарантий Героям Труда Российской Федерации»Официальный интернет-портал правовой информации (22 мая 2014). — Перечень новых поступлений законодательства Российской Федерации № 38. Проверено 26 мая 2014.
  12.  Михаил Калашников похоронен на мемориальном кладбище.
  13.  Маршала Петрова похоронили в Мытищах рядом с Калашниковым.
  14.  Отпевание генерал-полковника В. М. КругликаМосковская епархия Русской православной церкви (7 апреля 2014). — Новости. Проверено 11 апреля 2014.
  15.  Осовик, Кирилл. Мартынов Иван ПетровичСайт «Герои Страны». — Герой Советского Союза. Проверено 15 апреля 2014.
  16.  Прощание с легендарным конструктором Непобедимым прошло в Подмосковье. Телекомпания «Звезда» (15 апреля 2014). — В стране и мире. Проверено 15 апреля 2014.
  17.  Бочаров, Антон. Шагалеев Фарит Султанович. Сайт «Герои Страны». — Герой Советского Союза. Проверено 15 июня 2014.
  18.  Симонов, Андрей. Гордиенко Владимир Гаврилович. Сайт «Герои Страны». — Герой Советского Союза. Проверено 5 июля 2014.
  19.  К. Н. Шамшев. Газета «Красная Звезда» (30 июля 2014). — Некролог. Проверено 2 августа 2014.
  20.  Погибшего в Крыму сенатора Кулакова похоронят на военно-мемориальном кладбище в Москве.
  21.  На Федеральном военном мемориальном кладбище похоронили бывшего заместителя Главкома Войск ПВО, генерал-полковника Николая Чукарина.
  22.  Экс-министр обороны России генерал армии Игорь Родионов похоронен 22 декабря на Федеральном военном мемориальном кладбище.

Комментариев нет:

Отправить комментарий