...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

понедельник, 12 мая 2014 г.

Из Весьегонска в Москву. Тверская


  Заключительный день ранневесеннего весьегонского путешествия. На обратном пути из Весьегонска в Москву мы посетили несколько поселений, в прошлом входивших в состав одноимённого уезда, а ныне расположенных в разных районах Тверской области. Побывали в тот день в Остолопово с забытым храмом в центре села; осмотрели старинное село Кесьма с богатой историей и огромными двухэтажными старинными домами; заглянули в посёлок Овинище поглазеть на гранитную водонапорную башню начала XX века; перед Красным Холмом свернули в село Хабоцкое осмотреть руины ещё одной церкви; затем, проехав несколько км в сторону Молоково, свернули в Антоновское, где под куполом заброшенного храма лицезрели великолепно написанные фигуры архангелов, а на окраине села пощупали кирпичики в небольшом барском доме.


В последний день путешествия в планах было посетить сразу несколько наспунктов, в том числе и село Пятницкое. Однако проехав с километра два по не меняющейся в лучшую сторону, а лишь ухудшающейся дороге, решили не рисковать, дабы не завязнуть и повернули обратно. Поехали в сторону села Остолопово. Слава богу, в том направлении земля не успела разморозиться, превратившись в грязюку, и мы через поля просёлочными дорогами рано по утру благополучно добирались в пункт назначения. Деревенька располагается на довольно высокой и крутой горке. Машину оставляем у границы села и до храма топаем пешочком.


В центральной части села стоит церковь Вознесения, сооружённая в 1860-е годы.
После постройки храма внутренние работы проводились ещё довольно-таки долго и приделы были освящены лишь в 1879 и 1886 гг..


Вокруг боковых входов остались следы разрушенных крылечек.


Внутри всё простенько и ничего примечательного. Клеевая роспись конца XIX века почти не сохранилась.


Единственная приличная сохранность у изображения Нила Столобенского.


Фрагмент гризайлевого фриза с головой херувимчика.
Собственно надолго в Остолопово не задерживаемся и, скользя по ледяному покрову, сковавшему все деревенские улицы, катимся до автомобиля.


Предпоследним в границах современного Весьегонского района мимолётом осматриваем село Кесьма.
Перед нами огромный дом, в котором располагается правление колхоза "Новая жизнь". Каково название-то! В советские годы передовое хозяйство не только района, но и Тверской области. Неоднократно становилось победителем социалистического соревнования и награждалось переходящим Красным Знаменем, Почётными грамотами. За успех в развитии сельскохозяйственного производства многие из тружеников колхоза были удостоены высоких правительственных наград, о чём возвещают мемориальные таблички на домах. Площадь сельхозугодий до 1990 г. составляла 4238 га, поголовье крупного рогатого скота - более 2500. Только вот к 2009 году посевная площадь уменьшилась до 2 тыс. гектар, а скота осталось чуть более 1000.


Напротив правления "Новой жизни" - интересный монумент с боковыми барельефами, погибшим в Великую Отечественную.


Стоит отметить, что Кесьма весьма оживлённый и многолюдный посёлок. Аборигены достаточно приветливы. Здесь очень много колоритных здоровенных домов, жаль только, что в "Сводах памятников архитектуры" о них ни слова. Рассмотрим же парочку из таких домов.




Первый этаж скоро полностью врастёт в землю. Мы так и не поняли живёт там кто-нибудь или нет.


Первое упоминание о Кесьме относится к 1423 году: великий князь московский Василий I завещал своей жене Софье "примысел" - волость Кистьму в Бежецком Верхе. Село Кистьма (Кесьма) было куплено у новгородских земледельцев еще Иваном Калитой (1325-1341 гг.).  Известно, что названия рек обычно древнее названий селений, стоящих на их берегах. В старину, при Иване Калите и позднее, название речки Кесьма (и села на ней) писалось как Кистма, Кестьма, Кистьма. Неизменным оставалось лишь окончание "ма". Академик А.И. Соболевский в труде "Названия рек и озер русского Севера" писал, что языкам финской группы чужды названия рек на "ма". Топоним кесьма по мнению и других исследователей имеет дофинно-угорские (волго-окские) корни.


Село Кесьма связано с именем русского поэта Константина Николаевича Батюшкова. Константин Николаевич, как свидетельствует его переписка с друзьями, в 1817 г. неоднократно приезжал в Кесьму к своим родственникам. "Приехал сию минуту в Устюжну. Устал очень, - сообщал он своей сестре 6 декабря 1817 г. - Еду сию минуту в Кесьму". В этот же день он направил из Устюжны письмо своим московским друзьям: "Пьяный от холода, забот и усталости я прибыл сюда благополучно. Иван Семенович Батюшков (двоюродный дядюшка поэта) не здесь, а дома (в Кесьме) и я решился ехать прямо к нему, не заезжая в деревню батюшки, ибо в ней дом и все запечатано". Имение в Кесьме в 1817 г. принадлежало надворному советнику Ивану Семёновичу Батюшкову. После смерти Ивана Семёновича имение перешло к дальним родственникам, а именно, к Помпею Николаевичу Батюшкову, сводному младшему брату поэта Константина Николаевича. Последним владельцем Кесьмы стал Фёдор Дмитриевич, профессор Петербургского университета, друг А.И. Куприна. В Кесьме Куприн отдыхал, изучал богатейшую библиотеку Батюшковых, навещал известных в уезде охотников, познакомился с помещиком Трусовым, героем своего будущего рассказа "Завирайка". Батюшков с Куприным любили выезжать на природу. Для этой цели они нанимали подводу, грузили на неё снедь, посуду, самовар и прочее. Располагались на берегу речки Кесьмы у глубокого омута, где и отдыхали всласть. После "пиршества" для развлечения они соревновались в ловкости и "пекли", как это делали деревенские ребятишки, так называемые "блины" на водной глади омута, употребляя для этой цели не плоские камешки, а освободившиеся после еды и чаепития небольшие тарелочки и блюдца. Как-то утопили в омуте какую-то вещицу из серебра. Кесемские мужики пытались было достать её, но глубина оказалась очень большой.




Пока изучал историю Кесьмы наткнулся на такие вот интересные, на мой взгляд, факты: события 1812 года - по личному распоряжению Александра I его сестра вел.кн. Екатерина Павловна из своих крепостных создала батальон, который находился под её опекой. Батальон, носивший имя Екатерины Павловны, формировался в Весьегонске под руководством князя А.П. Оболенского. В батальон шла и молодёжь - учащиеся городских и духовных училищ (некоторым волонтёрам было всего по 15-16 лет). Кроме особого батальона, в губернии создавалось ещё и ополчение. К 20 августа 1812 все ополченцы из уездов собрались в Твери - 12636 пеших и 665 конных (из них вернулось чуть более 4500 чел.). А вот из назначенных в ополчение 410 дворян около половины не явились под разными предлогами. Император Александр I вряд ли любил Россию. Он пожертвовал два миллиона рублей пострадавшим жителям вокруг Ватерлоо, а свои деревни возле Бородина были забыты им. Ни памятника, ни часовни не было на месте знаменитой битвы, где полегли тысячи русских героев (первый памятник павшим появился спустя 26 лет). После изгнания французов на Бородинском поле "сожжено было 56811 человеческих тел и 31664 лошадиных. Операция эта стоила 2101 руб. 50 коп., 776 сажен дров и две бочки вина".




Что ж, недолго тут пробыв, покидаем Кесьму и движемся в сторону Красного Холма. На фото ниже - дорога в окрестностях Кесьмы.


По пути заезжаем в посёлок Овинище - последний пункт Весьегонского района. Посёлок Овинище возник в 1915 г., во время основания железнодорожной станции, возникшей при прокладке в 1913 Виндаво-Рыбинской железной дороги. До 1920-х годов эта ж/д станция была промежуточной между Красным Холмом и Сонково, лишь в советские годы от Овинищ были проложены ж/д пути до самого Весьегонска. Интересно, что в 20 км южнее есть населённый пункт с похожим наименованием Овинищи.


В центре посёлка в нескольких метрах от железнодорожного полотна расположена водонапорная башня 1915 года. Единственная постройка, уцелевшая от первоначального комплекса станции - пример водонапорной бащни в романтизированных формах эклектики. Нижний ярус башни выложен из разноцветных гранитных блоков. Довольно-таки редкий и интересный образчик водонапорной башни.


В Овинищах сейчас не лучшие времена - численность населения посёлка неуклонно снижается: по данным 1963 года оно составляло 812 жителей, на 1997 - 240, 2004  уже 134 жителя, а сейчас и подавно меньше. Зато там есть действующая сельская библиотека! И вот такой колоритный магазин "Алькор".




Движемся далее, перед Красным Холмом сворачиваем в направлении Молоково и останавливаемся в селе Хабоцкое (ныне Краснохолмский район).


Перед нами возвышается церковь Рождества Христова, оконченная строительством в 1824 г. (1835).


Внутри просторный объём покрывают остатки росписи второй половины XIX века. Вот здесь можно посмотреть старые фото храма и иконостаса.
По качеству исполнения живопись занимает средний уровень, хотя некоторые фигуры написаны весьма достойно.
Но большее мастерство просматривается в огромных гризайлевых рамах, обрамляющих сюжеты.


Одна из уцелевших композиций во всю стену - "Насыщение пяти тысяч пятью хлебами".
Из примечательного в храме это мёртвая тушка чешуйчатого дракона, что валяется в углу.




Следующим и заключительным пунктом Весьегонского путешествия стало село Антоновское уже Молоковского района, но опять же в прошлом входившее в состав Весьегонского уезда. Перед нами дом, в котором когда-то заседал Антоновский сельсовет.




В центре села - Никольская церковь, оконченная строительством в 1828 году.


Удивило аккуратное завершение разобранных ранее верхних ярусов колокольни и кровли непропорционально большой трапезной.


Внутри довольно-таки грустно, некогда роскошная роспись уцелела только под куполом.




Прекрасно выполненная роспись высокого качества исполнения.
Архангел Михаил, Архангел Варахиил


Орнамент, выполненный в технике гризайль, так же на высоте.


Покидаем храм и проезжаем в другую часть села, где уцелел небольшой господский дом и другие усадебные постройки.


Во второй половине XVIII в. селом владели Олсуфьевы (Алсуфьевы). Более ста лет оно находилось в их роду, затем было продано (в 1854 г. владельцем Антоновского стал коллежский регистратор А.В. Серединский). В свою очередь Александр Васильевич всего через несколько лет Антоновское и другие деревни продаёт вдове ротмистра Е.М. Карякиной. Последними из известных владельцев села и окрестных деревнь на 1871 год значатся Валмасовы.


Полукаменный двухэтажный усадебный дом с хоздвором - всё что осталось, возможно, от прежних помещиков. В советские годы здание, по-видимому, принадлежало местному колхозу. Рядом со скотным двором были выстроены новые хозяйсвтенные корпуса.
Скотный двор, может быть?


Уцелевшее антоновское сельскохозяйственное наследие.


На этом осмотр многочисленных весьегонских достопримечательностей подошло к концу и мы быстренько зашуршали колёсами в направлении Москвы. Заключительным постом об этой поездке будет рассказ о самом городе Весьегонске.


При создании поста использован материал:
- Бориса Купцова, книги "Вехи Истории"
- "Сводов памятников архитектуры и монументального искусства России. Тверская область. ч.3"

Ссылка

Комментариев нет:

Отправить комментарий