...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2019/10/22

Не дело культуры — воспитывать солдат. БГ

 ...Вдумчивый текст. Действительно, высшее предназначение искусства - дать человеку ощущение смысла жизни, священного долга, и свободы принести себя в жертву идеалу, который и есть единственное, отличающее зрелую личность от "существа о двух ногах, лишенного перьев". Коим БГ почему-то хочет казаться. Мастер Каморки

Т ут намедни некто Борис Гребенщиков («музыкант-любитель», как он сам себя идентифицировал) дал интервью изданию «Огонек».
И в этом интервью, с трудом преодолев бурные потоки самолюбования и нарциссизма, г-н Гребенщиков выплыл таки к главной мысли своего спича.
Он изрек:
«Не дело культуры — воспитывать солдат. Дело культуры — воспитывать людей, которые создадут будущее страны». 

Исходя из сказанного г-ном Гребенщиковым, я пришел к выводу, что он не считает солдата человеком, который «создает будущее страны». По мнению «музыканта-любителя» (ну он сам себя так назвал, честно, я бы не решился!), будущее создают какие-то другие люди. Воспитанные «культурой», и они, эти люди — ни разу не солдаты. Потому что солдаты «культурой» не воспитываются.
Ладно. Любитель — на то и любитель, чтобы ни за что не отвечать. Включая собственные слова. Ответственность — это удел профессионалов. Вот, к примеру, Халид аль-Асад был высочайшим профессионалом от культуры. И одновременно — солдатом. Тоже от культуры. Много лет Халид аль-Асад стоял на своем посту, возглавлял музей сирийского города Пальмиры. А когда ему исполнилось 82 года, и его признали одним из лучших музейных работников мира, к нему пришли другие солдаты. Не от культуры. Вернее, от совсем другой «культуры», террористической. Такая тоже бывает. Как и «тоталитарная», «нацистская», даже «сатанинская». Культур — много, только настоящая — одна. Вот… И стали эти солдаты от «террористической культуры» требовать у солдата культуры подлинной выдать им реликвии и золото. Месяц пытали. Ни слова 82-хлетний Халид аль-Асад не сказал «солдатам другой культуры». Тогда они его обезглавили. И обезглавленное тело повесили перед воротами музея, которому Халид аль-Асад посвятил всю свою жизнь. Такая вот «культура», да.
Так погиб солдат культуры подлинной. В бою с культурой мнимой, фальшивой. Может быть, еще и потому погиб, что когда-то в Сирии завелось несколько своих «гребенщиковых», которые убедили людей в том, что «Воспитывать солдат — не дело культуры». И подлинной культуре в критический момент просто не хватило своих солдат. Чтобы защититься. Она их просто не воспитала. Послушав местных «гребенщиковых». И ее, подлинной, многовековой, настоящей культуры, не стало. Ее расколотили прикладами те, кто своих солдат воспитывать не постеснялся.
Мне кажется, что рассуждать так, как рассуждает Гребенщиков — значит, вообще ничего не понимать ни в культуре, ни в искусстве. Потому что главная, основная, первичная задача любого художественного творчества — это именно воспитание солдата. В каждом гражданине. В женщине, мужчине, ребенке — настоящего, благородного, доброго солдата, готового в любую секунду отдать свою жизнь за свой дом, свою семью, свою Родину. Они, — и это умение, и это понимание, и эта незаметная, не бросающаяся в глаза готовность к самопожертвованию, — сами не приходят. Их следует воспитывать. Долго и тяжело. По шажочку. Изо дня в день. Всеми силами и средствами общества. И воспитание вот такого солдата как раз и есть то, что называется «КУЛЬТУРОЙ». И больше — ничего. Все прекрасные полотна Возрождения, музыка барокко, все виды и формы настоящего искусства и проявления культуры человечества в конечном итоге посвящены только и исключительно этому — воспитанию из каждого человека настоящего гражданина, верного сына своего Отечества, а иными словами — Солдата. Главного человека страны. Того, кто не задумываясь, лишит себя собственного будущего для того, чтобы это будущее было у его Родины.
А у Родины «по Гребенщикову» будущего нет. Никакого. Потому что защитить его, это будущее, для Родины «по Гребенщикову» будет некому.
…В Древней Греции, которую по праву считают колыбелью европейской культуры («культуры», да!), высшим из искусств считалось ораторское мастерство. Ему учились всю жизнь. Состязались между собой. Брали уроки у мэтров. А лучшие ораторы были уважаемыми и почитаемыми людьми. Самыми известными из древнегреческих ораторов сегодня называют Аристотеля, Платона и Сократа. Но сравнивают между собой только двух последних, поскольку они были современниками, а Аристотель, ученик Платона, впитал в себя опыт обоих мастеров.
Так вот: говорят, что Аристотеля однажды попросили сказать, кто из двух столпов ораторского искусства был лучше. И он ответил: «Мой учитель Платон был, несомненно, лучшим оратором из всех. Но превзойти Сократа он не мог. Потому что Сократ был намного больше, чем просто «оратор».
Такой ответ публику не удовлетворил, и Аристотеля попросили пояснить, что же он имеет в виду. И Аристотель продолжил: «Когда говорил Платон, люди смеялись и плакали. Они заходились в восторге, аплодировали и восхищались блестящим искусством гения слова. А когда говорил Сократ…
А когда говорил Сократ, стояла полная тишина. Никто не мог проронить ни единого слова. Казалось, что люди даже не дышали. Но когда он заканчивал, все, кто его слушал, так же молча, не проронив ни слова, вставали — и шли умирать в бою».
Культура. И солдаты…
…Во время Великой Отечественной войны, в самые тяжелые ее моменты, генералы шли на все, только чтобы заполучить перед атакой военный оркестр. Который бы сыграл «Священную войну» Александрова. Прямо в окопах. Под вражескими пулями и снарядами. Услышав эту музыку, солдаты больше не нуждались ни в каких дополнительных политбеседах и мотивациях. «Они молча вставали — и шли умирать в бою».
Именно потому, что «КУЛЬТУРА». Которая на самом деле существует для того, чтобы воспитывать солдат. Как бы ни сопротивлялся г-н Гребенщиков. Именно солдат, и только солдат, поскольку в этом — главное, если вообще не единственное предназначение культуры. И если ты, «сидя на красивом холме», этого не понимаешь, значит, к культуре ты не имеешь никакого отношения. Увы.
…Собственно, на этом можно было бы и закончить. Если бы речь шла только о “культуре” и “солдатах”. Но речь идет о Гребенщикове. Который на самом деле имеет самое непосредственное отношение и к культуре, и к солдатам. Как бы он ни старался доказать обратное. Просто потому что он сам — солдат. И самозабвенно сражается за своих однополчан. И за свою культуру. Более 10 лет он безропотно подписывает все воззвания российского отделения международной (а на деле — британской) антироссийской организации Amnesty International. Он выступал за освобождение осужденных за терроризм украинских нацистов Олега Сенцова, Александра Кольченко и Геннадия Афанасьева. Когда бандеровские каратели рвали своими снарядами школы, больницы и церкви Донбасса, Гребенщиков развлекал своим пением губернатора Одессы Саакашвили на частной вечеринке “в грузинском стиле”, причем дуэтом с Нино Катамадзе. Это с той, которая, сколотив состояние в нашей стране, чисто по-грузински облила нас грязью. Совсем недавно это было, вспомните. А после этого БГ пел в переходах Киева. Чтобы ветеранам геноцида русских людей на Донбассе и их родственникам даже не пришлось тратиться на билеты.
Так что БГ — вполне себе солдат. И сам солдат, и знает, как СВОЕЙ культурой других СВОИХ солдат воспитывать. И когда он говорит о том, что “Не дело культуры — воспитывать солдат”, — так это ж он только для нас с вами говорит. Он просто не хочет, чтобы НАША культура воспитывала НАШИХ солдат. Не о нас, не о нашей Родине, не о нашей культуре, и не о наших солдатах заботится Борис Борисыч. А о своей культуре. И своей армии. Солдатом которой он служит уже много лет, верой и правдой, как медный котелок. В переходах киевского метро и на частных вечеринках у Саакашвили. Армии, которая с нашей не имеет ничего общего. И это еще очень мягко говоря.
Так что… Напрасно я назвал Гребенщикова “бескультурным”. Он только хочет таким казаться, прикидываясь не принадлежащим ни к какому лагерю “любителем”. “Нейтральному обитателю башни из слоновой кости” скорей поверят — он же, вроде бы, ничьи интересы не представляет, да? Даже профессией не обладает — так, любительствует потихоньку, себе на радость… Так какие претензии к соловью?
Идеальное прикрытие для профессионального солдата пропагандистской войны.
Так что, братцы… Музыкант-то он, быть может, и любительский. Здесь я с ним спорить не буду. Ему видней. А вот солдат — настоящий. Профессиональный.
Только одно я не пойму: почему у этого профессионального солдата НЕ МОЕЙ армии на груди — орден «За заслуги» перед МОИМ Отечеством? Разве моему Отечеству он служил на вечерних посиделках в Одессе, развлекая пением убийцу русских солдат Саакашвили и оскорбившую мою страну неблагодарную Н. Катамадзе? Или на концертах в Киеве перед любителями лозунга «Смерть России»? Вот не похоже, что моему. Совсем не похоже.
Тогда… какому?

Источник

Рекомендации Мастера Каморки:

Захар Прилепин создает общественное движение «За Правду»