...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2019/09/19

Взыскующие вождя (Дудь-Дудь-Дудь)

Максим Юрьевич Соколов журналист: 5 тыс изображений найдено в Яндекс.КартинкахСмешная статья. Прилепин

В идеоблогера Ю.А. Дудя после того, как он снял идейно выдержанные в духе «Новой газеты» ролики о сталинской Колыме и о Беслане, а затем при вручении премии журнала GQ говорил пламенные речи Мирабо, прогрессивная общественность полюбила так, как давно уже никого не любила.
В Сети можно было прочесть, что Дудь, начав с рекламы шампуня и рассуждений о величине срамных удов, приобрел народную любовь, но не стал почивать на лаврах, а конвертировал свою популярность в высокую гражданственность.

За что по справедливости заслуживает Нобелевской премии мира. И никаких шуток — все это говорится с полной серьезностью. 
Конечно, премия изрядно поистаскалась. Если на нее уже номинирована 16-летняя Грета Тунберг, заслуга которой в том, что она призывает детей не ходить в школу, протестуя таким образом против глобального потепления, то почему бы и не Дудя. Он хотя бы умственно полноценен. Но все-таки энтузиазм поражает.
Равно, как и энтузиазм писателя Д. Л. Быкова, сразу сообщившего, что «Дудя могут поливать грязью сейчас некоторые специально нанятые пропагандисты, которые чувствуют, что их жизнь сейчас проиграна» (оппонент думает не так, как я, исключительно по причине зависти, а также продажности — это либеральная классика), тогда как: «Он был бы, мне кажется, замечательным кандидатом в президенты, именно потому что он голос поколения, и он очень хороший человек — у меня складывается такое впечатление. Не говоря уже о том, что он блестящий профессионал. Сделать, знаете, такую карьеру, ни копейки не беря у государства, — это замечательно».
Опять же есть и положительный пример Зеленского, и отчего же не учинить, как на Украине «Я был бы счастлив, если бы Дудь стал президентом», — продолжает Быков, хотя тому мешает народное «предубеждение против гуманитариев, артистов, журналистов, людей творческих профессий».
Такое желание вручить Ю. А. Дудю сразу и духовный (Нобелевская премия), и светский (инсигнии президента) меч — это действительно что-то совершенно новое. В эпоху перестройки документалистика сыграла большую роль в общественной эволюции — «Легко ли быть молодым » Ю. Подниекса, «Так жить нельзя» С. С. Говорухина, да и программа Ленинградского ТВ «Пятое колесо». Роль уж никак не меньшую, а скорее большую, чем видеотворчество Дудя. Тем не менее до заполошных призывов (при том, что время было страсть какое заполошное) дать творцам Нобеля или избрать их в президенты все же не доходило. Л. Г. Парфенову, заслуги которого в создании нового телеязыка тоже бесспорны, столь высоких почестей, как Дудю, также не предлагали.
При этом тогда наступил апогей популярности «гуманитариев, артистов, журналистов, людей творческих профессий» — хотя бы посмотреть, сколько их навыбирали в народные депутаты СССР и РСФСР. Вскоре, однако, апогей сменился перигеем. Выяснилось, что люди творческих профессий иногда хороши (но чаще не очень) в виде ученых евреев при губернаторе, безусловно годятся они и в качестве того, что древние греки называли словом «параситы», но как политики, то есть люди, способные властвовать, они совершенно непригодны. Список творческих личностей, малоудачно сходивших во власть в начале 90-х, очень велик. Что оставило у большинства граждан стойкое послевкусие и действующее доныне нежелание вручать державные бразды богеме. Она и так-то не подарочек, а уж богема с мечом — нет, спасибо, не надо.
Но кроме большинства есть еще прогрессивное меньшинство, и оно по давнему завету Г. А. Явлинского озабочено идеей «Рожайте власть!». Должна же российская земля когда-нибудь явить истинного лидера. Когда-то и Г. А. Явлинский ходил в кандидатах на рождение, но это было давно и неправда, а затем пошла какая-то совсем черная полоса. Сами либералы не для печати признавали, что вшивая команда — почти одна лишь шваль. Не Г. К. Каспарова же, прости Господи, в президенты. Хотя сам-то он был не прочь.
В какой-то момент уверовали в А. А. Навального. Парень, конечно, очень груб, но в качестве тарана сгодится, а там видно будет. Но народный борец настолько явно демонстрировал принцип П. С. Верховенского «Я ведь мошенник, а не социалист, ха-ха!», что насиловать себя далее не стало мочи.
И вот когда стало совсем пусто, сбылись молитвы взыскующих вождя — «Нас с пути не повернуть, нас возглавит блогер Дудь». Что вполне естественно, ибо жажда новизны — великая сила.
Опять же вспомним 1985 г. и энтузиазм по поводу явления М. С. Горбачева. Причина проста — острый сенсорный голод. Прежние генсеки давали столь мало положительных эмоций и были столь мертвенно статуарны, что Михаил Сергеевич, ставший говорить коряво и без бумажки (что, в общем-то, тогда в частной жизни и многие беспартийные умели), вызвал беспримесный восторг — «Смотри-ка ты, разговаривает, ну теперь дела точно наладятся».
Дудь же не только разговаривает, но делает это вполне любезно и душевно («Манилов будет поделикатней Собакевича»). К тому же он, имея миллионы просмотров, обратился к единственно верной идеологии «Новой газеты». Для лидера нового типа более чем достаточно. Отсюда и экстаз про дней Дудевых прекрасное начало. Тем более, что либерала обмануть нетрудно, он сам обманываться рад.
Конечно, рождение российского Зеленского можно объяснить и не столь возвышенно. Этим летом наблюдалось интересное явление. Совершенно аполитичные бьюти-блогеры, трэвел-блогеры — не столь мощные, как Дудь, но тоже просмотры имеющие — внезапно и дружно стали перемежать свои гедонистические ролики роликами невыносимо гражданственными, причем сделанными как под одну копирку. Возможно, это было коллективное прозрение, приведшее к единодушному отказу от прежней аполитичности, но возможно и более циническое объяснение. На них кто надо обратил внимание и решил привлечь их к общепролетарскому делу.
Что же до самого Дудя, то, конечно, возможен вариант, когда «я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвлена стала, и я забыл про шампунь и величину мужских удов». Это бывает.
Но бывает и типаж семинариста-карьериста Ракитина из «Братьев Карамазовых»: «Непременно уеду в Петербург и примкну к толстому журналу, непременно к отделению критики, буду писать лет десяток и в конце концов переведу журнал на себя. Затем буду опять его издавать и непременно в либеральном и атеистическом направлении, с социалистическим оттенком».

Новодумы видят в Ю. А. Дуде первое, стародумы — скорее второе.

Максим СОКОЛОВ, публицист
Источник