...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2019/09/16

Про либеральное свободомыслие

Все гораздо хуже, чем полагает уважаемый Автор - не только продажные, искренние, обиженные и недалекие. Это наведенное слабоумие - желание видеть мир в виде элементарных силлогизмов - это наши дети, это молодежь, взращенная Домом-2, Ты-не-поверишь и ЕГЭ. Они теперь главные действующие лица разворачивающихся показательных протестных шоу, и это настоящая проблема для власти. Которой придется уйти, хотя бы ради того, чтобы не стрелять в своих детей.  Мастер Каморки

Р ро пятую колонну, креативный класс и прочих «наймитов мирового империализма», как выразились бы наши деды и отцы, сказано много. Эти граждане на виду и делают они своё дело за деньги. Это может вызывать в стороннем наблюдателе разные чувства: от лёгкой брезгливости до сильного презрения, но понять креативных - можно. Сегодня во всём мире критерием успеха являются деньги: если нашёлся богатый работодатель, готовый тебе платить – очень многие соглашаются. Да не только соглашаются – радостно изъявляют готовность. Да что там изъявляют готовность – возбуждённо гомонят в прихожей: «Выбери меня, выбери меня, птица счастья завтрашнего дня». Словом, такое поведение не почтенно, но понятно и объяснимо. 
Но есть и другие. Им никто ничего не платит. Монетизировать свою русофобию им не то, что не удаётся – они даже и не пытаются. Они – бескорыстные. Но при этом ВСЁ, происходящее в нашей стране, в любом её регионе, на любом уровне – всё это заранее вызывает у них отвращение, презрение, насмешливое отрицание, переходящее в ставшее привычным негодование. Человек, отметивший что-то хорошее, по их убеждению, либо дурак, либо «кремлебот». Заговори с ними о чём угодно – эти люди рассуждают так, словно состоят у Госдепа на окладе.
Они пылко сочувствуют всем выступлениям кого бы то ни было против чего бы то ни было. Сейчас, например, неколебимо верят в то, что «кровавый режим» в очередной раз подавил светлый и чистый порыв к свободным выборам. Прежде дружно верили, что тот же режим убил Немцова. У них в сознании есть светлый образ высшей жизни – это порядки в «нормальных странах», как они выражаются. Заграницу, как правило, знают плохо, туристически, но веруют: там рай. На вопрос, почему они до сих пор не в раю – отвечают уклончиво. Но я-то знаю, почему: потому что никому не нужны. Да и робка обычно эта публика, а эмиграция требует толики бесшабашности.
Я лично знаю немало таких людей. И они меня изумляют до некоторого испуга - как всё непонятное, необъяснимое. Те, которые за деньги, понятно, но эти-то… Ради чего они взбивают и сбивают в себе мыльную пену ненависти к своей стране? В ней, как и повсюду, много безобразий, о которых надо говорить и с которыми надо бороться. Но тут -другое. У них в мозгу установлены специальные фильтры, которые просто не пропускают никакое светлое явление, а тёмные – усиливают в десять раз.
Это, безусловно, люди с высшим образованием, в подавляющем большинстве случаев – гуманитарным. Сейчас люди этого типа обычно офисные сидельцы, всякие там копирайтеры, репетиторы, школьные учителя, преподаватели многократно пережёванной жвачки из какой-нибудь политологии, «писатели газет». Особенно прискорбно, что среди них много учителей: молодое поколение часто оказывается в руках русофобов. Так что ещё и порадуешься, что в школах не практикуется воспитание.
Этих людей очень много. Концентрируются они, понятно, в больших городах, но ведь и революции делаются в столицах. Они любят писать «каменты» в ЖЖ, слушают «Дождь» и «Эхо Москвы», если владеют языками – любят глядеть иностранные каналы. Кто попроще – потребляет «Свободу», предпочитая кремлёвской пропаганде госдеповскую; последнюю, впрочем, считают не пропагандой, а объективной и взвешенной точкой зрения. Один пенсионер даже шлёт своим френдам ссылки на её, «Свободы», материалы. Эта публика не богата, но и не так бедна, чтобы сконцентировать умственные силы на добыче пропитания. Какой-то ментальный ресурс у них остаётся на русофобию.
Зачем она им? Должна же быть пусть не выгода, но хоть какой-то позитивный эффект лично для них от таких убеждений? Я стала наблюдать за своими знакомыми, и поняла: злополучная «Рашка» и лично её президент служат своего рода громоотводом их неудачничества. Они ощущают себя недооценёнными, не понятыми, не реализованными. Как на самом деле – спрашивать бесполезно. Ощущение неудачничества – всегда субъективно. Кто виноват? Ты сам? Эта мысль свойственна не многим, а кому свойственна – те редко бывают неудачниками. А средний слабый человек ищет причину всегда вне себя. И находит. Ею оказывается неправильная страна, репрессивный режим и всё, что ему сопутствует. Моя давняя знакомая по Минвнешторгу когда-то подавала надежды, рассчитывала на международную карьеру, а теперь – просто пенсионерка, подрабатывающая репетиторством. Муж умер, сын спился. Кого ругать? Ну, ясен пень – антинародный режим. А вот офисный сиделец с неплохой вроде зарплатой, но без малейших перспектив, к тому же угнетаем начальником. Ненавидеть начальника – как -то не с руки. И он перенёс ненависть к начальнику на всё тот же режим, который мешает ему воспарить. Приглядевшись к любому бескорыстному русофобу, всегда находишь внутреннее ощущение неудачничества.
Но легче от этого открытия не становится. Приходится признать, что массовая, низовая интеллигенция больших городов у нас сильно заражена русофобией. Как когда-то она же была заражена антисоветизмом. И эта зараза сыграла и может ещё сыграть очень дурную шутку. Со всеми нами.

Татьяна Воеводина, газета ЗАВТРА