...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2019/08/16

Жизнь за "Свободу", крымский колхоз «Слава Путину», про спасенных 234 оккупанта, и о том, от чего тошнит публициста Бабченко

Бабченко: 6 тыс изображений найдено в Яндекс.КартинкахТам, у них на ЭХО, что ни журналист, то обличитель, проповедник и экзорцист в одном лице. И всех обязательно тошнит. Опасная для здоровья профессия у нынешних СМИ, с риском для пищеварения. Не жалеют сил, жизнь за свободу кладут. Не бесплатно, наверно. Мастер Каморки
Не приведи Господи иметь такого дурака в своих рядах. Как хорошо, когда дурак в рядах супостата! Юрий Иванович Торопчин 

У российского либерала новый герой. Пилот, который посадил кукурузник Жуковского на поле. Слезы счастья, чепчики, восторги. Спасено 234 жизни! Ура! Слава, слава!
И за скобками все предпочитают оставлять тот факт, что этот герой перевозил оккупантов с их семьями в захваченный Крым, ехавших за обе щеки кушать награбленное. Пользоваться морем, которое отобрали. Жить на земле, которую захватили. Посылать домой посылочки из абрикосов, которые славные солдаты Вермахта добыли под рождественскую ёлку на Восточном фронте.
Я вот в принципе не могу представить себя сидящим в кресле самолета, везущего мою семью в Крым. Посмотри, доченька, это колхоз «Слава Путину». Раньше называлось Яны Капу. Здесь раньше жили крымские татары. А вот в этом доме жили украинцы. А теперь жрать чурчхеллу и купаться будем мы.
Вы понимаете, что у тех, на чьи земли вы везете отдыхать своих детей, тоже есть дети? Познакомить с одной семьей? Четверо детей. Дом в Ялте. Сады. Жизнь. Были. А теперь ничего не осталось. Ничего.
Вы хоть понимаете это?
Не хотите с ними поговорить про героизм пилота?
Когда вы в следующий раз решите поскорбеть про героев подводников или повосторгаться героями пилотами — вы просто каждый раз представляйте себе эту семью. И говорите то, что хотите сказать, как если бы говорили это в глаза им.
Мы же все смотрели в детстве это кино. Мы же все в детстве видели эти кадры черно-белой немецкой кинохроники с этими посылочками из-под Ленинграда в руках белокурой арийской девочки-ангелочка. Вы ж каждый раз умиляетесь слезами счастья, когда празднуете победу над теми, кто точно такие же посылочки с вареньем отправлял своим детям в Берлин! У вас же в каждом советском фильм была сцена с отдыхающими на побережье Польши семьями славных немецких воинов.
Ничего не ёкает в душе?
Вот меня просто физически тошнит от этого. От одной этой мысли. Я в принципе не могу сочувствовать людям, которые на это способны. Я в принципе не могу радоваться и восторгаться пилотом, который возит оккупантов на завоеванные земли. Я в принципе не могу представить себя ни на их, ни на его месте.
Мы разные гуманоидные виды.
Эмпатия, бессердечная ты штука.
И вот казалось бы — ну что стоит просто промолчать. Ну ты ж не они, ты ж всё прекрасно понимаешь, ты ж даже осуждаешь, и не одобряешь, и даже выходишь на митинги. Неужели ты не чувствуешь, что вот тут просто не надо ничего говорить? Ну вот никто ж не просит от тебя сказать правду и добровольно стать объектом травли и ненависти соотечественников — но промолчать-то ты можешь?
Но нет. То горе за «Лошарик», то счастье за кукурузник.
Пилот гражданской линии Люфтваффе.
Новый герой русских либералов.
Оппозиционеров Путину.
Я вам гарантирую, братцы, вы сами не заметите, как начнете оплакивать «наших мальчиков, наших славных солдат, павших на восточном фронте».
О, так пилот ещё и в базе «Миротворца», оказывается.
Ну, что ж. Поздравляю, друзья.
Вы уже дошли до этой стадии.
И так и не заметили.