...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2019/05/02

Праздник весны и труда в городе трех революций и как не оскорбить оскорбляющего тебя

«А ты оскорбил власть?» В Петербурге согласованное первомайское шествие закончилось массовыми задержаниями оппозиционеров. Фотографии ...Так же как петербургское телевидение превратилось во что-то категорически невнятное (открываешь 5 КАНАЛ, а там один и тот же детектив с утра до вечера, прерываемый улыбчивым Леонидом Петровым с прогнозом погоды), так и политическая жизнь второй столицы представляет собой разноцветное, но глубоко унылое провинциальное зрелище. Хотя, вот, говорят, повязали кого-то...
 
Мастер Каморки 
П
рошедшая Первомайская демонстрация 2019 не была исключением. Хотя, вражеские голоса сообщили, что и повязки были. Не за МИР-ТРУД-МАЙ. За Лимоновцев, Навальнинцев и их креативных задиристых партийцев. О чем не написал журналист О.Кашин, зато написал некое размышление вообще про омоновцев.. см.ниже.

«А ты оскорбил власть?» В Петербурге согласованное первомайское шествие закончилось массовыми задержаниями оппозиционеров. ФотографииПервомай в Петербурге: онлайнПервомай в Петербурге: онлайнПервомай в Петербурге: онлайн
Месяц назад, когда выселяемые из служебного жилья ветераны Росгвардии жаловались в своем видеообращении на судьбу – служили Отечеству, дрались за него «в горячих точках, на Манежной, Болотной площадях», а оно их теперь оставляет без крыши над головой, – трудно было удержаться от злорадства, потому что ну да, «родина тебя всегда бросит, сынок», но сынок сынку рознь, и разница между реально воевавшим человеком, брошенным родиной, и омоновским «космонавтом», у которого работа дубасить случайных людей на митингах – эта разница понятна; в российской политической культуре десятых слова «омоновец» и «квартира» благодаря событиям на Болотной в 2012 году связаны между собой таким хитрым образом, что жилье для омоновца – это не просто крыша над головой, но что-то более существенное, несущее серьезную символическую нагрузку: в уличном противостоянии государства и гражданина роли распределены таким образом, что один рискует быть посаженным в тюрьму, а другой будет (дежурно, без рефлексий, да и без правды – никто ведь не запоминает ни лица, ни обстоятельства) давать обвинительные показания на суде, ссылаться на свои (по умолчанию смехотворные – «зубная эмаль») страдания и получит потом еще и квартиру как финальный результат своего митингового приключения. То есть вся конструкция подразумевает такое абсолютное торжество зла и несправедливости – слабому гарантированно будет плохо, сильному хорошо, других вариантов нет. И когда на очередном витке судьба оказывается несправедлива к тому вчерашнему сильному, сочувствовать ему сложно, какими бы торжественными ни были его слова о службе Отечеству. Наверное, это действительно сделка, растянутая во времени – ты получаешь какие-то невозможные для обычного человека права (бить безоружного дубинкой – это такое интересное право, да) и возможности, бытовое благополучие и даже какой-то почет, но расплачиваешься за это очень дорого – вот как минимум правом на сочувствие граждан, когда тебе станет плохо. Поплачь, омоновец – когда тебя выселят или еще что-то с тобой случится, тебя не пожалеет никто, но ты сам этого хотел.

И, может быть, из этого можно сделать такое успокоительное психологическое упражнение – когда вы смотрите, как люди в космонавтских шлемах избивают кого-нибудь дубинками, думайте о том, что лет через пятнадцать эти же люди, уже без дубинок и шлемов, станут ненужными и несчастными унылыми отставниками, запойно пьянствующими или, по старой памяти, гоняющими подростков по дворам, понимающими свое человеческое ничтожество и страдающими от него. Это ничтожество можно разглядеть и сейчас – в замахе дубинки отчаяние, в спрятанных под шлемом глазах – пустота. Люди без будущего, люди, которым никогда никто не посочувствует – даже в беспроигрышной для них митинговой битве слабее всех – именно они, решившие когда-то продать государству свою физическую силу, но не догадавшиеся, что продать придется и все остальные человеческие качества. Такие вещи обнажаются именно в момент противостояния с безоружными гражданскими на митингах, и умному государству этого обнажения, наверное, следовало бы избегать такой агрессии к своим гражданам, но российское государство редко ведет себя умно...
А дальше за деньги;)

Рекомендации Мастера Каморки:

Захар Прилепин создает общественное движение «За Правду»