...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

вторник, 21 июня 2016 г.

Этот неповторимый тип советского человека


Мы не знаем этого совсем. Забыли напрочь. И сами пугаемся поверить, что так было. 

...Чем плевать в советское прошлое, посмотрите, как его оценивают западные специалисты:
"...раннесоветская утопия электрификации обладала прочным ядром, которое гарантировало ей успех в реальности. То было ядро технических и экономических экспертов, которые окружали Ленина и были полностью преданы делу социалистической модернизации. Карл Шлёгель, опираясь на биографию Леонида Красина, развил коллективный портрет этой новой элиты:
"Это неповторимый тип человека.
На что он был способен: отвечать требованиям жёсткого инженерного образования, но и угрозам полиции; пережить ссылку, но не впасть в уныние, а наверстать «отличия», в которых ему было когда-то отказано; построить электростанцию, хотя землевладелец, городская управа и иностранные компании противодействовали этому, опасаясь - кто за свои деньги, кто за свою компетенцию, кто за свою монополию; закладывать силовые линии электропередачи, но не позволять нелегальными подключениями снимать ток; днём управлять фабрикой в Орехово-Зуеве, а ночью ускользать от преследований тайной полиции; получать жалованье в 10 000 рублей плюс тантьема, но за собственной семьёй не забывать и про «товарищей»; ездить в Швейцарию в компанию «Браун-Бовери», но по пути посетить и нелегальный съезд революционной партии; организовать крупное ограбление банка – в Тифлисе было по крайней мере 250-315 тысяч рублей! – но и заседать в правлении одного из крупнейших русских банков; знать подполье в Баку, ссыльные колонии в Вологде и Вятке, но и Ниццу Саввы Морозова и конторы Шуккерта в Берлине. В таком поле опыта и силы формируются такие личности. Только мир, ничего не знающий о том, что разыгрывается на дне России, мог удивляться тому, с чем он стал иметь дело после 1917 года: с всесторонне востребованным и сформированным типом, революционером и государственным деятелем, первопроходцем техники и организации. Модернизация этого типа обрела свой образ в старой России, но полностью стать публичной личностью он смог только в новой России".
(из диссертации молодого швейцарского учёного Константина Каминского об "Электроромане" Андрея Платонова).

Татьяна Набатникова. Москва

Комментариев нет:

Отправить комментарий