...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

среда, 13 апреля 2016 г.

Патриарх-еретик

Чаплин о патриархе Кирилле


The Collegiate organ of the Ministry of Defence (2015-12-11) 13.jpgТак еретик ли Патриарх?
Думаю, стоит мне ясно обозначить свою реакцию на утверждения о том, что Патриарх Кирилл – еретик. Такие слова недавно произнесли несколько священнослужителей. Убежден: для того, чтобы обвинить человека в ереси, надо ответственно разбирать его высказывания, а также систему его взглядов в целом. Пока этого никто не сделал, поэтому и обвинения вряд ли можно считать обоснованными.
Сложность еще и в том, что настоящей системы взглядов, развитой и последовательно выражаемой, у Патриарха Кирилла просто нет. За несколько десятилетий своего служения он произнес массу проповедей и сделал массу заявлений, но очень многое в них было сказано ситуативно, чтобы понравиться аудитории, а разным аудиториям нравятся разные вещи. От многого пришлось отказаться, многое пришлось пересмотреть, однако не было ясно и честно сказано, почему та или иная позиция изменилась.
С письменными текстами Его Святейшества все еще сложнее. Сам этот человек не способен написать и пяти связных страниц. Он вообще не в состоянии держать в голове нескольких страниц письменного материала, не в состоянии понять, что вносимая им поправка или новая идея может войти в противоречие с другим элементом того же текста или вообще убить его логику. Это не возрастные особенности – так было всегда.
Слухи о Патриархе как об «интеллектуале» сильно преувеличены. Да, это человек эрудированный и обладающий острым умом. Он может вспомнить полезный для какой-либо дискуссии исторический факт, может извлечь несколько цитат из «длинной» памяти или из намедни прочитанного, может сказать яркую фразу или предложить внести в текст эффектную поправку. Но в этот момент перед его внутренним взором нет никакой распространенной системы воззрений, которую он бы последовательно развивал. Он просто старается держаться в рамках текущего набора политических «приличий» и «допустимостей», а главное – в рамках православных вероучительных норм и духовных интуиций. Первые рамки держатся непременно – ни разу этот человек не обличил власть имущих так, чтобы те отреагировали, а без реакции какое обличение… Вторые рамки, слава Богу, обычно тоже соблюдаются - хотя и не всегда, что отметили многие критики. Однако полуслучайные фразы, за эти рамки вышедшие, на продуманную и ясно сформулированную ересь определенно не тянут.
Письменные тексты митрополиту, а затем Патриарху Кириллу обычно писали люди с системным мышлением, со сформировавшимися взглядами. Так, концептуальные речи на Всемирном русском народном соборе в последние годы писал Александр Рудаков под моим руководством. Богословские тексты готовила команда митрополита Илариона. Тексты по общественно значимым вопросам – моя команда. «Озвучиватель» мог внести свои идеи, мог предложить некоторые поправки – более или менее грамотные, - но концепции, которую он мог бы пронести через десятилетия, у него не было никогда. В целом в итоге получалось неплохо. Сейчас происходит все больше спонтанных выступлений по важнейшим вопросам – посмотрите на стыдливо порезанную собственной пресс-службой речь в Мосгордуме с ее «тошниловками» и раскрытием источников познаний о жизни в виде разговоров работающих на него сторожей и дворников. Абсолютная власть повлияла на нынешнего Патриарха крайне плохо – он, похоже, возомнил себя человеком, в высшей степени компетентным во всех вопросах и имеющим в них последнее слово. И это создает грандиозную опасность для него самого, для Церкви и для окормляемых ею народов.
Возьмем, например, сферу христианской социальной мысли, в которой я работаю более четверти века. Уже в 90-е годы появилась концепция критики секулярного общественного порядка, возникшего в результате глобальной дехристианизации. Возникла и идейная основа постепенного возвращения к христианским основам права, государства и общества. Все это выразилось в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. Дискуссию по проекту этого документа митрополит Кирилл реально возглавлял, умело гася явные противоречия, но в текст, слава Богу, глубоко не вмешивался. Я довольно активно развивал концепцию рехристианизации общества, государства и права применительно к разным жизненным ситуациям – в первую очередь в своих радио- и телепрограммах. Бешеное давление на православные и даже светские СМИ, направленное на то, чтобы убить мои программы и лишить меня права выступать, я считаю бунтом убожества, дорвавшегося до власти и желающего быть «на всех похоронах покойником». Но с этим бунтом мы справимся.
Между прочим, люди с ясной и проработанной системой взглядов в Церкви есть – даже если взгляды у них не совпадают и иногда меняются, о чем они честно говорят. Это люди очень разные: митрополит Иларион, Алексей Осипов, Константин Душенов, Владимир Осипов, отец Андрей Кураев, отец Савва (Тутунов), Александр Щипков, тот же Александр Рудаков, многие другие. Решения надо принимать, выслушав их всех, а еще лучше - усадив их вместе за выработку общей позиции и отказавшись от малейших попыток эту позицию предрешить, «продавить» собственное видение, непонятно чем обоснованное, при помощи зычного голоса, закрытия дискуссии и переписывания документов «за кулисами». Все эти методы – нецерковны по сути. Потому что греховны и безнравственны.
Чтобы Патриарха не обвиняли в ереси, над все важнейшие церковные решения и документы предварительно обсуждать всей Церковью – с возможностью доступа к процессу всех желающих и с концептуальной работой людей, которым есть что сказать. И должен быть полностью исключен псевдохаризматичсекий волюнтаризм, убивающий соборность и настоящую церковность. Он опасен и разрушителен. Он кончится большой бедой. Если он будет продолжаться, нынешнему Предстоятелю одна дорога - в Новый Иерусалим.
Сигналов уже очень много – даже публичных. А непубличных еще больше. Недаром одна ключевая в Церкви фигура все время гадает, когда «Святейшенька» помрет, а вторая – правда, уже попавшая под расчистку поляны для угодливых убожеств – пишет друзьям: «Бачилы очи шо выбыралы, а тепер хоч повылазить»…

Комментариев нет:

Отправить комментарий