...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

среда, 15 июля 2015 г.

Предводитель прелестного воинства. Историк-растрига Алексей Венедиктов

...В его всклоченной причёске спрятаны провода, которые принимают самые важные сигналы.
Загадочный человек, в нём есть что-то средневековое.
Человек из литературы, такой уже почти персонаж романа.
Весельчак, очаровательно играет в пьяницу и бабника.
В человека, который руководит оппозицией — не если пожелает, разом сольёт всю эту оппозицию и не моргнёт.
О нём, конечно, будут книги писать.
В нашей эпохе он занимал больше места, чем Каспаров, Касьянов и Алексей Навальный вместе взятые.
Ах, какой интересный роман мог бы написать Венедиктов.
Если б написал всю правду.
С другой стороны, зачем ему думать о себе правду.



Вёл однажды я спор в прямом эфире «Эха» сразу с пятью, кажется, бизнесменами, гнал свои левацкие закидоны — бизнесмены вяло сливались, спорить не умели, только бычились.
После программы вышел Венедиктов откуда-то из своего кабинета, говорит, легко качая причёской:
«Очень хорошо, пусть слышат там в Кремле».
Меня удивило сразу несколько вещей: что он уверен — его радио слушают в Кремле (и это так, а чего им ещё слушать, остальное им не интересно), что он слушает программы на своём радио сам, сидит там до вечера (я бы озверел давно на его месте), что он посчитал мои левацкие закидоны «хорошими» - хотя, возможно, он имел в виду другое: очень хорошо, пусть в Кремле знают кто придёт к власти, если вытравят либералов.
Эпохальный человек, пережил столько звёзд, и сидит на том же месте. Провода его искрят.
На поверку выползает либеральный наш отряд.

Раз в ногу, в ногу раз. Класс.