...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

вторник, 3 марта 2015 г.

Hector Zazou & Swara - In the House of Mirrors

Я - меломан, и хочу предложить замечательную пластинку, вышедшую в 2008г., увы, уже после смерти ее Автора, современного французского композитора Гектора Зазу.
Музыка фантастическая, завораживает с первых звуков. Стиль - некий "восточный" этно-транс, напоминающий и Турцию, и Алжир, и Индию. В общем, рекомендую потратить немного времени, чтобы начать любить эту удивительную великую культуру, которые отдельные либеральные идиоты связывают с "исламским фундаментализмом, экстремизмом" и прочей пропагандистской фигней. Откуда это пошло - говорить сейчас не место и не время, однако корни  явления кроются в том, что ленивая Европа стала допускать в свои страны дешевую рабочую силу из стран Средиземноморья, Азии и бывшего восточного блока. А когда "мультикультурализм" обнаружил, что является просто формой эксплуатации людей, прикрывающей словами о европейских ценностях самое подлое угнетение - оказалось, что новый процветающий и богатый Рим уже слишком привык к свой роскоши... 
Мастер Каморки 

Музыканты: Toir Kuziyev (tambur & oud), Milind Raykar (violin), Ronu Majumdar (flute), Manish Pingle (Indian slide guitar), Carlos Nunez (flute), Nils Petter Molvaer (trumpet), Diego Amador (piano), Zoltan Lantos (viola), Bill Rieflin (percussion)

Небольшая справка: 
Гектор Зазу родился в семье француза и испанки. Его родной страной стал Алжир (тогда еще входивший в состав Франции).
Его дебют на музыкальном поприще состоялся еще в середине 70-х годов – в составе дуэта ZNR, в который также входил певец Joseph Racaille. Зазу играл в этой группе на клавишных и скрипке.
Эта ранняя работа - легкий но привлекательный французский джаз, лирический и динамичный – выглядела не слишком серьезно, однако уже она продемонстрировала композиторский талант Гектора.
Дальнейшие музыкальные эксперименты Зазу в конце 1970-ых и в начале 80-ых ускользнули от внимания музыкальных историков, хотя некоторые эксперименты в музыкальной эротике очевидно были выпущены под псевдонимом La Perversita. В начале 80-х Зазу начинает экспериментировать с зарождающимся жанром world music, объединив свои силы с заирским исполнителем Bony Bikaye. В результате этого сотрудничества на свет появились несколько весьма смелых экспериментальных композиций, которые привлекли внимание критиков. Однако настоящим (и триумфальным) дебютом Зазу стал удивительный альбом Reivax Au Bongo, названный “музыкальный фотоновеллой” (диск сопровождал толстый буклет). На этом альбоме талант композитора и аранжировщика Зазу сочетался с превосходным вокалом Bikaye и ярким сопрано третьего участника проекта Kanda Bongo Man Линия, начатая в этом альбоме, была продолжена и в следующих дисках -Geographies и Geologies, странных и удивительных музыкальных сюитах. В музыкальном полотне, сотканном Зазу, находилось место и для оперной арии, и для детских песен, этнических африканских песнопений элементов европейского джаза. Утвердившись, как композитор и аранжировщик (правда, лишь в Европе – в Америке его музыка так и не получила широкого распространения), Зазу решает пуститься в “одиночное плавание”. Последующие два альбома Sahara Blue, основанный на поэтическом цикле Артюра Рэмбо, и Songs from the Cold Seas, впитавшего в себя своеобразие музыки крайнего севера (кстати, работу над этим альбомом Зазу начал в Сибири), вновь доказали его лидерство среди европейских авангардистов.Знаменитый проект 92 года, Sahara Blue, потрясает не только музыкальным материалом, но и количеством представителей "умной" музыки, которые в нем принимали участие. Назову лишь несколько имен: RYUICHI SAKOMOTO, David Sylvian, RENAULT PION, JOHN CALE, дуэт LIGHTWAVE дуэт DEAD CAN DANCE, STEVE SHEHAN, BILL LASWELL, и даже в одном треке вы услышите голос известного киноактера Жерара Депардье. Как видите, набор более чем впечатляющий. Эта работа, разумеется, концептуальная и базируется на одноименной поэме Артура Рембо. Наибольшее значение в этом проекте стоит отвести, конечно же, самому Зазу и французскому электронному дуэту LIGHTWAVE. Именно благодаря стараниям этой троицы альбом имеет ту неподражаемую, утонченную электронно - акустическую атмосферу, которая столь строга, как и загадочна. Минималистические аранжировки на фоне электрической атмосферы воспринимаются подчеркнуто элегантно и продуманно. На мой взгляд, этот интернациональный проект был событием года, года 92, о котором, увы!, мир профессиональной музыкальной журналистики как-то отмолчался. В 1991 году Зазу обратился к культуре острова Корсика, который, как известно, сейчас входит в состав Франции, и выпустил диск Les nouvelles polyphonies corses, содержащий 17 пьес, наполненных акустическим звучанием, хоровым пением и мягким электронным аккомпанементом, в создании которого приняли участие многие известные музыканты (Рюичи Сакамото, Джон Кейл и др.) Новые Корсиканские полифонии - это не только колыбельные, объяснения в любви, стихи о надежде и страданиях, но поэмы, воспевающие также выжженную солнцем землю, журчание воды, закат и восход солнца, глубину души корсиканского народа. Созданные в настоящее время, они, как смелые новаторы, охотно идут на встречу с видами музыки в одном диалоге, однако сохраняя и трансформируя при этом традиции. Союз великолепных голосов, электронная трактовка Гектора Зазу и талант известных артистов, увлекшихся этим замыслом, означает долгожданную встречу народа сo своей историей и с Историей с большой буквы, к нашему великому удовольствию. Говорить о полифоническом (многоголосном) корсиканском пении - это, без сомнения, означает воскрешать в памяти ту музыкальную форму, которая, особенно последние два десятка лет, интересует специалистов, не всегда, к сожалению, проявлявших к ней подобного любопытства. Еще вчера можно было пересчитать по пальцам одной руки тех из них, кто умел прислушиваться к акцентам народной традиции, целиком оживленной особенностями звуков, свойственных мастерству горцев и пастухов. С тех пор идут споры вокруг этого выработанного музыкального языка: некоторые, несмотря на отрицание местных музыковедов, хотят связать его с грегорианским пением. Последние выдвигают на первый план архаическое соединение форм, которые как эхо отражались от одного острова к другому по средиземноморскому пространству. В центре этого движения, отдельные основные черты которого Вы найдете здесь, находится песня- эмблема ПАГИЕЛЛА, целиком ритуальная, как в музыкальном, так и в поэтическом отношении, воспевающая существование общества, которое находит в себе жизненную силу и акценты вечности. Сохраненная благодаря нормализации вкуса и способности восприятия, придающих единообразие и одомашнивание манеры говорить и чувствовать в современном обществе, корсиканская полифония также ценна именно коллективным прославлением тождественности и идентичности, которые отрицают смерть. Нам это пение говорит о мятеже и любви. Могло ли оно быть представлено в 70-е годы, это выражение возвращения народа, празднующего нахождение утерянного прошлого и вновь приспосабливающегося к прародительским формам культуры? Сначала эти песни - порыв и пульсация, но постепенно они обогащаются новыми современными записями, где, не теряя ни одно черты самого древнего наследия, утверждение культурной корсиканской идентичности встречает очень разнообразные музыкальные формы. Этот альбом - завершение пути, история чудесного скрещивания, где множественность живет в форме синтеза и гармонии. В дальнейшем, однако, Зазу вернулся к менее амбициозным проектам – на сей раз с участием клавишника Harold Budd и исполнительницы кельтских баллад Barbara Gogan.

Комментариев нет:

Отправить комментарий