...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

вторник, 24 марта 2015 г.

Минский процесс заблокирован. Что дальше

http://lenta.ru/columns/2015/03/23/pogrebinsky

ПОЧЕМУ ПРЕЗИДЕНТ УКРАИНЫ ЗАБЛОКИРОВАЛ МИНСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ

 Михаил Погребинский директор Института политических исследований и конфликтологии, Киев
В конце прошлой недели президент Украины Петр Порошенко сделал важное заявление. Оказывается, у него есть «специальный план», который на сложном дипломатическом языке называется реинтеграцией и подразумевает возвращение Донбасса под контроль Киева. Причем это возвращение Порошенко собирается осуществить дипломатическими средствами, так как «одним лишь оружием украинской территории не вернуть». Наверное, Порошенко и хотел бы вернуть Донбасс силой оружия, но цена слишком высока — это «уже не тысячи, а десятки тысяч жизней», как утверждает со знанием дела президент Украины.


Порошенко раскрывает некоторые детали этого «специального плана». В нем есть и прекращение огня, и проведение линии разграничения, за которой будет действовать специальный порядок местного самоуправления — и, наконец, проведение демократических местных выборов. О да, это ведь изложение пунктов (не всех, конечно!) «Комплекса мер по реализации минских соглашений», подписанного после семнадцатичасового бдения представителями Украины и лидерами непризнанных республик ДНР и ЛНР, поддержанного Декларацией «нормандской четверки», а затем и всеми постоянными членами Совета Безопасности ООН.

Есть, правда один нюанс. Петр Порошенко, по всей видимости просто запамятовал, что накануне этого заявления он же подписал утвержденный Верховной Радой по его инициативе закон, который вносит изменения в принятый еще осенью прошлого года закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областях». Причем эти изменения переворачивают ситуацию с «Комплексом мер», принятым в Минске, с ног на голову.

Напомню, что в «Комплексе мер» сначала вводится специальный порядок местного самоуправления, предполагающий сохранение ополченцами контроля над ситуацией на этих территориях, а затем проводятся местные выборы. Причем в минских соглашениях специально оговорено, что способ («модальность») проведения этих выборов должен быть согласован с представителями отдельных районов Донбасса в рамках Трехсторонней контактной группы, иными словами — с лидерами ДНР и ЛНР. Ну а как иначе, если реальная власть на этих территориях принадлежит структурам ДНР и ЛНР! Очевидно же, что без согласования с ними никакие выборы невозможны. Во всяком случае, до тех пор пока Киев вновь не установит контроль над этими территориями.

Итак, как признает сам президент Порошенко, вернуть под контроль Украины эти территории с помощью оружия невозможно. Более того, все попытки это сделать не только сопровождались тысячами жертв по обе стороны конфликта, включая сотни мирных жителей, но и за последние полгода привели к череде военных поражений Киева и потере его контроля над все новыми территориями Украины.

Иными словами, те условия, которые в одностороннем порядке выдвигает президент Порошенко для проведения местных выборов, результаты которых Киев готов признать легитимными, делают эти выборы невозможными. Не сомневаюсь, что президент это понимает. Отсюда вывод: никаких местных выборов на территории, подконтрольной сегодня непризнанным республикам, Петр Порошенко не хочет.

Соответственно, не хочет Порошенко и вступления в действие закона об особом статусе этих территорий, который включает, среди прочего, амнистию участникам боевых действий. То есть, продолжая утверждать о готовности исполнять минские соглашения, более того, говоря о безальтернативности их реализации как условии урегулирования конфликта, Порошенко на деле не намерен эти соглашения исполнять. И в этом, по-видимому, он опирается на поддержку Госдепартамента США. Не случайно ведь уже прозвучали слова американского посла на Украине Джеффри Пайетта о том, что внесенные президентом Порошенко изменения в закон «Об особом статусе территорий..» не противоречат «ни букве, ни духу» Минских соглашений, что есть очевидная ложь. Однако и представитель французского МИДа также высказался в том смысле, что он «не видит вопиющего нарушения минских соглашений…».

Не видят, либо не хотят видеть? США вполне могут упорствовать в нежелании признавать очевидное, ведь для них возможное возобновление военных действий, демонстрирующее неспособность Европы выступить в роли эффективного арбитра на Украине, — это скорее политическая победа, чем поражение. Однако для Меркель и Олланда возобновление войны на юго-востоке Украины — это дипломатическое поражение, чреватое серьезными имиджевыми потерями уже внутри Германии и Франции.

В чем же причина, мягко говоря, непоследовательности и противоречивости позиции Петра Порошенко по минским соглашениям?

На мой взгляд, дело прежде всего в том, что президент не хочет брать на себя ответственность за легитимацию фактической автономизации Донбасса, так как он не может не понимать, что если там провести честные местные выборы, то легитимно избранные представители этих территорий неизбежно будут в оппозиции к Киеву и потребуют как минимум реальной автономии края. Опросы показывают, что места в муниципальных советах поделят сторонники отделения Донбасса от Украины и те, кто придерживаются позиции реальной автономии в составе Украины. Учитывая нынешнюю позицию Москвы, декларирующей свое желание содействовать реинтеграции Донбасса в состав Украины, сторонники реальной автономии Донбасса, скорее всего, окажутся в большинстве.

При этом надо иметь в виду, что свободное волеизъявление жителей территорий, которые на прошедшей неделе Верховной Радой признаны «временно оккупированными», неизбежно разрушит миф о том, что на юго-востоке Украина воюет с Россией. Очевидным для всех станет факт внутриукраинского противостояния Киева и Донбасса, то есть, факт гражданской войны в стране, что создаст колоссальные проблемы как в пропагандистском плане, так и плане реальной политики, например, в проведении мобилизации.

Легитимная местная власть в Донбассе потребует внесения в конституцию Украины соответствующих изменений, и европейским лидерам будет сложно их не поддержать, так как они уже неоднократно высказывались в пользу такого рода действий. А это, во-первых, означает для Киева необходимость брать на себя — хотя бы частично — бремя социального обеспечения жителей этих территорий, а также участие в восстановлении разрушенного войной Донбасса. Средств у Киева на это нет и не предвидится.

И, во-вторых, такая легитимация «террористов», как их называют сегодня в Киеве, с большой вероятностью может спровоцировать попытку государственного переворота на Украине и устранения Петра Порошенко от власти радикально настроенной частью правящей коалиции. Не считаться с этим Порошенко также не может.

Так что это — тупик в поиске политического урегулирования?

Да. Совершенно верно. Минский процесс заблокирован очередным «кульбитом» Киева. Есть два сценария дальнейшего развития ситуации.

Самый негативный сценарий — возобновление военных действий, которое легко может быть спровоцировано либо неуправляемыми элементами воинских формирований по обе стороны противостояния, либо решением руководства ДНР и ЛНР.

Есть и второй сценарий — попытка перезагрузки «нормандского диалога», возможно, с внесением новых идей, способных уменьшить слишком сильное влияние США на пути урегулирования конфликта на юго-востоке Украины. Председатель Европарламента Мартин Шульц на прошлой неделе заметил, что конфликт на Донбассе — это внутриевропейское дело и разрешать его должны европейцы. Обнадеживающее заявление. Но реально ли обойтись в переговорах по украинскому урегулированию без американцев? Мне трудно в это поверить.

Комментариев нет:

Отправить комментарий