...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

четверг, 8 мая 2014 г.

Либерал и фашистское зверьё

Лауреат Букера, писатель Денис Гуцко обращается к русским либералам

  Прошло уже достаточно времени с одесской трагедии, чтобы те, кто формирует информационное поле, альтернативное официальному, те из них, кто решил разобраться в ключевых деталях случившегося – чтобы они высказались. Прошло уже достаточно времени, чтобы понять: никто из представителей либеральной российской общественности, которую я – повторю в сто пятидесятый раз, потому что это объясняет мои недоумевающие интонации – которую я всегда считал своим кругом – никто не высказал внятного прямого осуждения ублюдкам, которые зверствовали в Доме профсоюзов. Ни для кого Одесса не стала поворотной точкой.
Никто не сказал хотя бы так: «Ребята, я против российского вмешательства в ваши дела, я придерживаюсь антипутинских взглядов и готов помогать вам строить новую Украину. Но, похоже, ваша нынешняя власть действительно опирается на фашистское зверьё. Давайте подумаем, что мы можем сделать вместе, чтобы загнать это зверьё в клетки». Что угодно: обтекаемые слова сочувствия, которые непонятно, кого и каким образом призваны утешить, дичайшие формулировки, в которых замученные «тоже виноваты, поскольку сами спровоцировали», непременный сарказм и проклятия в адрес российской власти, – и ни слова о тех, кто от имени и с полного одобрения новой киевской власти привез в Одессу Волынскую резню.

Как будто никто из завсегдатаев «Жан-Жака» не видел этих съёмок. Как упитанный сотник Мыкола перед началом побоища жалуется кому-то по мобильному: «Да нас больше. Но нам ничего не дают делать!». Как его помощник уговаривает милиционера: «Дайте нам коридор, мы пойдём и сделаем то, что должны сделать». Как красивые девушки в шортиках готовят коктейли Молотова, как они потом наклоняются над обожжённым полуживым человеком: «Так это не наш. Сдохнет – похоронят». Как странно выглядят многие жертвы пожара: сгорели только руки и головы – судя по всему, то, что было облито зажигательной смесью… Видеть это и не понимать – что ты видишь можно только, если специально постараться.

Очень хочется материться. А нельзя. Я очень редко матерюсь. Но здесь без мата – как с ангиной: не высказаться.

Дорогие мои высококультурные высоколобики, трибуны Болотной, оппозиционеры со стажем и прочие воины света, я решительно не понимаю и никак не могу принять, что либеральная русская интеллигенция – это про то, как поддерживать любое лицемерие и любое зверство, лишь бы оно исходило от противников ненавистного режима. Сакраментальное «назло бабушке уши отморожу» – но возведённое в какую-то запредельную степень.

Хотя бы из уважения к собственным талантам, научным степеням, IQ, биографиям – остановитесь. Сейчас, после Одессы, вы готовы тиражировать даже самую чудовищную нелепость – что одесские провокаторы с красными повязками на рукавах, взаимодействовавшие с ментами, стрелявшие из-за их спин – что и это люди Путина. Вы совсем долбанулись? Вы правда верите в то, что у Путина достаточно сил, чтобы организовать в Одессе, на территории другого – можно сказать, враждебного государства, столь масштабную провокацию, в которой будут задействованы десятки людей, переодетых в милицейскую форму? И вы не замечаете, что выглядите при этом идиотами?

Вы требуете: не нужно демонизировать Яроша. Договаривайте, не останавливайтесь на полуслове: давайте лучше демонизировать Путина, ему это больше к лицу.

Недавно Михаил Ходорковский порассуждал на эту тему: «Бандеровцы выдуманы потому, что русского очень трудно заставить ненавидеть украинца. Кавказца, пиндоса, «грызуна» — увы, уже научили. Но украинца, совсем уже брата, даже кремлевским пропагандистам заставить ненавидеть трудно. Поэтому выдуманы «бандеровцы». Вот, мол, кого мы ненавидим, а не украинцев».

Давайте не заметим обобщений о ненависти русского – вот так, без всяких рамок и оговорок, вообще русского – к кавказцу и пиндосу. В конце концов, не мы ли с вами зацитировали до дыр фразу Достоевского про всемирную отзывчивость, в которой тоже – про русских вообще. Ладно, издержки жанра. Но если по сути – то всё-таки кто они, эти люди, размахивающие украинскими флагами в окнах здания, из которого доносятся крики сжигаемых заживо? Как назвать того, кто, слушая истошный крик женщины, говорит: «Це не жінка. Це сепаратистка»? В смысле – кто они, эти персонажи, в представлении Михаила Борисовича? Как их называть?

Собственно, ничего нового Ходорковский не сообщил. Сторонники Майдана, как заколдованные, повторяют это с того самого момента, как майданские сотни скинули Януковича: националистов у нас мало, националистов у нас с гулькин нос, не нужно преувеличивать, Ярош клоун, Ярош никто, над Ярошем мы тут все смеёмся. Недоумевают, негодуют. Какие еще бандеровцы?!

Ребята, после Одессы это больше нельзя произносить в приличном обществе. Какими бы ни были политические убеждения – эти доводы про сильно преувеличенных бандеровцев нужно, наконец, выбросить и забыть. Какая разница – сколько их. Их было достаточно, чтобы случилось второе мая в Одессе. Их достаточно, чтобы устроить охоту по добытому в прокуратуре списку на тех, кто был задержан в тот день милицией и кого освободили одесситы. Их достаточно – и они уже сделали достаточно, чтобы всем высоколобым, наконец, прозреть: оттого что Путин плохой, украинские правосеки не становятся хорошими.

«Стремились в рай — попали в ад. Ведь ясно было: очень скоро вас в каждой смерти обвинят за то, что вы погнали вора». Дмитрий Быков, ты поторопился, опубликовав третьего мая эти строки. Просто войди в Ютьюб, набери «Дом профсоюзов» – и, пока будешь смотреть, попробуй прочитать вслух. Кого обвинять в этих смертях, позволь спросить? Снова Путина? Дима, возле этих тварей, которые добивают выпавших из окон обгоревших людей – ты видишь там Путина?

Завтра выдуманные и преувеличенные бандеровцы устроят новую резню. Потому что такие, как они, никогда не останавливаются на полпути. Что вы будете говорить тогда, уважаемые вольнодумцы, борцы за другую Россию? Что Путин снова спровоцировал украинских патриотов… и стыдливо не договорите: на зверства… Вы считаете, что те, кого можно спровоцировать на такое – чем угодно, понимаете, чем угодно – что они не заслуживают отдельного внимания? Что о них можно говорить только вот так, по касательной, чтобы снова – о ватниках, о гэбне, о мерзкой Рашке?

Короче. Хватит. Перестаньте.

Вы странно выглядите.

В современных военных конфликтах, где армиям противостоят paramilitary troops и где телекамера успевает сунуться едва ли не в каждую перестрелку, есть категория участников, ранее неизвестная – безоружная массовка. Такая примета времени – безоружные местные промеж враждующих сторон. Помните чеченских женщин и стариков, останавливавших российские БТРы на окраинах? Видели, сегодня, на юго-востоке Украины – похожее: безоружные люди выходили против бронеколонн. И в Чечне, и в Украине эти люди под хрупкой защитой телекамер – попытка защитить себя от войны. Отогнать войну подальше, хотя бы за околицу. Эти люди не всегда приятны глазу: крики, невнятица, базар-вокзал. Они нескладно говорят и мало смыслят в политике, из которой, как известно, проистекает любая война. Этих людей, наконец, было бы опрометчиво записывать в пацифисты – они запросто самоустраняются, как только сородичи-ополченцы решают сами нанести удар. У них в буквальном смысле шкурный интерес: они спасают свои шкуры. Как могут. И у них есть то главное, что искупает любое их лукавство и темноту: они на своей земле. Это дикая и страшная игра – выходить вот так, чтобы уболтать или освистать военных, у которых палец на гашетке и приказ в голове.

Интеллигентская поддержка победившего Майдана в медийном пространстве – по сути такая же безоружная массовка. Вместо военных, которые могут пальнуть или задавить – кровавая гэбня: может лишить работы, сфабриковать дело, вывесить обидный плакат. Что ж, тоже битва. Я понимаю, против кого выходят эти люди. Но никак не могу понять – за что. Чего хотят? Если предотвратить убийства, то нужно хватать за руки тех, кто убивает. Если остановить гражданскую войну и развал страны, то нужно ратовать за переговоры. Ребята, это же переговоры! Всего лишь. Политика. Никого не убьют. И, потом, всегда можно выполнить немножко не то, что обещано. Как с Януковичем. Ну, политика…

Но каждый раз, когда строители Новой Украины проливают кровь и заходит разговор о неонацизме – раздаются возмущённые крики: «Какие такие бандеровцы? Да вы на наших посмотрите! Нет, вы посмотрите! Да вы не туда смотрите!».

Комментариев нет:

Отправить комментарий