...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

четверг, 10 апреля 2014 г.

Путин угробил у нас политику и политические свободы, однако исторической личностью стать сумел



limonov_eduard
   Изменение лиц современников наблюдать интересно.
Я писал что  8 апреля я сбежал с телепрограммы Общественного телевидения и отправился с товарищами в парк, где было сыро и свежо, и птицы праздновали весну.

Однако до того как сбежать, я понаблюдал за приглашёнными всласть, а их было помимо меня ещё пятеро.

Были видные либералы Рыклин и Пархоменко.
Я их не видел года три так точно, ну два с половиной.
За это время никто из них не помолодел (я, впрочем, тоже не помолодел), однако они погрустнели, это факт, а вот уж я не погрустнел,хожу счастлитвый от Крыма.И упорно надеюсь на победу Донбасса и Харькова. Я же об этом мечтал, писал, продвигал  это реконкисту  более двадцати лет. Что ж мне не быть счастлитвым !

Основное, что я заметил о них. С них слетела высокомерная наглость, которой они обзавелись в дни Болотной.
Попудренный Рыклин съехал в кресле и сидел как полинялый пуфик,. а лицо у него было сюрреальное, как сахарный торт в морщинах, забытый на ночь на столе,так  он выглядел.
Прежняя его сдобная румяность сменилась усталой маской старого клоуна.
Интонации (мы обсуждали  внесённый в ГосДуму проект закона Сидякина- Зотова о признании организации несанкционированных митингов уголовным преступлением) у Рыклина были жалующиеся.
Укатали Сивку крутые горки.

Пархоменко, политрук из "Эха",стал похож на старую боевую стиральную доску, в щелях и занозах, он отказался занять стул  рядом со мной, на который ему указала разводящая дама.
Сказал что -то вроде, не с этим господином,он мне противен или что-то такое, в мой адрес.
Я отметил что Пархоменко,понаблюдав за ним, что он,что  называется заматерел, оброс мясом,  оплешивел. После такой стадии бычьего вздутия обыкновенно следует стадия омягчения тела и усыхания. Ну подождём.

У меня нет к людям ненависти, есть деловой подход. Типа, ты враг, ну-ну, посмотрим на тебя, что ты можешь. Если чел сдаёт и побит, как Навальный, я теряю к челу интерес.

По ним было видно что они страшно переживают и неудачу болотного движения, и свою всё более полную изоляцию от народа и населения в вопросе о Крыме.
Если за день  до референдума в Крыму, 15 апреля на своём митинге они открыто кричали антироссийские лозунги, то сейчас, столкнувшись с невиданным энтузиазмом российских граждан в ответ на воссоединение Крыма, они уже спрятали свою акцию 13 апреля под уклончивой такой темой, о свободе прессы что-то...Струсили, ведь заклюют же в конце-концов.

Ещё один либерал Сергей Давидис выглядел наиболее приемлемым. Моложе двух других, матовая кожа, он перекинулся со мной несколькими фразами, как и подобает пришедшим дискутировать воспитанным людям.

А вчера я наблюдал по ящику по "России-24"  Владимира Владимировича президента. Президент вёл министерское совещание по Украине.
Вёл привычно по-деловому.
Я президента не видел на экране тоже довольно давно.

Я нашёл что виски у него, пусть волосы и блондинистые, но виски заметно поседели, а кустики волос на черепе  поредели (Никто не молодеет, я также не молодею...) Рот у президента стал длиннее, горизонтальная  ниточка рта удлинилась,представляет из себя сейчас волнистую линию, и такое впечатление что и уши удлинились. Глядя на президента я подумал что он не такой простой человек, каким казался мне, когда я писал в 2005 году книгу "Лимонов против Путина".
Чего-то я в нём тогда не заметил. Не углядел.
Скорее всего тенденции к изменению не заметил, к метаморфозам.
Ну конечно же он угробил у нас политику и политические свободы, однако исторической личностью стать сумел.

Вот такие у меня наблюдения.

Это была проповедь четверга 10 апреля. Я, - Эдуард Лимонов.