...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

среда, 8 января 2014 г.

Веллер о Ходорковском, Путине и русской Оппозиции. Доходчиво

Ниже цитата, вынесенная под заголовком "Особого мнения" на ЭХО Москвы. Как будто писатель Веллер не сказал только что нашему самому оппозиционному радио, за что он держит нашу оппозицию. Конечно, про Олимпиаду - это актуальнее. Мастер Каморки
"Мы все давно сказали, что это безумный проект в субтропиках делать Олимпиаду, которая стоит безумные деньги. Вот, мы можем говорить, что у нас коррупция, потому что это слово сакрализовано признанием публичным высших лиц государства..."

...Вам что Ходорковский, Жан-Жак Руссо? Он вам что, Нельсон Мандела? Он что, жизнь положил на создание Союза освобождения труда - он Плеханов Георгий Валентинович?

Вот симпатичные господа, для которых преобразование
русского социализма в русский капитализм прошло
с наибольшей пользой. По мнению ФОРБС
Он – российский олигарх, сколотивший свое сумасшедшее состояние, условно 13-миллиардное, в 90-е годы. О чем он думал? Чтобы его состояние было самым огромным, и это он сделал. Какие качества... у него бесспорно есть? Он умный, он сильный, он волевой, он гордый, он лидер, и попав в тяжелые условия (ну, может быть, некоторые тяжелее сидели, но, тем не менее, никому тюрьмы не пожелаем), он не сломался, он держался достойно и за это честь и хвала, да.
Но причем здесь что?.. И когда говорят «Он сумел создать самую чистую фирму»...  уметь создать надо самую мутную, самую грязную фирму. А самая чистая создается автоматически, когда ты ничего не прячешь и ничего не крадешь. Кроме того...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, Михаил Иосифович, давайте... Просто справедливости ради. Вот, мы видим людей, которые в одно и то же время работали в абсолютно одинаковых условиях и примерно по одним и тем же схемам.

М.ВЕЛЛЕР: Да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но потом только одного из них сажают в тюрьму, а всех остальных мы наблюдаем радостно, прекрасно, сами знаете где.

М.ВЕЛЛЕР: Да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И сами знаете, в каких списках Forbes.

М.ВЕЛЛЕР: Да, да, да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: При этом у них не было ни проектов «Открытая Россия», ни вот эта интернетизация школ и прочее.

М.ВЕЛЛЕР: Они не проявили лояльность той авторитарной власти, которую сами посадили сначала в 1996-м, а потом в 2000-м на свою голову. Вот, все проявили, а гордый самолюбивый Ходор не проявил. И пошла гулять эта фраза «Владимир Владимирович, ваши чиновники – взяточники и воры». И это именно он прочитал этот доклад о коррупции, и не потому, что все сказали «Нет, мы больше не будем. Только ты, Миша» и так далее. А потому что он лидером быть хотел и таковым по натуре является. Вот и вся причина.
Но! Он что, говорил о том, что необходимо произвести реприватизацию? Он говорил о том, что необходимо изменить судебную систему? Он говорил о том, что выборы должны быть совсем иными и так далее? Он этим ничем никогда не занимался, вы о чем вообще?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте сейчас мы сделаем небольшой перерыв, буквально 3 минуты, но эту тему мы обязательно продолжим. Напомним Михаилу Иосифовичу, как участвовал Михаил Ходорковский в политической жизни или не участвовал...

М.ВЕЛЛЕР: Итак, сильный, умный, храбрый...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ...финансировал разные политические партии просто потому, что в стране должна быть политическая конкуренция.

М.ВЕЛЛЕР: Нет, не просто потому. Об этом уже написано много раз, пойдем по порядку. В 1996 году Ходорковский был одним из лидирующих олигархов, которые не дали пройти к власти Зюганову, у которого было много выше рейтинга, чем у Ельцина, а продолжили Ельцина, потому что при Ельцине можно было продолжать дербанить страну.
В 2000 году Ходорковский был в том же самом олигархате, которые обеспечили операцию «Преемник». Нет, не он один, разумеется, - там и семья, там и Волошин, и Березовский, и Юмашев, всё, как полагается. Ходорковский – вполне активное действующее лицо, потому что (не раз я цитировал – у меня это в одной книжке есть), как сказал Березовский в 1996-м, «если мы не обеспечим преемственность власти, то мы все далеко полетим». Это его слова. Обеспечили.

И, вот, потом вдруг оказалось... Гусинский-то как удивлялся, Березовский-то как удивлялся, что тот, кого они же поставили преемником, стал вести самостоятельную политику. И Ходорковский, который полагал себя справедливо умнее, сильнее, богаче и так далее, не мог он этого потерпеть. Происходила совершенно элементарная вещь – набрать 2/3 голосов в парламенте и превратить президентскую республику в парламентскую. Это было бы хорошо, потому что президентская авторитарная была устроена после расстрела Белого дома 1993 года.
Путин решил, что а вот это вот не пройдет, потому что совсем не то ему говорили и совсем не для того он сидит. То есть Ходорковский представлял реальную политическую опасность режиму, потому он и сел. А уж грехов у каждого олигарха можно найти столько, что ко второму пришествию он будет досиживать еще 8 пожизненных сроков (любой). Мы же знаем, как это устроено.
Вот примерно и всё. Но поскольку оппозиция, ну, если оппозиция способна разработать какую-то программу, то... Я не слышал! Я не слышал ни об одном таком человеке. ...то, вот, она бросилась, и обращения к Ходорковскому сводятся к той самой летописи: «Придите и володейте нами! Земля наша богата, порядку только нет». Ну, что это за позорище, а не народ? Оппозиция, креативный класс.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А почему так?

М.ВЕЛЛЕР: Не знаю. Мозгов забыли вложить. Что-то вкладывали в другое место.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо. Тогда как вы себе предполагаете место Михаила Ходорковского в российском обществе, в политике, не в политике, в общественной жизни?

М.ВЕЛЛЕР: Меня это не касается. Он – взрослый, сильный, умный...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но вы же сами говорили, что его втягивают.

М.ВЕЛЛЕР: Это Быков сказал – я с ним согласен.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Быков сказал, вы его процитировали, да.

М.ВЕЛЛЕР: Я с ним согласен. ...самостоятельный человек. Он может хотеть делать так и хотеть делать сяк, а, кроме того, мы, вероятнее, никогда не узнаем условий его договоренностей с Путиным. О чем вы говорите!
Не надо гадать. Если оппозиция полагает, что она – креативный класс... Они же десятилетиями «Бала-бала, бала-бала, пустите нас в Думу, бала-бала, бала-бала». У них же даже нету не только программы политической, у них же даже нет элементарных основ переустройства страны. Они же даже не понимают, какой они хотят ее видеть.
Разумеется, честные выборы. В результате просто честных выборов ты, действительно, можешь получить Гитлера у власти. Думать-то надо немножко больше. Вот, пакет реформ – ни у одного нету. В таком случае пусть живут с Путиным, потому что другой окажется для них, безмозглых баранов еще хуже. Это не потому, что я поклонник Путина, это потому что я скорблю и плачу слезами, не видимыми миру, по их высочайшему интеллекту.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот, про безмозглых баранов, конечно, вот, я не очень понимаю, потому что, на мой взгляд, это уже какие-то прямые оскорбления.

М.ВЕЛЛЕР: Нет. Нет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но в чем главная претензия у вас, вот, к оппозиции политической?

М.ВЕЛЛЕР: Нет. В этом нет никакого оскорбления. Баран – животное полезное.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо.

М.ВЕЛЛЕР: Это разве что, вы знаете, горестная констатация политического факта. Я могу ошибаться, я буду очень рад, если меня опровергнут. Я буду очень рад, если мне докажут, что идиот – я, а в оппозиции люди умные, креативные и они знают, что надо делать. Но пока я этого не увидел.