...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

понедельник, 13 января 2014 г.

МАЛЬЦОВЫ И ИХ СТЕКЛЯННОЕ ДЕЛО

Пожалуй, самый популярный предмет для легкого и недорогого коллекционирования - это столовая утварь. И по сию пору в комиссионках можно купить за копейки подлинную  батенинскую, кузнецовскую, мальцевскую посуду. Щербатую, правда...  Мастер Каморки




Автор - Д.И. Немчинова - 1998 г. Источник 
Мальцовское стекло, мальцовский хрусталь — эти словосочетания извест­ны всем, изучающим историю декоративно-прикладного искусства России. Не толь­ко в России, но и за ее пределами марка мальцовских стекольных заводов вызывает постоянный интерес и высоко котируется на международных аукционах. Взрыв 1917 года как бы перечеркнул значение организаторской и экономи­ческой деятельности семьи Мальцевых и притушил интерес к художественным изделиям их заводов. В течение десятилетия в публикациях о Мальцовых, как и о других российских промышленниках в основном подчеркивалась их роль как эксплуататоров и угнетателей.
Однако в последние годы историки и краеведы перешли к более объективному изучению истории мальцовских заводов и дея­тельности знаменитых промышленников.



Среди возникших в петровское частных стекольных фабрик одной из самых значительных была Мальцовская, построенная недалеко от Москвы в Можайс­ком уезде. Вернее, стеклянная и хрустальная фабрика «первоначально заведена по определению Мануфактур - Коллегии в 1723 году компанещиками  Гжатской пристани жителем Назаром Дружининым и калужанином Сергеем Аксеновым в Можайском уезде на Синодальных оброчных пустошах своим коштом, в 1724 году велено быть при них компанейщиком города Рыльска гостиной сотни Васи­лию Мальцову».
К 1734 году Василий Васильевич Мальцов остался единственным полнов­ластным хозяином и явился основателем знаменитой династии стеклозаводчиков Мальцовых. Согласно родословной Мальцовых, свое начало семья вела от Богдана Афанасьевича Мальцова, который в «1642 году написан был по Черни­гову». У Богдана Мальцова было три сына - Кирей, Юрий и Автоном, которые числились в 1670 году «в городовых во дворянах». От Автонома и происходит род заводчиков Мальцовых, т. к. его сын Василий был отцом Василия Большого, владельца фабрики под Москвой.
Василий Мальцов вместе со своими компаньонами оборудовал фабрику привозными из-за границы шлифовальными и гравировальными станками. Согласно предписанию Мануфактур-Коллегии, привезены были и инострание мастера для налаживания стекольного дела и обучения русских людей,  в сороковые годы XVIII века можайская фабрика Мальцова выпускала стеклянную и даже хрустальную посуду высокого художественного уровня. Даже царский двор заказывал здесь посуду для употребления при праздничном столе.
Для расширения производства в 1734 году Василий Мальцов обратился Мануфактур-Коллегию с просьбой разрешить ему купить людей. Свою просьбу он мотивировал тем, что «мастера-иноземцы, вывезенные им с братом Афанасием много уже престарели, а надлежить обучить для Российской славы Велико Российских людей». В 1745 году ему дозволено было купить 200 душ крепостных. Расширение спроса на стеклянные изделия среди самых различных слов населения способствовало превращению Мальцовской стекольной фабрики в одно из ведущих частных предприятий. Русские крепостные и вольные мастера не хуже иноземных научились «рисовать хрустальную посуду».
В 1746 году уже в преклонном возрасте Василий Мальцов передал «И дело в руки сыновей Акима и Александра перед которыми вскоре встали новые трудности. В 1747 году Сенат издал указ о запрещении строительства фабрики заводов ближе двухсот верст от Москвы, а существующие уже фабрики было предписано ликвидировать. Мальцовы, не останавливая работ на фабрике, нача­ли перевод ее на новые места по частям. Часть фабрики была переведена Аки­мом Мальцовым на купленную землю во Владимирском уезде. Сюда же были переведены и мастеровые. Впоследствии этот завод получил название Гусь-Хрустальный. Искусные русские мастера переведенные на новое место, быстрое наладили выпуск продукции.
Для второй части фабрики Мальцовы подыскали место в Орловской гу­бернии, богатой лесами, реками и речками. Земли сельца Радутина Трубчевсюй го уезда принадлежали казне, и в 1760 году Мальцовы заключили контракт сро­ком на десять лет на аренду радутинской «дворцовой дачи». Переведя оборудование, мастеров и рабочих, владельцы наладили производство листового стекла и хрустальной посуды.
Но не повезло Мальцовым с Радутинской фабрикой. Уже в 1767 году, несмотря на то, что еще не истек срок аренды, казной было «повелено устраивал казен­ные винокуренные заводы» на радутинской земле. Аким Мальцов обратился с челобитной, чтобы дали возможность додержать «урочные» годы, используя уже заготовленные дрова. Но дворцовая контора на челобитную не ответила, а заготов­ки дров были описаны «для казенных нужд». Мальцовы вынуждены были подыскивать новое место для фабрики и нашли его в соседнем Брянском уезде, в деревне Радице. Радицкая стекольная фабрика появилась в уже освоенном промышленном районе.
 После смерти Александра Мальцева его дело наследовала вдова Авдотья Мальцова, оказавшаяся женщиной деловой и энергичной. Из ее челобитной из­вестно, что фабрика не сразу была построена на купленной у поручика Безобра­зова радицкой земле. Препятствие состояло в том, что оспаривалась правомоч­ность покупки, т. к. по недавно вышедшему указу недвижимость с крестьянами имели право приобретать только дворяне. Вдове срочно пришлось доказывать свое дворянство, потому, что ранее во всех документах Мальцовы именовались купцами. Правда, ей было уже легче, т. к. уже доказали свое дворянство ее пле­мянники, сыновья брата Ивана. Пока оформлялись документы на подтвержде­ние дворянства, вдова даром времени не теряла, и Радицкая фабрика как дей­ствующая числилась уже с 1770 года, хотя разрешение на ее открытие официаль­но было получено только в 1771 году. 


Дворянский герб Мальцовых.

В 1773 году между Авдотьей Ивановной Мальцовой и Акимом Васильеви­чем Мальцевым произошел раздел имущества, по которому Аким получил имения во Владимирской губернии, а Авдотья - в Брянском уезде. Там Авдотья Мальцова стала полновластной хозяйкой Радицкой фабрики. Быстро рос выпуск продукции. По 5-й ревизии на фабрике числилось уже 142 человека. Здесь выра­батывали оконное стекло и самую разнообразную стеклянную и хрустальную посуду. Был даже специальный «поделошный день», когда мастера высокого класса делали «необыкновенные штуки».
В 1785 году Аким Васильевич Мальцов умер, и управление делами пере­шло, ввиду малолетства детей, к его вдове Марии Васильевне Мальцовой. В 1788 году Авдотья продала все, что ею было построено в Радице, Марии Мальцовой. Таким образом, все мальцовские владения вновь объединились, теперь уже в руках Марии Васильевны Мальцовой.
Предприимчивая владелица начала скупать земли у местных помещиков и, поняв, что расширять далее Радицкую фабрику бесперспективно, задумала пе­ренести большую ее часть в другое место. Новое место для постройки фабрики было выбрано на редкость удачно. Располагавшаяся в глубине лесов небольшая деревенька, носившая название Дятьково, находилась на берету речки Ольшанки, в которую впадает множество лесных источников, а сама река вливается в судоходную реку Болву, приток Десны. Существует несколько легенд о проис­хождении названия, но все они неверны, т. к. название Дятьково встречается еще в писцовых книгах за 1626 год. Строительством стекольной фабрики в Дятьково в 1793 году было положено начало создания крупнейшего в глубине России цент­ра стекольной промышленности.
Мария Мальцова не стала переносить полностью стекольное производ­ство на новое место, мудро решив специализировать старую фабрику на выпуск столь необходимого оконного стекла, а на новой выпускать хрустальную и стек­лянную посуду самого высокого качества. Уже к 1797 году это было уже порядочное по объему производство, где работало 129 рабочих разных специальностей.
Мария Мальцова не стала расширять Дятьковскую фабрику, а, используя уже имеющиеся две фабрики как кузницу профессиональных кадров, стала неподалеку строить небольшие стекольные фабрики, ориентировав их на выпуск деленного вида стекла. Прикупив земли вблизи Дятьково, Мальцова уже в ноябре 1797 года строит Черятинскую фабрику для выпуска оконного стекла. В том же 1797 году неподалеку строится еще одна - Бердовская фабрика, которая сразу же стала выпускать посуду из зеленого стекла. В 1800 году запускается еще одна Знеберская фабрика. Следовательно, в 1800 году в Брянской губернии работала уже пять стекольных фабрик, ставших главной доходной отраслью хозяйства М. Мальцевой. Но ей уже было трудно справляться с таким обширным хозяйством и, начиная с 1798 года на некоторых документах уже можно увидеть такую надпись «к сей ведомости по доверенности матери моей дворянши М. Мальцовой сын ее секунд-майор Иван Мальцов руку приложил». Так в истории Мальцовских заводов появляется имя нового хозяина, вписавшего славные страницы в историю отечественной промышленности - Ивана Акимовича Мальцова.
Из всех детей лишь он смолоду интересовался работой и устройством фабрик. По обычаю дворянских семей, он с малолетства был определен на военную службу и уже к 20 годам получил чин вахмистра. Судя по послужному списку, особого желания посвятить свою жизнь военной карьере Иван Мальцов не про­явил и в чине секунд-майора в возрасте 26 лет в 1794 году вышел в отставку под благовидным предлогом «по болезни». В 1805 году Мария Васильевна оконча­тельно удалилась от дел, передав все заводы и фабрики своему младшему сыну. Как показало время, она сделала правильный выбор, ее наследник не только расширил владения, но и заложил основы знаменитой «Мальцовской империи».
В первое десятилетие нового XIX века главные средства Мальцовым дела­ли стекольные заводы, которые с каждым годом увеличивали количество выпус­каемого стекла и расширяли ассортимент изделий «отменного качества».


Мальцов Иван Акимович

Необыкновенным человеком был Иван Акимович Мальцов: широта обра­зования, талантливость, живой ум, напористость, истинный патриотизм и нео­быкновенная трудоспособность сделали его одним из крупнейших промышлен­ников России. Он одним из первых начал заниматься новым для страны делом  - производством сахара из свеклы. За заслуги перед отечеством Мальцов был награжден Золотыми и Серебряными медалями за достигнутые успехи в разных областях деятельности. Необходимо отметить, что подчас, развивая российскую промышленность, Мальцовы несли значительные убытки. Об этом свидетельствует и официальный отзыв: «Мальцовские заводы возникли не в видах спекуляции, а в силу действительной потребности и ради благосостояния местного населения, не могущего по скудности и бедности почвы пропитывать и содержать себя исключительно хлебопашеством».
В 1817 году Мальцов продал свои стекольные заводы во Владимирской губернии старшему брату С. А. Мальцову, а вырученные деньги вложил в по­купку чугунолитейных заводов. Примечательно, что приобретаемые и вновь строящиеся промышленные предприятия рассматривались Мальцовым, как еди­ный взаимосвязанный механизм, где потребности одного звена вытекают из по­требностей другого. Так был создан в недрах российской глубинки обширный промышленный округ. Но все же самая заветная грань деятельности Мальцова - производство стекла. Здесь он не останавливался ни перед какими затратами, вкладывая в любимое дело не только огромные средства, но и свой талант и жар души. Недаром уже в первые десятилетия XIX века слава о дятьковском хрустале докатилась до столиц Москвы и Петербурга. Особенно незабываемым был май 1829 года, когда в Петербурге состоялась Первая Публичная выставка российс­ких мануфактурных изделий, за участие в которой Иван Акимович Мальцов был удостоен главной награды выставки - Большой золотой медали. Надпись на ней гласила: «Затрудолюбие и искусство». Эта награда давала право владельцу изоб- ражать государственный герб на самих изделиях и на вывесках магазинов по продаже этих изделий. Победа была полной, т. к. при баллотировке Мальцов набрал наибольшее количество голосов, опередив таких известных стеклозаводчиков, как Бахметев и Орлов. В 1830 году в Москве прошла Вторая выставка мануфактурных изделий, гораздо большая по объему, чем первая. И. А Маль­цов вновь награждается Большой золотой медалью «За отличный хрусталь». На всех последующих выставках мануфактурной промышленности изделия Дятьковской хрустальной фабрики неизменно пользовались успехом, а его владелец получал заслуженные награды, на выставке в Санкт-Петербурге в 1839 году И. А. Мальцов получил Большую золотую похвальную медаль, государственный герб и орден Святого Владимира IV степени «За отличные граненые хрустальные изделия и огромное производство оных». За участие в выставках 1843 года в Москве и 1845 года в Варшаве И. Мальцов получил Высочайшее благоволение. К середине XIX века Дятьковская хрустальная фабрика превратилась в одно из крупнейших предприятий по производству стекла и хрусталя. Число рабочих достигало 600, а количество изделий - 1 200 000 штук.
Такие показатели имела Дятьковская хрустальная фабрика когда в закон­ное наследие вступил сын Ивана Акимовича - Сергей Иванович Мальцов - достойный продолжатель славного рода Мальцевых, необыкновенная личность для своего времени. Сергей Иванович - человек с судьбой величественной и трагической, в полной мере познавший при жизни радость побед и горечь пора­жений, овеянный славой и прочно забытый потомками, предприимчивость, умение оценивать экономическую ситуацию, четкое представление значения технического прогресса - все это с особой силой и яркостью проявилось в деятельности последнего Мальцова - промышленника. Своей целью он ставил непросто расширение производства, а главным образом - повышение престижа России.  Сергей Мальцов начал военную службу в школе Гвардейских подпрапорщиков, быстро достиг высоких чинов и был принят адъютантом при принце Петре Георгиевиче Ольденбургском. Служба, которая носила более светский,  нежели военный характер, оставляла много времени для других занятий, особенно для знакомства с новыми техническими достижениями. Часто бывая за границей, непременно посещал различные промышленные предприятия и очень внимательно изучал интересующие его производственные процессы, подчас  активно включался в работу в качестве простого рабочего.
Чтобы понять значимость деятельности С. И. Мальцева, внесшего неоценимый вклад в развитие многих российских производств, требуется специальное исследование. Наша задача более узка: дать краткую характеристику различных аспектов этой деятельности.


Мальцов Сергей Иванович

Сергей Иванович, несмотря на блестящую военную карьеру и возражения  жены, придворной дамы, в 29 лет ушел в отставку и уехал в Дятьково. Он с голо­вой погрузился в преобразовательскую деятельность, тем более, что правитель­ство выдвинуло лозунг для развития промышленности: «освобождение от инос­транной зависимости», а этот девиз особенно был созвучен деятельности всех Мальцовых. Вступив в права наследства и получив самостоятельность, Мальцов приступил к реконструкции своих заводов и фабрик, к открытию все новых и новых производств. Результаты интенсивной реконструкции не замедлили ска­заться. Как свидетельствуют документы и описания современников, оборудова­ние предприятий было осуществлено на самом высоком уровне, с помощью  самых знаменитых европейских ученых и инженеров, с использованием многочисленных новинок, автором многих из которых был сам С. И. Мальцов. В круг этих преобразований были включены и стекольные предприятия, которые также подверглись значительной модернизации: шлифовальные станки приводились и движение паровыми машинами собственной конструкции, введена была пескоструйная обработка поверхности изделий по усовершенствованному способа американского инженера Тильмана, освоен механический пресс - французской изобретение. Об этом писал современник: «Еще нет десяти лет, как первые опы­ты тиснения хрусталя были произведены во Франции, на мануфактуре Баккарта,  и уже подражания с фабрики г. Мальцова, доказали нам, что на ней совершенна; известны все приемы, необходимые для этого трудного дела. Из числа больших стеклянных мануфактур в России, мальцовская состоит в непосредственных сно­шениях с известнейшими иностранными, и вводит тот час же все их улучшения и изобретения. В отношении техническом она выше всех других...» О широчайшей  образованности  С. И. Мальцова вспоминал работавший у него М. Межецкий: «...вся вообще область его сведений, по своей обширности, представляла нечтопоразительное, кажется не было не одной отрасли естествознания, которая не была бы ему настолько знакома, чтобы в применении ее к делу он не мог соста­вить себе самостоятельного понятия о правильности этого применения и ука­зать в случае надобности, в чем ошибка. В продолжении того короткого време­ни, которое мне пришлось быть при Сергее Ивановиче, мне не раз случалось видеть примеры, когда Сергею Ивановичу приходилось проявлять свои познания и находчивость при разрешении некоторых вопросов по устройству разных заводских приспособлений, вроде, например, газовых печей, или по поводу не­достатков в каких - нибудь машинах, или несовершенстве химических составов, например, хрусталя и стекла, вопросов, перед которыми затруднялись специали­сты, и которые счастливо разрешались Сергеем Ивановичем».
Необходимо остановиться и на таком важном моменте, как обустройство быта рабочих мальцовских заводов. Для мастеровых строились каменные город­ского типа дома на 3-5 комнат. Дома строились в рассрочку. Причем, оценка была очень низкая, т. к. кирпич и лес покупали по себестоимости. Как свидетель­ствуют документы, остаток долга в 100-200, а иногда и 500 рублей Мальцов спи­сывал в виде награды рабочему за хорошую работу. Кроме того, к каждому дому отводилось бесплатно под сад и огород по 800-4000 кв. саженей. Почти бесплатно (за отработку 2-3 дня на летних работах) выделялась земля для общего выгона скота, т. к. каждая семья имела по одной - две коровы. Топливо рабочие также получали бесплатно. Для обеспечения своего населения продуктами пи­тания, Мальцов организовывает хутора с образцовым скотоводством. Сельско­хозяйственные продукты поступали в заводские лавки и магазины, туда же по­ступала и продукция местных фабрик и заводов, полностью обеспечивая мест­ное население всем необходимым для жизни. Расчет за товары производился для удобства особыми квитками, стоимостью от 10 коп  до 5 руб., называемыми «мальцовскими деньгами». За обращением этих своеобразных денег следило министерство финансов и за 80 лет их существования ни разу не отметило никаких злоупотреблений. Поэтому они принимались как оплата и в соседних губер­ниях. Заработанная плата рабочим на 80% выдавалась натурой, но т. к. по свиде­тельству современников оплата труда на мальцовских заводах была значительно выше, чем на подобных предприятиях в других районах страны, то население жило довольно обеспечено. После отмены крепостного права, Мальцов бес­платно наделил земельными участками своих рабочих, которые стали одновре­менно и крестьянами. К этому необходимо прибавить и значительное число льгот, которые предоставлял Мальцов своим рабочим. Он не только построил бесплатные школы, больницы и богодельни, обслуживание которых ежегодно стоило огромных денег, но и установил пенсии для престарелых рабочих, вдов, сирот. В случае смерти кормильца семья переходила на содержание Мальцова. Каждая вдова получала не только содержание, но и в случае необходимости для нее строился дом. Была организована больничная касса, из которой выдавали  пособия рабочим, потерявшим на время трудоспособность. Ничего подобного не было во всей России. Оплата труда также была значительно выше на малыцовских предприятиях, о чем свидетельствует известный исследователь промыщленности Субботин, основываясь на изучении документов: «...расценки заработной платы были доведены до возможного максимума и далеко превосходили не только принятый максимум, но и норму потребностей рабочей семьи. Из сравнения отчетов можно видеть, что на мальцовских заводах отношение заработной платы к стоимости изделий было выше, чем на других русских заводах и  фабриках. Это благоприятное отношение усиливается тем, что обыкновенный  рабочий день составлял 10-12 часов, когда как почти на всех других фабриках России требовалось 14-16 часов работы, для самых же трудных работ был установлен восьмичасовой рабочий день». И это в XIX веке!
Комиссия, присланная правительством для проверки деятельности мальцовского округа, так писала в своем заключении: «Ни одна сторона рабочего быта не была оставлена без внимания, были сами собой достигнуты те результаты и осуществлены те реформы, к которым стремится новейшая социальная экономия. Все это могло считаться преувеличением или тенденциозным описанием, но в действительности мы констатируем те факты, которые проверены и  по документам, и из расспросов самих рабочих». Недаром современники удивлялись энергии и всестороннести Мальцева, а главное— цветущему положению  рабочего населения; все свидетельствует о том, что он не только душою жил с рабочими, но и лично служил для них образцом трудолюбия.
При рассмотрении деятельности С. И. Мальцева как промышленника и организатора новых производств, можно отчетливо увидеть в нем своего рода предшественника создателей всеобъемлющих монополий и синдикатов. Обшир­ные знания в разных областях науки и техники, кипучая натура не позволяли ему ограничиться только одним видом производства, он максимально хотел исполь­зовать имеющиеся у него земли, леса, природные ископаемые и, наконец, капи­талы для получения не только наибольшего экономического результата, но, глав­ным образом, для того, чтобы послужить процветанию России.
Как говорили после смерти С. И. Мальцова те, кто был лично знаком с ним, в других странах и за меньшие заслуги благодарные потомки ставили памятники своим героям, а мы до сих пор не сделали этого в отношении С. И. Мальцова. Можно добавить, что не только не были отмечены его огромные заслуги перед отечеством, но и целые десятилетия они старательно стирались из памяти народ­ной. Думаю, что пришло время отдать должное светлой памяти выдающегося на­шего соотечественника: установить ему памятник в центре города Дятькова, на­звать одну из улиц его именем и, конечно, создать музей, где будет собрано все, что еще можно найти, как свидетельство заслуг рода Мальцевых перед Россией.