...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

воскресенье, 27 ноября 2016 г.

Палех – Ландех – Лух. Памятники Ивановской области

«Палех – Ландех – Лух» — название первой части отчёта небольшого путешествия по городам и весям Ивановской области. Несмотря на непогоду, желание получить новую порцию впечатлений одержало верх над пасмурностью ненастных дней и мы, как настоящие путешественники, в сырость, снег и серость поехали за эмоциями, исследовать достопримечательности южно-восточных районов области.
Даже заканчивающийся в три пополудни день не омрачил полученных впечатлений.
Только испортил художественность фотографий, а количество посещённых объектов из запланированных уменьшилось вдвое. Но, увидев местный колорит и привлекательность исторической застройки, было решено приехать в те края ещё раз.

Выезд в 5:30 утра не спас нас от трёхчасовой пробки под Лакинском. Сей факт сразу отнял у нас добрую половину дня. Первыми намеченными точками маршрута стали населённые пункты Ковровского р-на Владимирской обл. Проездом осмотрели восстанавливаемую церковь в Малых Всегодичах (не засняли), а вот храмовый комплекс села Большие Всегодичи нас поразил и сразу же вдохновил на повторный приезд. Сетовать на отсутствие хоть какого-то признака облаков или синевы неба не стану, и без того ясно — ждать выразительных кадров в такую погоду не было смысла. Итак, перед нами Успенская церковь (1767–1777 гг.). Забавно выглядят покосившееся (отклонившиеся назад) святые ворота. Видимо, прибрежный участок, на котором выстроены культовые постройки, оказался не столь пригодным, ибо кроме ворот контрфорсами укреплена и высоченная шатровая колокольня.

Большие Все­годичи — одно из древних и больших сёл на реке Уводи. Первое упо­минание о нём относится к 1474-1478 гг.. В ту пору тогда ещё деревня Всегодичи входила в состав Стародубо-Ряполовского стана бывшего Стародубского княжества. Главной интересностью для нас стало наличие крупного некрополя на территории церковного погоста. Вся площадь "усеяна" несколькими десятками старинных надгробий (думаю, их там не меньше сотни). При чём столь необычного вида и исполнения, что хотелось запечатлеть каждый из них. Впрочем добрую часть я-таки заснял.

Надгробия выполнены из светлого пористого известняка. Высотой около одного метра. Объём каменюк декорирован неглубокими нишами, внутри которых высечены барельефные изображения. Очень много изображений головок херувимов, правда, больше напоминающих черепа.

Рисунок на торце этого надгробия вообще смахивает на изваяния древних майя.
После Всегодич, через 10 км пересекаем границу Ивановской обл., а ещё через пяток въезжаем в село Корзино. На фото: запруда реки Печеры.

В село ведёт дорога, для укрепления берега обсаженная лиственными деревьями (без листвы не могу определить какими именно).

На небольшом возвышении, на западной оконечности села в 1902 г. была поставлена Казанская церковь, выполненная в русском стиле. Главы у храма (деревянные, обшиты железом) накренились, а две и того легли на купол.

Во время нашего приезда внутри проходила православная экскурсия. Возле пригорка стоял микроавтобус, привёзший паломников и священника из соседнего посёлка Савино. Вежливо прервав рассказ весьма доброжелательного священнослужителя, мы тем не менее внесли сумятицу, т.к. отворив боковую дверь, вошли в храм со скрипом. Запечатлели каркас иконостаса кон.XIX – нач.XX вв., выдержанного в духе эклектики. Кстати, здание отапливалось по системе калорифер — топка располагалась в подвале, в который вела дверка из притвора колокольни, а под полом и в стенах были проложены воздуховоды для циркуляции тёплого воздуха.

Следующим пунктом спешим в село Алексино. Время — нет и трёх часов дня, но из-за низко нависшей серой пелены стремительно темнело. Немного поплутав вокруг села Горячево в поисках дороги в Алексино, у местных узнаём, что постоянного населения там всего два-три человека, а живут лишь дачники.
Видя занесённые снегом дороги и сгущающиеся сумерки, не рискуем ехать неизведанными тропами. Тем более что возвращаться пришлось бы точно в полной темноте и решаем идти на своих двух. Впрочем, я отговаривал как мог напарника Катю от столь рискованного путешествия, но сам поддался желанию получить адреналина и мы тронулись в путь, растянувшийся в итоге в часовой пеший ход. Зато идти было приятно. Вокруг невысокие ели, припорошённые снегом, голодные зайцы да сытые волки. На встречу нам лишь раз проехала машина с удивлёнными лицами внутри. Неудивительно — что за турист может идти в тупиковое село?
Итак, через 50 минут активного хода мы добираемся до границы села, но... всё-таки опоздали. Стемнело. Земля, покрытая белым покрывалом, хмурое небо и облезлые стены храмов не оставили нам шансов на сколько-нибудь добротную съёмку. Поэтому в виде эксперимента достал смартфон Xiaomi, настроил на камере HD-режим и сделал небольшую фотосессию. Получилось даже неплохо. Крупное село в планировке расположено двумя параллельными рядами изб, обрамляющими обширную прямоугольную территорию, западная часть которой раннее служила торговой площадью, а восточную занимало кладбище, где и поставлены церкви. Удивительно атмосферное место. Перед нашим взором предстал храмовый комплекс церкви Рождества Богородицы и Иоакима и Анны. Доминантой ансамбля и окружающей застройки, безусловно, служит высокая и монументальная колокольня.

Меж тем прячу телефон в карман, забираю у Кати фотик и пытаюсь вытянуть в сумеречном свете всё, что можно. Торговое село Алексино до 1764 г. входило во владения Троице-Сергиевой лавры. В XVIII веке здесь существовали деревянные церкви Иоанна Предтечи, Рождества Богородицы и Иоакима и Анны. После пожара 1802 г., уничтожившего все храмы, из кирпича с применением белого камня в 1806-1813 гг. возводится церковь Рождества Богородицы (на первом плане), в 1808 г. церковь Иоакима и Анны (на заднем). К этому времени завершены строительством и их отдельно стоящие колокольни.

Историческая застройка села представлена невысокими домами, с богато декорированными резьбою фасадами.

Что ж, гулять да гулять ещё бы по этому селу, однако понимаем, что обратный путь предстоит уже в полной темноте. Посему даём слово приехать сюда ещё раз в лучшую погоду, а сами спешим обратно. Для наглядности окружившей нас полной темноты и усилившегося снегопада, использую фонарик и освещаю путь в никуда.
Худо-бедно, но съедены никем в лесу мы не были и добрались-таки до машины. Вечером прибыли в город Иваново, на съёмную квартиру, ставшую на последующие дни ночлегом и отправной точкой. Помнится, из-за долгого пешего хода в метель в город приехали весьма вымотанными, а в магазине ещё местные гопники (в спортивных костюмах и наглым видом) испытывали свою судьбу. Не знаю чего они хотели у нас "подрезать", но пару раз попутавшись под ногами, передумали и ретировались. Впрочем забудем про убогих и утро следующего дня начнём с осмотра новых достопримечательностей края. Оставив позади Кохму, Шую, прибываем в село Афанасьевское, расположенное вдоль дороги в Палех. Небольшое сооружение, в декоре которого нынче сложно углядеть формы провинциального барокко, служило изначально церковью Воскресения (1808 г.).

У самой дороги в 1895 г. возведена высоченная колокольня в русском стиле.

Следующим пунктом прибыли в неожиданно полюбившийся мне посёлок городского типа Палех. Сразу отмечу, что названия крупных поселений в здешних землях угро-финского происхождения и берут свои наименования от рек. Гидронимы же достались нам от населявших эти края ещё задолго до славян племён угро-финнов. Не могу понять отчего все считают, что Лух — от слова лук и называют родиной лука (репчатого), Ландеху приписывают немецкие корни, Палеху — от сгоревшей (спалённой) деревни, когда вокруг полно идентичных названий, никак не связанных с русским языком и не обременённых легендами, возведёнными в ранг официальных. Кроме всем известного Луха и Палеха, тысячелетиями существуют реки Люлех, Тюлех, Тюних, Таех, Пурех, Сезух, Сеха.

Что ж, вернёмся к Палеху. Результаты археологических раскопок бескурганного могильника VIII в. подтверждают, что издавна на территории края обитало одно из многочисленных угро-финских племён. Вдаваться в краеведение глубоко не стану (оставлю сие для индивидуальных постов со всеми подробностями), а пока лишь вкратце. Палех — старинное русское село Владимиро-Суздальской земли, один из центров древнерусского искусства «палехская роспись». Расположен на пологих береговых холмах реки Палешки. Местность, где находится Палех, в древности представляла собой труднодоступный, почти непроходимый лесной край в Стародубском княжестве. Во времена татаро-монгольского нашествия эти леса послужили убежищем для жителей Владимира и Суздаля. Осев здесь, они создали ряд поселений, среди которых был и Палех.

В XIX веке через село проходил торговый путь из Шуи и Южи в Нижний Новгород — Балахнинский тракт. Несмотря на близость оживлённых дорог, Палех жил замкнуто, сохраняя патриархальный крестьянский уклад. Наибольшую славу Палеху принёс иконописный промысел, возникший здесь в XVII веке. Местные иконы славились особой тонкостью письма, темперными красками с применением золота на одеждах святых. Палешане известны как и мастера фресковых росписей – возобновляли древние фрески во Владимирских соборах, в Софии Новгородской, в соборах Московского Кремля и Троице-Сергиевой лавры. Перейдём к жилой застройке посёлка. На фото запечатлён Памятник истории: «в этом доме с 1935 по 1981 гг. жил и работал художник Палеха Заслуженный деятель искусств РСФСР Николай Александрович Правдин». Правдин — потомственный иконописец, работал в иконописных мастерских, расписывал стены церквей в разных городах. Удивительно, но во времена "безбожного" Союза в 1926 г. вместе с другими иконописцами он вошёл в состав «Артели древней живописи»; в 1943-1966 гг. преподавал в художественном училище; в 1947-м был избран депутатом Верховного Совета РСФСР.

После 1917 г. иконописный промысел в Палехе прекратил своё существование, но палешане-иконописцы создали новый стиль миниатюрного письма, отличающийся особой тонкостью художественных приёмов. В 1920-х в Москве И. Голиковым, также потомственным иконописцем, была написана первая лаковая миниатюра «Адам в Раю» в уникальном стиле, который впоследствии получил название «палехского». В декабре 1924 г. в Палехе была организована «Артель древней живописи» по росписи изделий из папье-маше. Бывшие иконописцы не отказались от привычной для них техники письма яичными красками и творёным золотом и сохранили характерную для иконописи условность форм. Уже в 1925 г. работы палешан получили признание на Международной выставке в Париже. А теперь вернёмся в наши духовные российские времена — на фото представлены корпуса Палехских художественно-производственных мастерских, с началом 1990-х прекративших своё существование.

Хорошо ещё функционирует Художественное училище. Промысел сохранён, но и те работают выездно, в основном на росписи храмов. Как обычно начал общаться с местными. Узнав у старушки, что за заброшенные предстали передо мною корпуса, пошёл снимать ещё "живые" памятники истории. Завязался разговор с другой жительницей Палеха. Пересказывать разговоры не стану, история Палеха типична для малых городов и поселений — с развалом Союза здесь мало что изменилось в лучшую сторону, не считая восстановления церквей.

Ещё один старинный дом-усадьба на улицах Палеха.



Последним кадром представлю господствующую в окружающем пейзаже церковь Воздвижения, расположенную в центре торговой площади. Построена в 1762-1774 гг.. С запада примыкает трапезная, соединяющая храм с высокой столпообразной шатровой колокольней. В 1930-х в здании был размещён филиал госмузея Палехского искусства. В наше время возвращён верующим. Далее наш экипаж направляется в следующую точку маршрута — село Мыт.

Село Мыт расположено на левом берегу реки Лух, при впадении в неё небольшой речки Таех. Дорога, пересекающая реку в центре села, издавна служила важным торговым путём из Москвы в Нижний Новгород. За переправой она разделялась на два направления. Пересечение путей у переправы послужило формированию здесь торга, а взимание пошлины за эту переправу (мыта) отразилось в названии села. В XIV веке Мыт входил в состав Стародубского княжества. Но места эти человек облюбовал гораздо раньше: судя по археологическим данным с VI тысячелетия до н.э. В XVII веке это центр обширного Мытнинского стана Суздальского уезда, пожалованного в 1620 г. князю Д.М. Пожарсокму. Тогда же за речкой Таех возник Вознесенский монастырь с Затаеховской слободой. Среди ремёсел в Мыте особый размах приобрело изготовление лаптей, 500 тыс. пар ежегодно вывозили в Москву. Освобождение крестьян от крепостной зависимости и связанное с этим усиление отхожих промыслов ослабили торговую роль села во 2-й пол.XIX века. На главной площади села расположен храмовый комплекс. Главенствующую роль в композиции играет Казанская церковь (1795 г.), напоминающая своими размерами городской собор.

Севернее от Казанской церкви в 1817 г. была поставлена одноглавая небольшая зимняя Никольская церковь.

Тогда же построена и трёхъярусная колокольня. В селе есть ещё несколько примечательных дореволюционных памятников архитектуры, но поскольку и в этот день из-за пасмурного неба начинало темнеть намного раньше, чем мы ожидали, осмотр остальных интересностей оставили на повторный летний приезд.

На окраине Мыта, в бывшей Затаеховской слободе, в 1801 г. была построена церковь Вознесения. Далее мы направляемся в посёлок с красивым названием Верхний Ландех.

И вот, мы на улочках Верхнего Ландеха, где ко мне сразу подкатывают две особы с "просьбой" дать денег на «чуть-чуть». Выслушал их неудовольствие, что я «москаль», «отчего мы все такие наглые» и т.п. Пересказывать всю беседу не стану, но под конец разговора став для них «вроде нормальным мужиком», они ретировались. Подобные встречи, конечно, неизбежны в любом городе. Просто вдали от дома они наиболее неприятны. Зато местные ребятишки и не только здешние, а вообще вне столицы, всегда доброжелательны и воспитанные — здороваются первыми, отвечают на вопросы с охотой. Но вернёмся к истории. Не стоит верить легендам, что слово ландех восходит к немецкому ланд (местность, страна). Название Ландех идёт прямо к названию реки Ландех, доставшееся ей от финно-угорских племён. Верхний Ландех впервые упоминается в 1621 г. как поместье князя Пожарского. Земли современного района входили в разное время в княжества: Ростово-Суздальское, Владимиро-Суздальское, Суздальское-Нижегородское, Московское. А в сер.XVIII века перешли в Гороховецкий уезд Владимирской губ., и только с 1925 г. — во вновь образованную Ивановскую область. В XIX веке Верхний Ландех стал торговым селом и быстро обогнал «становой центр», село Мыт. Крестьяне занимались здесь в основном кустарными промыслами, сбором грибов (грибы отправляли через Мыт на продажу в Москву и Петербург) и ягод, отхожей торговлей. С 1880-х Верхний Ландех стал известен в России как один из основных центров строчевышивального дела.

Приятно удивил и обрадовал своим ухоженным видом местный Дом Культуры, открытый в 1956 г.

Столь масштабные деревянные здания ДК существуют в ряде деревень, один из которых мы повстречали в Брантовке Костромской области: «ДК Брантовский».

Интересно, что с 1900 по 1905 гг. Гороховецкий уезд по числу раскольников, а их насчитывалось свыше 12 тыс., занимал первое место в епархии. Раскол здесь издавна свил себе гнездо, развился и получил прочную организацию. Раскольники делились на секты: поморцы, половцы, отрицианцы, австрийцы, окружники и др. Старшина волости В.А. Григорьичев объявлял религиозную свободу, хулил церковь и её служителей, а тем, кто приходил на так называемое «моление» выдавал по двугривенному. Особенно много народа собиралось на чтение заупокойных канонов, заканчивавшихся сытными поминками. Такие поминки привлекали и массу православных, которые ввиду своей неграмотности не могли отличить ложь от правды. А если учесть их материальную необеспеченность и жизнь впроголодь, становится понятно, почему так долго раскол держался в этой местности. На обширной торговой площади села расположен храмовый комплекс, где в 1863 г. на месте сгоревшего деревянного храма была сооружена крупная летняя церковь Николая Чудотворца, в русско-византийском стиле.

Священники Верхнеландеховского прихода сообщали: «По-прежнему приверженцы раскола твёрдо держатся своего учения. В моленную при деревне Кашарята сектанты сходятся для общей и слушания назидательных книг, которых у Григорьичева в изобилии. Сектанты ведут замкнутую жизнь, а показывают себя только во время погребения усопших. Читают, поют громко, как на празднике... И даже школа не производит должного влияния на детей раскольников в их внешкольной жизни. Но в то же время напрашивается вопрос, а школа ли виновата в этом? Не виноваты ли родители-фанаты, состоящие в разных сектах? Пестяковские и Верхнеландеховские богачи-раскольники... занимаются варежным и веревочным делом. Торгуют на нижегородских ярмарках, входят ближайшие отношения с главарями раскола, особенно «австрийцами старообрядцами», покупают литературу, порочащую православие, раздают населению. Для борьбы с расколом, уничтожения разных сект надо увеличить состав священнослужителей и направить их для плодотворной работы в сёла и деревни».

Зимняя церковь Вознесения построена в 1731 г. на средства разбогатевшего крестьянина Л.П. Наумова. В 1-й пол.XIX века расширена трапезная и пристрена колокольня. В 2011 г. был отреставрирован верхний ярус колокольни, на этом ремонтные работы завершились.

В 1917 г. село Верхний Ландех насчитывало 113 дворов, 22 трактира, 4 церкви, 58 торговцев. К 1989 г. численность посёлка выросла до 2140 чел. В наше время число постоянных жителей сократилась на 1/3.

И последним в тот день мы успеваем посетить поселение Лух — одно из древнейших на территории области. Точная дата основания его неизвестна; предположительно, возникло не позднее ХIII века. Первое топонимическое упоминание Луха существует на карте Нижегордско-Суздальского княжества, 1342 года. В XV–XVI вв. Лух был центром Лухского удельного княжества, последнего в Московской Руси. Владели им князья Бельские, выходцы из Литвы. Многие источники название лух связывают как с литовским «трясина, болото», так и с репчатым луком, якобы монахи основав монастырь, выращивали лук, который одобрил сам Иван Грозный. Но подобных сказок следует избегать. Как известно, название поселения берёт корни от реки Лух, а та в свою очередь досталась нам от уже небезызвестных угро-финнов, населявших эти края задолго до славян. На фото: южный корпус торговых рядов (1890-е) и церковь Воскресения, выстроенная около 1680 г. на средства посадского жителя максима Федорова, «попова сына». Не сохранилась шатровая колокольня, построенная одновременно с храмом (разобрана в 1920-30-х).

В 1778 г. Лух вошел в состав Юрьевецкого уезда Костромской губ. В 1785-м получил свой герб — в червлёном поле изображена золотая лестница, означающая, что сему городу учреждением наместничества даны средства для восхождения на верх своего благосостояния. Мелкий крестьянский промышленный промысел, наряду с сельским хозяйством, питал лухскую торговлю. Лух был мещанско-купеческим городом. В нач.ХIХ века местные купцы производили торг шёлковыми, бумажными и шерстяными товарами, некоторые торговали хлебом. Но в основном занимались огородничеством. В 1925 г. по просьбе жителей город был преобразован в село, чтобы не допустить уменьшения приусадебных наделов, на которых луховчане выращивали овощи для себя и на продажу. Из достопримечательностей современного посёлка, половина домов которого отделана сайдингом (оттого Лух нам совсем не приглянулся) я бы выделил храмовый комплекс, расположенный на главной площади (выше и ниже). На фото: церковь Троицы 1754 г.

Ещё одна панорама на 180 градусов, на которой, если сильно приглядеться, можно увидеть древние земляные валы, являющиеся до момента возведения на них деревянного крепостного новодела, памятником археологии IV века н.э.
Изначально, в совсем в дремучие времена, здесь находилось угро-финское поселение. На месте этого городища, предположительно, в XIII веке сооружены были первые деревянные укрепления, затем в XIV-XV вв. тут существовала пограничная крепость, форпост Владимиро-Суздальского княжества. Не так давно на территории бывших валов возвели фрагмент стены псевдокрепости (грубо поставленной на ничем не прикрытый кирпичный фундамент). Смешалось в этом аттракционе всё: и образ Спаса Нерукотворного над входом, и маковка с крестом, и двуглавый орёл царских времён и памятник ВОВ.

Лучшей характеристикой этого сооружения служит взгляд изнутри: «...Уже который год должны перевести музей из пришедшего в негодность деревянного домика в каменное здание, а всё никак не соберутся.
deni_spiri

При создании поста использованы следующие источники:
- Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Ивановская область. Часть 2-я и 3-я
- "В Лухе Ивановской области"
- сайт Лухского мун.района
- Н.Тарасов "Путь домой"
- "Палех"
- "Бенардос Н.Н."
- М.Бару «Повесть о двух головах или провинциальные записки»

Комментариев нет:

Отправить комментарий