...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

четверг, 28 июля 2016 г.

Это попытка превратить Игры в политический инструмент для оказания давления на одну страну и один народ — русский

Давайте выйдем за рамки приличий. В защиту МОК
27.07.2016 Мортен Странд (Morten Strand)

Давайте будем ругаться в святейшем храме родины — в заснеженном лесу, где страдающие астмой герои сломя голову мчатся за золотом. В храме норвежского спорта, пишет Мортен Странд.
 Потому что это пишется в защиту решения МОК не отлучать Россию от участия в Олимпийских Играх в Рио, принятого в выходные. И речь пойдет даже не о спорте в первую очередь, хотя изначально Олимпийские Игры стояли вне политики. В Олимпийской Хартии, например, написано, что цель Олимпийских Игр — «способствовать большему пониманию между людьми и таким образом способствовать строительству лучшего и более мирного мира». Но в это дело давно вмешалась политика. Большая политика.


«То, что мы видим — возврат к тому времени, когда политика вмешивалась в спорт. Да, способ, которым она вмешивается, изменился, но суть все та же: превратить спорт в инструмент геополитического давления и создать негативный имидж стран и народов», — заявил президент России Владимир Путин неделю тому назад. После того, как был опубликован доклад Всемирного антидопингового агентства Wada, разоблачивший масштабное и систематическое использование допинга, имевшее место во время его собственной путинской Олимпиады в Сочи в 2014 году. Wada рекомендовало запретить России как государству участвовать в Олимпийских Играх в Рио, именно это вызвало такую реакцию со стороны российского президента. С точки зрения Путина, Олимпийские Игры в Рио и возможная российская дисквалификация означали попытку превратить Игры в политический инструмент для оказания геополитического давления на одну страну и один народ — русский.
Потому что было уже довольно. Многие голоса в России в последние годы говорят о том, что мир страдает русофобией, что мир остервенел и хочет любыми способами изолировать Россию. Это касается санкций, введенных из-за аннексии Крыма и российской поддержки войны в Восточной Украине. Это касается — сначала — расширения НАТО к границам России, а потом — милитаризации в приграничных районах, которая начнется теперь после встречи на высшем уровне в НАТО в Варшаве в июле. А самое последнее — предложения запретить России участвовать в Олимпийских Играх в Рио вообще. Русофобия! — негодует Россия.
В политике речь идет также и о перспективе. Геополитическая перспектива в Москве, например, выглядит иначе, чем в Риге или Варшаве. Не говоря уже о Москве и Киеве. То, что с точки зрения Киева представляет собой незаконную аннексию Крыма, а также шовинизм и подстрекательство к войне в Восточной Украине, с точки зрения Москвы касается исторических прав и защиты культурных прав русских и русскоговорящих.
Что касается невероятного допинг-скандала в Сочи, то речь здесь идет об одном из модных выражений в российской внешней политике во времена президента Путина, а именно — о двойных стандартах. О том, что в мире существует определенный закон, но что для России мир создает другой закон. Почему говорили о том, чтобы не допустить к участию в Играх такую страну, как Россия, но допустить такие страны, как Ямайка и Кения, которые — и это доказано — имеют богатую допинг-историю в спорте высочайших достижений? Это вопрос, который российская общественность задает себе на последней неделе. А ответ такой: виноваты двойные стандарты.
Забавно, что чудовищное жульничество, организованное на правительственном уровне в Сочи, также имеет отношение к двойным стандартам. Там поработали российские шпионы, переодетые в сантехников, именно они меняли содержимое в пробирках с реагентами, в то время как делались допинговые коктейли в виски для мужчин и сладкое вино для женщин. Все это — как из детективного романа, который слишком невероятен, чтобы быть правдой. И неужели же это вопиющее мошенничество не должно быть наказано?
Возможно, не должно. Потому что Олимпийские Игры в Рио уже касаются чего-то гораздо большего, чем спорт. Того, в частности, что с России достаточно, и что она поэтому готова упрямиться еще больше. Того, что Россия могла бы использовать запрет на участие в Олимпийских Играх в Рио для того, чтобы снова говорить о мире, который на нее ополчился. Потому что именно так — с точки зрения России — выглядела история об Олимпиаде в Рио. До того, как МОК в выходные принял свое решение. И поэтому то, что они не смогли воспользоваться этой историей, решение МОК — умное решение.
Потому что тут речь тоже идет о перспективе. С точки зрения спортивной политики, можно с полным правом аргументировать, что всё, довольно, что за столь грубые нарушения правил спорта, которыми занимались русские, систематически жульничая, они должны понести наказание, и это должно стать предостережением для других. И русских — несмотря ни на что — наказали: в конце концов, возможно, что участие в Олимпиаде примет очень мало россиян.
Но с точки зрения более глобальной политической перспективы, мир, вероятно, больше выиграет, если снова повернется лицом к России, если включит ее в свои ряды, а не исключит ее из них. Поэтому представляется совершенно правильным браниться в самой святой норвежской церкви, где Норвегия извечно выставляет мир за порог — в храме спорта.

Комментариев нет:

Отправить комментарий