...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

четверг, 29 октября 2015 г.

О 250 работающих на Кремль сетевых троллях, которые распространяют путинскую пропаганду по всему миру, о подрывных акциях в социальных сетях и о «секретной группе филологов» - о чем беспокоятся, или только делают вид, Европа и Соединенные Штаты

 Информационное противостояние Запада и России стало главной темой недели в Скандинавии. В Швеции нашлось немного редакций, которые не посвятили бы статьи или блога решению министра обороны Петера Хюльтквиста (Peter Hultqvist) о «присоединении к Центру стратегических коммуникаций НАТО», чтобы «успешнее бороться с ложью и полуправдой в СМИ и социальных сетях» (Svenska Dagbladet, 26.10; Vestmanlands Läns Tidning, 27.10). Редактор отдела политики газеты Norra Västerbotten Микаэль Бенгтссон (Mikael Bengtsson) в статье «Как выбраться из тумана дезинформации» жалуется на трудности в работе: «Раньше мы знали: почти все, что печатают газеты „Правда“ или „Известия“ — неправда. Теперь стало не так легко распознать дезинформацию и пропаганду» (Norra Västerbotten, 27.10).
Газета Ystads Allehanda (27.10) призывает «доказать, что Путин неправ..., несмотря на 250 работающих на Кремль сетевых троллей, которые распространяют пропаганду по всему миру». Поэтому «оппозиции приходится выбирать другие пути; в частности, интернет-издание „Медуза“ работает в Латвии на русском и английском языках...; его редактор Галина Тимченко недавно посетила Стокгольм для участия в интернет-форуме, организованном Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству (Sida)».

СМИ Финляндии сообщают, что их страна «сотрудничает с Центром стратегических коммуникаций НАТО уже давно, участвуя в анализе пропаганды и подрывных акций в социальных сетях» (Hufvudstadsbladet, 27.10).



В качестве примера таких «подрывных акций» Dagens Nyheter называет распространение ксенофобии в странах ЕС. «НАТО подозревает, что это — дело рук третьей силы, которая тайно старается привить жителям Европы враждебность к иностранцам. Сейчас эксперты по информационным войнам пытаются найти тех, кто за этим стоит». В связи с этим автор напоминает о визите в Швецию лидера Русского имперского движения Станислава Воробьева, который на своем сайте сообщил о «денежном пожертвовании» праворадикальному Шведскому движению сопротивления (SMR) в сентябре 2015 года.

Пример эффективной информационной кампании, по мнению руководителя расположенного в Латвии Центра стратегических коммуникаций НАТО Яниса Сартса (Janis Sarts), — «аннексия Крыма Россией». «Поэтому нам надо быть очень осторожными, особенно когда кто-нибудь пытается нарушить все правила, которые мы так тщательно выстраивали», — говорит он (Dagens Nyheter, 27.10).

Газета Dagens Nyheter сообщает о «секретной группе филологов», которые должны будут «распознавать попытки оказать влияние на шведское общество и противостоять таким попыткам». Группа создается при Агентстве по защите общества при Министерстве обороны Швеции. Руководитель подразделения Микаэль Тувессон (Mikael Tofvesson) «не сообщает ни его численности, ни профессионального состава». «Нашу квалификацию оценят зарубежные страны!», — обещает он (Dagens Nyheter, 27.10). Возможность проявить себя не замедлила представиться — уже вечером того же дня поступило сообщение о том, что «министр обороны Швеции Петер Хюльтквист (Peter Hultqvist)  стал жертвой сразу двух информационных атак в Интернете и социальных сетях». «Я просто вне себя! — заявил он в интервью газете. — Подумать только, кто-то пытается помешать нашей работе!» Заслуживает внимания тот факт, что в 1980-е годы будущий министр и сам «проходил военную подготовку в подразделении психологической защиты на севере страны» (Dagens Nyheter, 27.10).

Одновременно едва ли не все СМИ региона сообщили о расстроенной жизни адмирала Фредрика Рогге (Fredrick J Roegge), начальника подводного флота США в Тихом океане: «Я так переживаю каждый день: что там еще эти русские придумают...» (Svenska Dagbladet, 27.10). По его мнению, «российские подводные лодки угрожают глобальному интернету» (Svenska Dagbladet, 27.10), ведь «Россия может перерезать идущие через Атлантику каналы связи США с Европой» (Aftonbladet, 27.10). Об этом же беспокоится Торгир Уотерхаус (Torgeir Waterhouse), глава норвежской ИT компании: «если кто-то перережет кабель, США и Европа останутся без связи» (Svenska Dagbladet, 27.10).

Эксперт Высшей военной школы Швеции Андерс Энстрём (Anders Enström) не разделяет опасения коллег: «Конечно, каждый хочет знать, что делает сосед. Но я не вижу ничего опасного для нас» (Dagens Nyheter, 27.10). Эти предположения вызвали оживленные комментарии читателей: «То есть США в военных целях тайно проложили кабель в международных водах, а теперь они „беспокоятся“? Так не надо бросаться камнями, когда живешь в стеклянном доме...». Другой читатель отмечает: «А еще США „беспокоятся“ о том, что Крым снова русский. Может, тогда они вернут Гуантанамо Кубе — законному владельцу?» (Dagens Nyheter, 27.10).

Стратегия России в сирийском конфликте занимает значительную часть внимания скандинавских СМИ. Они задаются вопросом «В чем состоит сирийская игра Путина?» (Dagens Nyheter, 27.10); «Есть ли у Путина долгосрочная стратегия в Сирии?» (Jyllands-Posten, 23.10); «Что, собственно, нужно Путину в Сирии?» (Politiken, 22.10).

«Путин не сможет вернуть Асаду контроль над всей территорией Сирии. Но, если бомбардировками Россия преследует собственные цели, то она может пожертвовать сирийским диктатором в недалеком будущем» (Dagens Nyheter, 27.10). Шведский военный эксперт Стефан Ринг (Stefan Ring), напротив, считает, что «внезапный поворот России (к поддержке антиправительственных групп в Сирии) может быть выгоден Асаду» (Svenska Dagbladet, 25.10). Исландский блогер Эйнар Бьорн Бььярнасон (Einar Björn Bjarnason) находит, что «действия Путина укладываются в рамки классической стратегии ‘разделяй и властвуй’, то есть, он хочет разрушить единство повстанцев в Сирии» (einarbb.blog.is, 24.10).

Metro Sverige (22.10) и Vasabladet (23.10) отмечают, что «бомбежки (в Сирии) обеспечили Путину рекордный рейтинг».

Норвежский «специалист по России» Morten Strand выделяет следующие цели военной операции России в Сирии: «1) Путин хочет сокрушить ИГИЛ, как он и говорит; 2) Путин хочет мира, но чтобы у Асада сохранились сильные позиции для переговоров; 3) Путин хочет преуспеть там, где Запад потерпел поражение, и показать всему миру, как надо уметь вести дела» (Dagbladet, 23.10).

Свою версию представила датская газета Jyllands-Posten (23.10). По мнению ее комментаторов, «Кремль очень хочет разделаться с тем, что Москва называет однополярным миром, выстроенным под США, и военно-экономическим превосходством Запада. Путин хочет снова сделать Россию ведущим игроком в мировой политике. Сирийский эндшпиль Москва рассматривает как залог своего присутствия на Ближнем Востоке в долгосрочной перспективе. Помимо этого, военная операция в Сирии — отличная возможность продемонстрировать российское вооружение в действии, а это — важная составляющая экспорта России. Наконец, конфликт в Сирии помогает убрать из новостей Украину».

Сёрен Шмидт (Søren Schmidt), доцент университета Ольборга (Дания), совместно с профессором Бьорном Мёллером (Bjørn Møller) выпустивший книгу «Сирийский конфликт», выступил в рамках внешнеполитических дебатов в газете Politiken (26.10) со статьей под заголовком «Наша миссия в Сирии провалилась». Статья открывается утверждением о том, что «прекраснодушные идеалы Запада каждый день приводят к новым жертвам в Сирии». «Вообще, западная стратегия безнадежно противоречива, — пишет автор. — Мы поддерживает курдских сепаратистов, как наших основных союзников в регионе, хотя Турция — член НАТО — воспринимает их как террористов. Мы хотим бороться и с исламским государством, и с режимом Асада, хотя эти двое — злейшие враги. Мы не хотим координировать наши усилия с Ираном, хотя оттуда контролируют иракское шиитское ополчение, борющееся против „Исламского государства“ в Ираке. И Россию мы тоже не считаем частью „хорошей компании“, хотя русские теперь начали бомбить исламистов. Напротив, мы в союзе с Саудовской Аравией и другими странами Персидского залива, несмотря на то, что они много лет пытались экспортировать свой фундаментальный ваххабизм в Левант и поддерживают исламистских повстанцев, которых трудно отличить от боевиков „Исламского государства“... Наша политика — максималистская („Асад должен уйти“), зато наши средства — минимальные, а методы — абсолютно нереалистичные...».

Эксперт считает, что «ахиллесова пята Асада —  то, что его поддерживают только около 25% населения…; он в состоянии вернуть и усмирить только ту часть Сирии, которую сегодня контролирует суннитские повстанцы». Однако Асад «с иранской, иракской, русской помощью и при содействии „Хезболлы“ может консолидировать [подконтрольные ему области] в так называемый Алавистан».

После такого анализа автор задает вопрос: «Итак, каков выбор? Терпеть массового убийцу Башара Асада, но зато остановить гибель людей в Сирии и поток беженцев? Или умыть руки с  предсказуемым результатом дальнейшего разрастания конфликта?». Автор делает вывод: «Вмешательство России в [сирийский] конфликт выявило безнадежность западной стратегии. Реалистичная стратегия такова: остановить кровопролитие в Сирии при сотрудничестве с Россией; остановить войну, разделить Сирию, а затем бороться с большим злом — „Исламским государством“. Такое сотрудничество великих держав может сделать возможным давление на более мелких игроков — таких, как Саудовская Аравия, Турция и Иран».

«Какова же цена вопроса? — в заключение спрашивает автор. — Вполне возможно, что сотрудничество с Россией и Ираном для урегулирования конфликта будет иметь цену в виде отказа от западных санкций против России (из-за Украины) и учет стратегических интересов Ирана в Сирии и Ливане при конфликте с Израилем. Но если это может остановить кровопролитие в Сирии, то разве оно того не стоит?!» (Politiken, 26.10).

СМИ Норвегии полностью сосредоточились на проблеме беженцев, прибывающих через границу с Россией. При этом они отмечают, что «многие бегут не от войны в Сирии, а от нужды и бедности» (NRK, 26.10). В Норвегии продолжают недоумевать: «Всего 35 желающих получить убежище прибыли из России в Финляндию в этом году» (VG Nett, 21.10), зато «беженцы из 21 страны пересекли российскую границу с Норвегией» (NRK, 26.10). Об этом парадоксе пишет и финская пресса: «Уже 1 500 сирийцев пересекли на велосипедах границу Норвегии с Россией» (Hufvudstadsbladet, 27.10).

«МИД Норвегии запросил разъяснений у МИДа России, но не получил исчерпывающих ответов по ситуации с беженцами на границе (VG Nett, 22.10; TV 2 NORGE, 22.10).

Отдельные эксперты видят в европейском миграционном кризисе «руку Москвы». Политический обозреватель ведущей норвежской газеты Aftenposten Кьелль Драгнес (Kjell Dragnes), много лет работавший ее корреспондентом в Москве, считает, что «Россия намеренно отправляет в Норвегию нежелательные элементы в отместку за нашу позицию по Украине». Однако «мы должны непоколебимо держаться своих взглядов, — советует он. — На Востоке если что и понимают, так это твердость!» (NRK, 23.10).

Пресс-служба российского посольства в Норвегии выступила с протестом: «Нас тут изображают как сборище шпионов. Когда журналистам надоедает Украина и Сирия, они принимаются за „старые добрые темы“: „права человека“, „права гомосексуалистов“, „агрессивная российская разведка“. Господа, вам не помешает немного креатива!» (Dagbladet, 22.10).

Газета Aftenposten (24.10) передает с норвежско-российской границы: «В деревне всего 580 жителей — а теперь еще и 150 беженцев...». Побеседовав с сирийскими беженцами, корреспонденты узнали, что «они ждут не дождутся того, чтобы поскорее осесть в Норвегии; один сириец, приехав две недели назад, уже учит соотечественников норвежскому языку, а то, что он сам едва может связать два слова — не проблема…».

Журналистов удивляет, что многие, прожив довольно долго в России, теперь присоединились к потоку беженцев, только что покинувших Сирию. Один из вновь прибывших объясняет: «Мы три года жили в Москве, но там было тяжело, все время проблемы с визой, и детей в школу не устроишь… А тут и еда, и гостиница, и народ приветливый!» В таких обстоятельствах депутат норвежского парламента от Партии прогресса Ян-Хенрик Фредриксен (Jan-Henrik Fredriksen) предложил и вовсе закрыть границу с Россией, потому что «другой альтернативы нет!»

Выросшая во времена холодной войны глава администрации области Сёр-Варангер Сесилия Хансен (Cecilie Hansen), вскоре покидающая свой пост, не хочет возвращаться в прошлое. «Закрытие границы принесет еще больше проблем, — говорит она. — Это просто насмешка над нашей многолетней работой по наведению мостов между Норвегией и Россией». Сменяющий ее Руне Рафаэльсен (Rune Rafaelsen), известный по своей деятельности в Секретариате Баренцева региона как «красный Руне», еще более категоричен: «Депутаты должны быть серьезными людьми, а это просто смех какой-то!» (NRK, 24.10).

Сотрудники неправительственной шведской организации PeaceWorks решили по-своему отметить 70-летие ООН. Они выступают за запрещение «незаконных вето». «Конфликты на Ближнем Востоке и на Украине показывают, что вето — смертельное оружие в руках постоянных членов Совета Безопасности». Инициативная группа предлагает странам, имеющим право вето, добровольно отказаться от него, если речь не идет об угрозе для безопасности или суверенитета данной страны. «Таким образом, произойдет истинная демократизация Совета Безопасности и уменьшится число опасных вето. А те государства, которые откажутся сотрудничать, постигнет маргинализация» (Upsala Nya Tidning, 24.10).

Дело Эдварда Сноудена (Edward Snowden) стало темой для интервью известного британского журналиста Люка Хардинга (Luke Harding), приглашенного на книжную ярмарку в Хельсинки в связи с выходом финского издания его книги о Сноудене. Журналист находит, что «Сноуден застенчив и очень мил», зато с другим известным разоблачителем, Джулианом Ассанжем (Julian Assange) у него отношения не сложились. «Он (Ассанж) любит греться в лучах славы… Джулиан хочет опубликовать все (что попадает ему в руки); я же думаю, что немного секретности не помешает». Люк Хардинг вспоминает: «В квартире, где я жил с женой и детьми (в Москве), было видеонаблюдение, так что я понимаю, как это бывает, когда у человека нет никакой частной жизни». Что касается Сноудена, то, «пока Путин в России, Сноуден, скорее всего, тоже будет там…, Но что будет, когда режим в России падет? — а это время ведь когда-нибудь наступит!» (Yle, 24.10).


Опубликовано: 28/10/2015 16:40
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

Комментариев нет:

Отправить комментарий