...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

суббота, 10 января 2015 г.

Когда картонные люди желают подкрепить свои убеждения классикой, их может ударить в картонный лоб

prilepin
Если спросить у прогрессивного человека: Россия — молодая страна? Молодой народ? Литературе нашей всего двести лет? Пока там были Шекспиры у нас не было никого? - прогрессивный человек ответит: да, молодой народ, предстоит пройти долгий путь, чтобы цивилизоваться, совсем молодая литература. Где Англия, Франция, Германия — и где мы! Ах, ах. Они научили нас всему — но мы учились плохо, посмотрите сами на результаты.
Потом можно спросить прогрессивного человека: уважаете ли вы Дмитрия Сергеевича Лихачёва? - он тут же скажет: безусловно, это один из столпов, истинный демократ, сидел на Соловках, великий учёный.

А следом надо мстительно процитировать Лихачёва, который ещё тридцать лет назад писал: «Русской литературе без малого тысяча лет. Она древнее, чем литературы английская, французская, немецкая. Её начало восходит ко второй половине X века».
Это, впрочем, ничего не изменит.
Прогрессивный человек отойдёт от вас на десять шагов и прошепчет: «Дурак! Болван! Невежа!»
А про себя подумает: ах, как трудно жить среди охлоса.


А нам-то как грустно жить вокруг тебя. Но ничего, терпим.
Вот ещё из Лихачёва: «Авторское начало было приглушено в древнерусской литературе. В ней не было ни Шекспира, ни Данте. Это хор в котором совсем нет или очень мало солистов и в основном господствует унисон. И тем не менее эта литература поражает нас своей монументальностью и величием целого...
Древнерусские писатели — не зодчией отдельно стоящих зданий. Это — градостроители. Они работали над одним общим грандиозным ансамблем. Они обладали замечательным «чувством плеча»...»
И далее:
«Чувство значительности происходящего, значительности всего временного, значительности истории даже человеческого бытия не покидало древнерусского человека ни в жизни, ни в искусстве, ни в литературе. Человек, живя в мире, помнил о мире, как огромном единстве, ощущал своё место в этом мире. Его дом располагался красным углом на восток. По смерти его клали в могилу головой на запад, чтоб лицом он встречал солнце. Его церкви были обращены алтарями навстречу встающему дню. Восток символизировал собой будущее, Запад — прошлое».Тут писатель и художник Максим Картон, открыл свою конторку, и рассказал нам, что проклятые патриоты оболгали великую русскую литературу, которая состояла из таких, например, пацифистов, как Маяковский.

Товарищи из АПН-СПб специально подготовили подборку самых пацифистских строчек Маяковского. Нате, как говорится.

Сдал австриец русским Львов, где им зайцам против львов!
Да за дали, да за Краков пятить будут стадо раков!

Немец рыжий и шершавый разлетался над Варшавой,

Да казак Данило Дикий продырявил его пикой.

И ему жена Полина шьет штаны из цепелина.

Австрияки у Карпат поднимали благой мат.

Гнали всю Галицию шайку глуполицую.

В славном лесе Августо́вом

Битых немцев тысяч сто вам.

Враг изрублен, а затем он

Пущен плавать в синий Неман.

Другим пацифистом был назван Есенин, причём с отсылкой к поэме "Пугачёв" - гениальной апологии бунтаря и бешеного народного мстителя, кровопийцы, прямо говоря - перед которым Стрелков и Моторола выглядят, как люди глубоко интеллигентные и чрезмерно тактичные.

Когда отдельные картонные люди желают подкрепить свои милейшие, как у Манилова, убеждения русской классикой, их может ударить током прямо в картонный лоб.
Философ Кантор даёт огня. Цитируем!
"...следовало сказать, что стихи "Клеветникам" – ходульные и глупые, этакое поэтическое камер-юнкерство. Но мы ведь стесняемся – как можно? К тому же вот и Бродский оскоромился, написал имперские стихи про Украину: "плюнуть что ли в Днипро" – и нельзя же сказать, что Бродский писал много кокетливых и глупых строк, заигрался в Вергилия при империи. Так не принято говорить в интеллигентных кругах, вот и промолчали. Достоевский был империалистом, бесспорно; были служаки: Симонов, и Фадеев...
(Но) великий пацифист Маяковский, автор строк "Знаете ли вы, бездарные, многие, думающие, нажраться лучше как, — может быть, сейчас бомбой ноги выдрало у Петрова поручика?.." – его что, в агрессоры записать? Есенин, написавший в поэме "Пугачев" эпизод с преследованием калмыков... цену колониализму знал".
Короче, расклад такой, ну-ка, построились. Камер-юнкер Пушкин, служака Симонов, рыжий Верглий Бродский, и Достоевский-чё-с-него взять.
Вдоль строя прошёл Кантор, одному ткнул в живот, другому покрутил пуговицу, третьему плюнул на ботинок.
Привел им в пример пацифиста Маяковского и пацифиста Есенина.
Ну, тех самых пацифистов, которые спокойно взирали на аннексию Украины и писали в это время свои большевистские оды, вместо того, чтоб как Кантор... в лицо тиранам...
Я когда Кантора читаю, мне хочется повизгивать от удовольствия, по-детски. Но голос сорвал, не могу. Поэтому молчу и моргаю. Молчу и моргаю. Нет, он серьёзно всё это сказал? Там ещё есть про Лермонтова, который был против колониальных войн. Зря Гумилёва не назвал в числе пацифистов.