...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

воскресенье, 12 октября 2014 г.

Во всём этом есть какая-то тихая пакость...

"О светло светлая и красно украшенная земля Русская! Многими красотами ливишь ты: 
озерами многими, дивишь ты реками и источниками местночтимыми, горами крутыми, холмами высокими, дубравами частыми, полями дивными, зверьми различными, птицами бесчисленными, городами великми, селами дивными, боярами честными, вельможами многими, — всего ты исполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская!"

prilepin
Написано во Владимире примерно в 1240 году. "Слово о погибели Русской земли". Государственности лет триста - а какое уже устоявшееся чувство Родины. 
На передовицу Проханова похоже немножко, да?
Последнее время, шаг за шагом, пытаются русскую историю подкоротить, лет эдак на 500. Чтоб всё с тем же острым чувством говорить про "молодой народ" и "молодую литературу", и всё такое прочее.
Не верьте, здесь и 800 лет назад жили такие же люди, как мы. На фоне просвещённой Европы, со своими повадками, со своим патриотическим угаром и странным чувством к вельможам. И с отличным литературным слогом, вот что ещё надо отметить. 
Единственно что: тогда, возможно, ещё не знали, что погибель земли Русской - это её обычное состояние. Она всегда погибает. Надо уже к этому привыкнуть за тысячу лет.

Cлушал сегодня на одном хорошем радио колонку одного крайне правильного журналиста, который говорил вроде бы, с позволения сказать, правильные вещи.
О том, что найдены захоронения на территории Донецкой и Луганской. О том, что война зла. О том, что все убивают всех.
Во всём этом сразу же почувствовалась какая-то тихая пакость.
О, да, вот, говорил он, война извлекает на свет садистов и негодяев. О, да, вот, иногда государство контролирует их, как - цитата - в случае Французского легиона. (Он что, служил во Французском легионе? - подумал я). А иногда государство не контролирует. "И тогда, - говорит он, - там появляется огромное количество Чикатил".

Сводилось всё к тому, что раньше времени выводов по захоронениям делать не надо - а надо дождаться своего Нюрнбергского суда.
С виду вроде всё пристойно, а на поверку какое-то дрянцо сочилось всё время в его речи. 
Потому что, во-первых, понятно, что - с той стороны - "государство контролирует" - и там, значит, почти "Французский легион", а здесь - не контролирует - и, значит, даже если доказательства очевидны и страшны - "не надо нагнетать",а лучше дождаться европейского суда самых объективных в мире европейских специалистов.
Потому что мы, прогрессивные люди, знаем, повторимся, что война привлекает на любую войну, в том числе, и в ополчение - "много Чикатил". Про Чикатил он повторял с особым тихим и уверенным чувством.
Этот хороший и правильный человек из Иванова ни одного ополченца вблизи не видел, я уверен. Ну и что? Ну и что же? 
В целом, он же нигде не наврал. Просто "предположил", что замученных людей могли убить все желающие. 
Когда падал самолёт, он не предполагал, что самолёт мог уронить кто угодно. А тут вдруг сразу стал строить версии. 
...Ах, почему же такое стойкое ощущение подлятины, никак не могу понять.

Тут люди сердятся, что я вспоминаю про Шукшина в новороссийском контексте. 
Ладно бы Шушкин. Шукшин точно был "ватник" и "лучшие люди" на него нынче не обращали бы внимания, как не обращают внимания на Валентина Распутина и как не воспринимали они совсем недавно Василия Белова. 
Куда веселее было бы с Сергеем Курёхиным. Ах, как бы весело было с Курёхиным. Истинный европеец, гений, парадоксов друг, товарищ Лимонова и Дугина - о, как бы он изобретательно издевался бы над самыми прогрессивными взглядами. Потому что самые прогрессивные взгляды были бы естественно у него.
Наши рок-звёзды плакали бы друг у друга на плече, когда был бы Курёхин здесь.
...и ещё не хватает Анны Политковской. Что-то подсказывает, что она была бы столь же последовательна, как Бабицкий, например. Если чеченцам нужна была свобода - так почему же не предоставить её шахтёрам, чем они хуже? Если Грозный нельзя бомбить - так почему можно Донецк?
Политковская первая из рукопожатной среды признала нацболов, ходила на все наши суды и мероприятия - она была человеком высокой чести. Человека она ставила выше идеологии.
...сейчас по Луганской и Донецкой областям едет одна моя знакомая правозащитница, которую я воспринимал долгое время, как наследницу Политковской. Жду, что скажет она. 
На самом деле, вокруг нас идёт экзамен на тему: кто здесь настоящий европеец, кто здесь истинный гуманист, кто здесь наследует идеалам высокого человеческого достоинства. 
Вокруг нас бегают толпы людей, которые перепутали ответы с точностью до наоборот.

Людмила Улицкая во Львове: «Европа воевать не хочет. Украина, насколько я понимаю, тоже воевать не хочет. Воевать хочет наш президент [Путин. В.В.]. Удастся ли его остановить – не известно. Но хотелось бы, чтобы за руку все-таки взяли».
Возьмите кто-нибудь Путина за руку. Дай, Джим, на счастье лапу мне.
Ещё мне понравилось у Людмилы Улицкой высказывание про то, что Россия "наточила когти" в Чечне, в Абхазии, продолжает на Украине теперь. "Надо её остановить". Ну, то есть, взять за когтистую руку.
Когти есть только у России, вестимо. Это Россия уломала Саакашвили пойти воевать на Абхазию, Хаттаба в Дагестан, а Порошенко в Донецк. Он не хотел, но пошёл. 

Никто не хочет воевать. Но когти, когти. Когти когтят.