...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

воскресенье, 28 сентября 2014 г.

Мерзость пропаганды, или КТО и КАК сражается на Украине

Вот эти странные мелочи - вроде пустяк, которые накладываясь на прочие, создают, тем не менее, объемную картину:
- Сбили самолет - тут же заявили (как сговорившись): "Русские", обещали через две недели представить отчет, нет до сих пор (уже говорят про пол-года).
- Начинают находить захоронения мирных жителей, запытанных и изнасилованных, с извлеченными органами. Киев заявляет: "Не мы! Провокация!" Навстречу распространяются истории про мародерство и негуманное поведение повстанцев у наших СМИ (ЭХО, Нью Таймс...).
Вот, теперь стали пленных обменивать. Кто, как в плохой карточной игре - гражданских выдает за военных? Сначала утюжат артиллерией, потом хватают абы кого на улицах, чтобы менять на своих? Нормальное подлое  шулерское поведение.

- Ага, русские виноваты во всех бедах, полномасштабное вторжение и все такое - а где хоть один русский солдат среди плененных? Хоть крапленый? За пять месяцев войны? Нету? Война есть, агрессор есть, а солдат нет?

В общем, когда "передовые люди" говорят про зомбоящик, никто не хочет обратить внимание, что на "Первом" и в "Вестях" - умная доказательная уважающая зрителя информация, а не причитания про "привычку верить в телевизор", ватники и быдло.  И кто тут зомбо? Мастер Каморки

prilepin
 Только написал про настроение ополченцев, тут же налетели с разговорами за российскую армию, которая там пять месяцев воюет.
Ну, давайте разок для разнообразия скажем, что армия зашла и задавила "всей мощью".
В этом случае всё равно возникает тихий, но угрюмый вопрос.
При обмене пленных - 99,9% украинских пленных - вооружённые силы и коломойские отряды. Знаю, что в плену есть целый украинский полковник и много офицеров младшего звена.
А новоросской стороне передают 100% ополченцев, из которых, как я и говорил, две трети - местные, дончане и луганчане. Остальные из России заехали.
Поймали одно отделение десантников, которые не успели выстрелить ни разу. И ещё нашли могилы погибших.
А почему в плену-то нет никого? Война идёт пятый месяц, нашли бы хоть одного младшего сержанта, обменяли б на своего майора, а то и полковника.
А?
Тымчук заходил сюда и сказал, что украинская армия давно убила всех ополченцев. А я видел, что они живые, и их очень много.
В плену у украинской стороны сейчас находится полторы тысячи человек. В плену у ополченцев - пятьсот. У ополченцев почти все 500 - военные. А у стороны украинской - полторы тыщи человек - партизаны и активисты.

Незадача, да?


Украинский народ безусловно есть, и был, но украинцев как политическую нацию придумали (развратили) сначала, так или иначе, «немцы», а сейчас её додумывают, условно говоря, «немцы» очередные, Михаил Борисович, Людмила Евгеньевна и Борис Ефимович.
Самое главное сообщить украинцам, что они теперь «взрослее русских». (Прежние «немцы» делали то же самое).
Русские-то облажались, не пошли в Европу взять взаймы европейского ума, остались жить при своём куцем умишке - и теперь надо скорей объявить, что «проект Россия закрывается».
На самом деле Ходорковский и компания относятся к Украине именно как к ребёнку, которые слушается и идёт, куда зовут. Именно за это послушание ему и говорят: ах, какой ты взрослый, совсем большой, всё понимаешь.
«Сам, са-а-а-ам... Вот молодец! Ложечку берё-ё-ём... и в ро-о-от! Вот умница!»
Взрослый в данном случае — это когда ты делаешь, как хочется самым взрослым.
Вы на них посмотрите внимательнее: может, они и не взрослые никакие? Может, вас разводят злые малолетки с соседнего двора.
_____________________________________________________
Валентин Григорьевич Распутин (рассказ «В ту же землю»):
« - Я тебе скажу, чем они нас взяли... Подлостью, бесстыдством, каинством. Против этого оружия нет. Нашли народ, который беззащитен против этого. Говорят, русский человек — хам. Да он крикун, дурак, у него средневековое хамство. А уж эти, которые пришли... Эти — профессора! Гуманисты! Гарварды! - ничего страшней и законченней образованного уродства он не знал и обессиленно умолк».
Обессиленно умолк. И сам Валентин Григорьевич тоже давно обессиленно молчит. А ведь надо бы пойти у него и спросить, что он думает сегодня.
_____________________________________________________
Сейчас говорили с одним человеком, которого я очень уважаю, про разницу между воевавшими в Чечне в 96-м году и теми, кого я видел в Новороссии.
Я говорю, что в Чечне не было ощущения радости и дружелюбия - всё-таки "срочники", как правило, мучительно замудоханные и затравленными глазами, всё-таки даже ОМОН и СОБР - и те отправлены в командировку, пусть даже и поехали добровольно. Всё-таки не столь полное ощущение собственной правоты.
В Новороссии совсем, совсем иначе.
Там люди сами сделали свой выбор - они свободны, как никогда. Это такая демократия, которая нам и не снилась. И они счастливы оттого, что сделали свой собственный - и что важно - жертвенный выбор.
Поэтому в Новороссии всё время ощущение какого-то праздника, ярмарки, доверия друг к другу.
Жертвовать собой - занятие праздничное, упоительное, улыбчивое.
_____________________________________________________
Украинствующий хохол — не наш брат, ласковый и щедрый украинец, с его поэтичностью, с его борщом, с его песней, с его лукавством, с его чертями, с его всем, - не он, а вот этот самый хохол, решивший, что он сворует русскую историю и то, что можно унести из русской культуры — Чайковского, Булгакова, Ахматову, Утёсова и академика Королёва заодно, сделает соседскую историю своей, спрячет Рюриковичей и авторов «Русской Правды» за пазуху, на одном знамени напишет какой-то нелепый, из Ильфа-Петрова, «Конотоп», а на другом - «Бандера» — и пойдёт со всем этим в Европу, чтобы стать европейцем, не взирая на оселедец, очаровательные привычки и шаровары — этот хохол: оживший ад Гоголя.
Николай Васильевич лежит в гробу вместо Хомы и тут входит Вий с лицом Порошенко, с телом Тимошенко, с глазами Тягнибока, с речью Кличко. Гоголь пытается проснуться и не может проснуться. Гоголь силится позвать на помощь Пушкина, а Пушкин не идёт.
Украине надо было бы идти в Европу налегке — оставить весь этот мусор, и вперёд, на подводной запорожской лодке.
Нет, она тащит за собой всю Россию, с её ордынским игом, с её Сибирью, с её толстоевским, с её чехонте, с её Колымой, Первой Мировой и Второй Мировой — тут тоже традиционная украинская жадность проявляется: «...надорвусь, пупок распущу, кишки вывалю — а мешок не брошу, кастрюлю не брошу, зубило и точило в зубы возьму, но дотащу... И Александр Невский тоже был украинец, имейте в виду! И Ростов украинский город! И Муром! И Виктор Некрасов украинец! И Николай Некрасов — тоже!»
Троцкого ещё заберите. Тащите всех подряд: великий украинский полководец Дмитрий Донской, великое украинское донское и яицкое казачество, великая украинская одесская школа, Багрицкий, Сельвинский и Катаев с Олешей, у Зощенко — фамилия на «о», и всех, кто ступал на землю Крыма нельзя забывать, великий украинский поэт Максимилиан Волошин, например. Всех в одну сковороду. Ничего не жалко. Давайте мы сами сверху сядем.
Лучком надо присыпать, укропчиком. Вкусно будет. Раззевайте рот пошире.
_____________________________________________________