...Искусство — единственная серьезная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным. Оскар Уайльд
Видеть в жизни больше, чем бытие - идеал, красоту, небесный промысел - это одно составляет предмет Искусства
...Искусство, не имея никакой настоящей причины - может быть, есть самое очевидное доказательство бытия Бога. Мастер Каморки

2013/10/28

Четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы»

Враг пришел! Враг! Настаиваю на этом, говорю и всегда говорил. В наших городах идет гражданская война. Иначе сказать не могу. Все же прекрасно понимают: есть неприкосновенные пространства. Не выросло еще поколение архитекторов, которое имеет моральное и профессиональное право прикасаться к Петербургу. Да и в России этого поколения архитекторов еще нет. Я не знаю ни одной фигуры, я не знаю ни одного имени человека, профессиональные достижения которого давали бы ему право строить что-то в Петербурге.
Если победитель Конкурса осуществит свое право на строительство Комплекса зданий Высших судов - это, без всяких оговорок, будет настоящая всероссийская культурная катастрофа. В такой революционно-ретроградной стилистике, да еще в каменном исполнении колоссальных ордеров, это произведение убъет не только своих ближайших архитектурных соседей, но поразит и весьма удаленные от него городские ансамбли - улицу Росси с Александринкой, Гостиный двор с Публичной библиотекой, комплекс Смольного. Все превратится в гипс и картон... Вообще, у меня есть большие сомнения в самой возможности современной ансамблевой застройки в исторических границах Петербурга. Видя, как часто наши уважаемые Мастера могут быть бесцеремонны в своем профессиональном диалоге с шедеврами прошлого.

Архитектурные проекты нового квартала на проспекте Добролюбова опубликованы на сайте президентской библиотеки. Там, где раньше собирались построить «Набережную Европы», теперь расположатся здания высших судов России и дворец танца Бориса Эйфмана. Комиссия во главе с управляющим делами президента Владмиром Кожиным отобрала четыре проекта — «Архитектурной мастерской Атаянца», бюро «Земцов, Кондиайн и партнёры», «Студии 44» и бюро «Евгений Герасимов и партнеры». Именитые российские архитекторы предлагают не превышать высотный регламент, воссоздать исторические постройки и сделать дворец танца похожим на вторую сцену Мариинского театра. Источник

«Архитектурная мастерская Атаянца» (победитель конкурса)


Преподаватель истории архитектуры и поклонник классицизма Максим Атаянц предлагает воссоздать фасады Тучкова Буяна — складов, созданных архитектором Антонио Ринальди. В 1920-х их перестраивали, но Атаянц намерен продолжать традиции и строить новые здания в том же стиле. Суд и Судебный департамент не закрывают вид на Князь-Владимирский собор со стороны Дворцовой набережной, «показанный на картинах Чернецова и Айвазовского, на гравюрах Перро и фотографиях Буллы». Центр нового квартала — Дворец танцев с цилиндрической аркадой. От площади у театра к набережной идут две видовые жилые улицы.
«Земцов, Кондиайн и партнёры»

Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №10.Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №13.Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №16.
На набережной Земцов, Кондиайн и Миронов предлагают разместить озеленённый бульвар шириной 60 и длиной 400 метров, ведущий от Тучкова моста к Дворцу танцев, а от него — по видовой улице к Князь-Владимирскому собору. Дворец Эйфмана архитекторы видят «воздушным» и «ажурным», а здания судов, на контрасте, — массивными и строгими. Перед главным фасадом здания Суда отведено место под небольшую площадь, повторяющую силуэт стрелки Васильевского острова. Все судебные здания построены вдоль проспекта Добролюбова, а жилые — с большими благоустроенными дворами, кафе и магазинами — в центре квартала.

«Студия 44»

Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №24.Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №21.Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №22.
Явейн, Кожины и ещё несколько архитекторов Студии решили воспроизвести планировку улиц 1717 года плана Леблона-Трезини — все здания перпендикулярны набережной, как на Васильевском острове. Дворец танцев обращён главным фасадом к Малой Неве. От Биржевого до Тучкова моста идёт прогулочная набережная, от неё в глубь квартала отходят пешеходные дорожки и мосты. «Студия 44» широко использует в проекте колоннады, аркады, открытые и крытые галереи. По задумке архитекторов, «они и маркируют, и размывают границу между зданием и окружающей средой».

«Евгений Герасимов и партнеры»
Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №25.Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №26.
Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №27.
Авторы предыдущего проекта — «Набережной Европы», — враждебно встреченного градозащитниками, предложили сразу две архитектурные концепции. В первой — жилые здания, суды и Дворец танцев перпендикулярны набережной, во второй — Дворец танца скрыт внутри квартала. В обоих случаях вокруг театра располагается парк. Фасады в классическом стиле «подчёркивают государственное значение комплекса». Жилая зона в северной части квартала оформлена в «традиционной исторической стилистике».
Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №30.Суд идёт: четыре проекта квартала на месте «Набережной Европы». Изображение №29.